Василий ПЕСКОВ, Фото автора. (19 сентября 2008)
Окно в природу: Лётное поле

Окно в природу: Лётное поле

Каждый день число их тут возрастает.
Журавли перед отлетами на зимовку собираются в стаи на севере от Москвы на линии вблизи Кимр и Талдома. Тут они кормятся перед дальней дорогой и тренируют ставший на крыло молодняк. Условия подходящие - полевые равнины с открытым пространством, где безопасно держаться днем, и болота, где птицы ночуют.

Место для наблюдений мы выбрали на пространстве между деревнями Збынёвля, Тришиха, Наумово и Майково. Пункт наблюдения в самом центре полей представлял собою гору камней, оставленных ледником и собранных полеводами в кучу, заросшую бурьяном, бузиной, березками и крапивой.

С охотоведом Олегом Максименковым мы обвязались выше пояса ветками и сели в зарослях горки с надеждой, что с поля птицы нас не заметят.

Но мы, конечно, спугнули сторожкую стаю. Журавли отлетели с криком за лес, там покружились и минут на сорок исчезли. Но кормовые поля они не забыли. Над нами сначала пролетели четыре разведчика и, как видно, ничего опасного не заметив, вернулись к стае. Она из-за леса появилась на небольшой высоте, но села в стороне от нашей горы, однако бинокли подавали всю компанию прямо к глазам.

Журавли - птицы, всеми любимые по многим причинам. Они крупные, их видно в полете, и летят они интересно: клином или «веревочкой». И слышим мы их громкую, волнующую людей перекличку. Происходит это либо весной, когда, скажем словами поэта, «на крыльях несут тепло», теперь же их курлыканье - знак осени. 

Однажды в начальный день сентября шофер автобуса, шедшего в Москву с аэропорта «Быково», увидев пролетающих журавлей, остановился. «Выходите скорей. Полюбуйтесь...» Это была минута для всех счастливая. Птицы, словно понимая к ним интерес, сделали полукруг и, на ходу перестраиваясь, растворились в осенней дымке. Кто-то вздохнул: «Уносят лето...» И все благодарили шофера - журавлей в наше время увидишь редко. Когда поехали, разговор в автобусе шёл о птицах - почему их пролет с перекличкой так волнует, так привлекает вниманье? Вспомнили песни с образом журавлей. Я вспомнил умершего отца. Никогда в жизни не видел его плачущим, но песня о журавлях («И в том строю есть промежуток малый, быть может, это место для меня...») в последний год жизни заставляла отца смахнуть слёзы.

Иногда крик журавлей мы слышим, не видя птиц. Это бывает весной, когда журавлиные пары синхронным криком в два голоса подтверждают верность друг другу, верность вместе растить журавлят. Трубный «серебряный» звук где-нибудь у лесного болота заставляет остановиться и даже дыхание затаить. «Торжествующим криком» назван этот дуэт знатоком журавлиной жизни. 

В бинокли с Олегом мы хорошо видим журавлиную стаю. В ней нетрудно различить семейные группы: мать, отец и дети-подростки - один или два. 

И при полете семьи держатся вместе. Родителям важно подкрепить инстинкты и обученье - надо знать молодежи, как взлетать и садиться при ветре, как находить свое место в полетной цепочке, как реагировать на крик журавля-сторожа. 

Брем назвал журавлей «благороднейшей птицей». Название верное. Стройные, на высоких ногах и с поднятой высоко над землей головой, журавли очень красивы. И повадки их привлекательны: не суетливы, степенны, исполнены достоинства. Их походка нетороплива, взлет не панический, но скорый. Широкие мощные крылья плавными взмахами несут их быстро, и непонятно, какая сила заставляет их соблюдать «походное построенье». В полете тело их вытянуто в струну - сзади линия ног, а голова на тонкой шее подобна брошенному копью.

На земле журавли ведут себя компанейски - нередко танцуют или играют, кидая вверх палочки, пучки травы с комочком земли на корнях. И не просто кидают, но и ловят клювом эти «игрушки». Наблюдать журавлиные игры - редкое удовольствие. 

Птицы эти во всем мастера - выносливые пешеходы и резвые бегуны, умеют хорошо плавать и лететь долго днем и ночами (есть снимки птиц на фоне полной луны). Зимуют «наши» журавли в Африке. Я видел их в Уганде, в верховьях Нила, на речных островах. Тут есть у них враг (крокодил), которого они хорошо знают и редко становятся его жертвой. 

Журавли не боязливы (врагов в природе у них в наших местах практически нет). Но осторожны, людей боятся. Однако нет более привязанной к человеку птицы, её смолоду воспитавшему. За Чеховым в Ялте ручной журавль ходил по пятам, «проявляя удивительную сообразительность».

Тут на поле за Кимрами журавли кормятся и приучают (тренируют) сеголетков к предстоящему дальнему путешествию. Они то и дело побуждают их, подавая пример, полететь. Всё пространство, где они кочуют с места на место, представляет собою кормное и летное поле.

Желанный корм журавлей - зёрна разных растений, предпочтительно злаковых (а любимое лакомство птиц - горох и зеленые чечевичные плети, унизанные стручками. Хорошо видно, как именно этот корм выискивают они у края овсяного поля). Время от времени журавли садятся на зеленеющий клевер. Но чаще всего мы видим их на свежей пахоте. Тут, мерно шагая по полю, они клюют червяков, жуков, кузнечиков, находят клубни и корни растений, не упустят мышь или ящерку, а в воде ловят лягушек и мелкую рыбу.

У стаи есть сторожа. Во время кормежки их дело всё видеть и вовремя поднять тревогу пронзительным криком «кроон!». Стая при этом немедля взлетает. Но, обнаружив, что тревога вызвана проезжающим по проселку автомобилем, стая снова садится на поле. Собака, возле опушки хватающая коров за хвосты, помогая пастуху собрать стадо, журавлей нисколько не беспокоит, привыкли: «это не опасно». Нас в зарослях журавлиная стая не замечает. Мы рискуем даже время от времени разминать затекшие ноги, чуть шевелиться. 

Число птиц ежедневно растет. Они покидают места, где гнездились, иногда одолевая немалые расстоянья. Новоприбывших компанейские птицы принимают приветливым хором. Среди журавлей пасутся стаи грачей, а пара воронов буквально у ног великанов что-то в пахоте ищет - терпимость с обеих сторон поразительная.

Первую школу полетов молодые журавли проходят вблизи от гнезда. Тут же «на большом сборе» их способность держаться на крыльях и быть выносливыми растет. Готовности лететь к месту зимовки тысячная армада птиц достигает к концу сентября. Но есть какая-то причина, заставляющая птиц не торопиться с отлетом. И наконец (часто уже в октябре) вдруг сразу птицы заполоняют собою небо и с трубными криками (в разных местах!) подымаются, иногда кружатся над полями, как бы прощаясь, и улетают. Какой сигнал и откуда они получают, что время лететь? Можно предположить: ждали попутного ветра. В миграции птиц фактор этот значительный. («Ветер в спину» даже и для людей важен.) Возможно, попутные ветры помогают журавлям в короткое время с редкими остановками на кормежку и отдых достигать места зимовки на Ниле...

Пожелаем благороднейшим птицам, которых так мало осталось в природе, счастливой дороги.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии делопроизводитель Днепропетровск