Татьяна КОСТЕНКО («КП» - Харьков») (31 мая 2007)
«Украина мне должна 12 миллионов долларов»

«Украина мне должна 12 миллионов долларов»

Бизнесмен из Харькова семь с половиной лет дожидался приговора в СИЗО

Харьковский Монте-Кристо

Случившееся с харьковским предпринимателем напоминает историю знаменитого героя Александра Дюма. На вершине успеха молодой человек попал в тюрьму по обвинению в убийстве. Кроме того, как утверждает Сергей, он тоже стал жертвой предательства близких людей, и, как и в случае с литературным персонажем, несправедливость длилась годы. Даже за самое жестокое преступление при вынесении приговора о пожизненном заключении виновному дают не более пяти лет тюрьмы, а дальше - колония. Буров же провел в СИЗО семь с половиной лет, что гораздо страшнее, чем тюрьма, где ты хотя бы работаешь. В СИЗО весь мир ограничен четырьмя стенами, прогулка длится всего час в сутки, каждую неделю - обыски.

Сегодня Сергей повсюду носит с собой Уголовный кодекс.

- Это теперь я разбираюсь в праве лучше выпускника юридической академии, - невесело усмехается мой собеседник. - А вот в 1995-м, когда меня задержали, даже не понял, что это арест.

Тогда Сергей Буров был преуспевающим бизнесменом. Отличник учебы, комсорг курса и мастер спорта, он по окончании физмата Харьковского госуниверситета быстро сообразил, что наука не приносит денег, и одним из первых в городе, как только вышел закон о кооперации, открыл свое дело.

- На чем зарабатывала тогда КПСС? - вспоминает предприниматель. - На периодических изданиях: при тираже в 20 миллионов себестоимость - копейки. Мы не стали изобретать велосипед, а просто последовали этому примеру. Но поскольку для выпуска газеты требовалось разрешение обллита, решили печатать фотообои: доходность та же, а мороки никакой. Товар был в дефиците, спрос - сумасшедший.

К середине 90-х на Бурова только в Харькове работали семь предприятий и еще несколько в России и Болгарии. Его состояние оценивалось в 800 тысяч долларов. Он имел две квартиры, дом под Гаграми. Подумывал о строительстве коттеджей и частной гостиницы, уже закупил необходимые материалы. Но внезапно все рухнуло.

Подставил младший брат

Буров вспоминает: в Крыму к нему подошли милиционеры, представились, сказав, что они из Харькова, и попросили пройти с ними. Машина прямиком доставила Бурова в харьковский следственный изолятор. Там ему предъявили обвинение в убийстве. Причем одним из обвинителей оказался его родной брат Андрей!

- Он был тогда классическим блудным сыном: воровал, пил, принимал наркотики, - вздыхает Сергей. - Его дважды судили, но он продолжал водиться с рецидивистами. В убийстве одного из своих «приятелей» он меня и обвинил.

Андрей дал показания, что якобы его брат-бизнесмен повздорил с местным авторитетом Гречко, после чего отвез обидчика на берег реки Лопань, убил и закопал. Мотив: «За то, что тот повредил домовладение родителей Бурова и избил их» (цитата из дела).

- Как я узнал позднее, тот авторитет потребовал от дружков Андрея возвратить карточный долг, и они избавились от него, чтобы не платить. А потом решили все повесить на меня, - сокрушается Сергей. - И ведь доказательств никаких не было. Ни крови на моей одежде, ни орудия убийства, на котором бы остались отпечатки пальцев. Более того, у меня было алиби: в ночь убийства меня видела моя бывшая жена. Она приехала за алиментами, но не смогла меня разбудить: накануне я попал в ДТП, решил конфликт полюбовно с другим водителем, после чего мы оба крепко выпили. Как не очень ласково заявила потом моя бывшая: «Он выглядел, словно животное». Но даже при таких неопровержимых доказательствах моей невиновности следствие вынесло обвинение!

В тюрьме спасал Шопенгауэр

Дважды - в 1996 и 1998-м - суд отправлял дело Бурова на доследование. В 2000 году последовал первый приговор: 13 лет лишения свободы. Апелляционный суд отменил данное решение, и следствие снова возобновили. Все это время Сергея держали в СИЗО. Описывая те дни, он сразу мрачнеет.

