Галина САПОЖНИКОВА, Фото автора (6 августа 2008)
А вы заступитесь за нерусского, если его будут бить скины?

А вы заступитесь за нерусского, если его будут бить скины?

Комментарии: 2
«Я не буду заступаться за таджика!» - не стесняется признаваться Николай Бондарик.
Где найти лекарство от ненависти?
 
Окончание. Начало читайте ЗДЕСЬ >>>
 
- Так можете и написать: я не буду заступаться, если скинхеды на моих глазах будут бить таджика! Мне как одному из лидеров национал-патриотического движения России пострадать от скинхедов было бы глупо!
 
Это Николай Бондарик, командир Санкт-Петербургской Русской гвардии.
 
Иду к нему, исходя из того, что выход должен быть там же, где и вход. То есть для того, чтобы остановить скинхедов в их безумстве, надо попросить настоящих национал-патриотов выступить с обращением. Хорошо было бы, конечно, если б это сделал Дмитрий Бобров («Шульц»), но он в тюрьме, и его связные испугались, когда я в электронной переписке раскрыла карты, поэтому надо довольствоваться тем, кто есть. Из тех, кто на свободе, выбор пал на Бондарика - националиста со стажем. По статье «за разжигание национальной розни» он был осужден одним из первых, еще в 1994-м. Наша с ним «операция» прошла на удивление легко. Бондарик был собран - наверное, потому, что на следующий день планировал сесть в КПЗ за проведение несанкционированного «Русского марша». И вот что просил передать скинхедам:
 
«Друзья! Если вы настоящие русские патриоты и болеете сердцем за судьбу русского народа и нашей страны России - то бросьте заниматься глупостями! Если вы вдесятером изобьете таджикского дворника и сядете потом на 10 лет в тюрьму - от этого России лучше не станет. Если вы хотите помочь своему народу - вступайте в любые политические партии патриотической направленности. Да! Надо участвовать в митингах, пикетах, распространять листовки. Говорю вам, как братьям, - мне будет жаль, если ваши судьбы будут сломаны и ближайшие годы вы проведете в тюрьме. И никому этим не навредите, кроме самих себя».


 

«Русский марш» в Петербурге. На каждого условно марширующего приходится в среднем по 12 милиционеров...

«Русский марш» в Петербурге. На каждого условно марширующего приходится в среднем по 12 милиционеров...

Может, на кого из них и подействует. Но, скорее всего, наши усилия тщетны: тот контингент, который выходит на охоту на гастарбайтеров, не очень хочет организовываться и ходить на митинги. В отличие от милиции: в назначенный час на поимку Бондарика были, похоже, брошены ВСЕ силы города Петербурга. Где-то прозвучала цифра: шесть тысяч человеческих единиц... На Невском стояли тяжелые «Уралы», в переулках прятались десятки маленьких автобусов «Ленэлектротранса», в которых вместо электриков прятались мышиного цвета бушлаты. Бондарик хотел арестоваться и сесть в тюрьму громко, но ему не повезло - его свинтили так быстро, что телеоператоры не успели даже включить свои камеры. На каждого условно марширующего в среднем приходилось по 12 милиционеров, я подсчитала. Но вот о чем я думала, стоя у Гостиного Двора и ожидая разгона «Русского марша». О том, что, если бы всех этих милиционеров запустить в метро, проблемы нападений на людей с неславянской внешностью в Петербурге больше бы не существовало. Но стражам порядка почему-то больше нравится сидеть в засадах в автобусах «Ленэлектротранса», вот ведь в чем дело...
 
Лифт, Ахмет и собачка
 
Всех скинхедов