- В 1995 году произошла авария на Диканевских очистных сооружениях. Воды не было, туалет прямо в камере, смывать нечем. Вонь, смрад, мухи… В камеры, рассчитанные на 30 человек, набили по 120. Еда - кабачки, перловка и баланда из вареной кильки, которую отказывались есть даже кошки. Люди умирали прямо на глазах. Я чудом выжил и даже ничем не заболел.

- Что помогло не сломаться?

- Даже не знаю. Упорно писал во все инстанции. А еще читал книги. Увлекся Лазаревым и его теорией душевного оздоровления. Открыл для себя Кастанеду и Шопенгауэра. Последнего хоть и называют «великим пессимистом», но меня эти книги здорово поддержали.

Вышел Буров лишь в 2004-м: очередной суд приговорил его к семи с половиной годам лишения свободы, которые он и так уже отсидел.

- Я сам виноват, - досадует Сергей. - Все тогда были под кем-то: или под ментами, или под бандитами. Я же считал, что свобода превыше всего. А имел бы «крышу», за меня б заступились. Я ведь догадывался, почему посадили: кому-то очень хотелось прикрыть мой бизнес. Донимали проверками, на полгода изымали документацию. Так, кстати, многие фирмы обанкротились. Но я тогда подстраховался. Пока одно мое предприятие проверяли, второе платило за него налоги, поэтому долгов перед государством у меня не было. И вдруг убийство, в котором замешан брат!

Андрея элементарно купили, пообещав, что он станет правопреемником моего бизнеса. Дурачок! Ничего ему не досталось, все исчезло в неизвестном направлении.

Обидчиков наказало Провидение

Теперь Сергею сорок четыре года. От былого богатства не осталось и следа: ни машин, ни недвижимости, ни денег. Родители умерли спустя месяц после того, как Сергея задержали. С разницей в неделю у отца, а потом и у матери случился инфаркт. Но, в отличие от Монте-Кристо, Буров не начал мстить обидчикам.

- Те, кто меня подставил, и без меня наказаны. Кем-то свыше, - убежден Сергей. - У брата два года назад случился инсульт, отказали ноги, и он сейчас инвалид первой группы. Его дружок сидит в тюрьме. Еще у одного участника тех событий, приятеля Андрея, туберкулез открытой формы. Не знаю даже, жив ли он еще.

3 мая Апелляционный суд Харьковской области подтвердил приговор районного суда в отношении Сергея Бурова: семь с половиной лет лишения свободы. Теперь Сергей готовит кассационную жалобу в Верховный суд. Если он и там не добьется правды, начнет дело «Буров против Украины» в Европейском суде. Свое заявление в Страсбург он написал еще в 2004-м.

В успехе процесса «Буров против Украины» бывший бизнесмен не сомневается: по ходу следствия наблюдалась масса несуразностей. Взять хотя бы то, что орудием убийства назвали кухонный нож с 4-сантиметровым лезвием, в то время как максимальная ширина ран на убитом была не более 1,7 см.

- Меня даже ни разу не вывезли на следственный эксперимент! - восклицает Сергей.

Оказались нарушены и другие процедурные моменты. К примеру, после третьего возвращения на доследование делом Бурова должна была заняться Генпрокуратура, но туда оно так и не попало.

А самое поразительное, что Андрей через два года после убийства все-таки признался следователю, что виновен другой человек, а не брат. Однако это ничего не изменило.

ОФИЦИАЛЬНО

Начальник отдела прокуратуры Харьковской области Олег ГАНДЗЯ:

- Нам известны жалобы Сергея Бурова на плохие условия содержания в СИЗО. И сейчас мы проводим проверку: пытаемся выяснить, так ли обстояло дело на самом деле, как утверждает Буров в своих заявлениях в СМИ. Это не очень просто установить, ведь речь идет о том, что происходило несколько лет назад. О результатах проверки пока говорить рано.

Что же касается длительности срока его содержания в СИЗО, то, по нашим документам, Буров находился там законно - на основании соответствующих документов органов судебного или досудебного следствия.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт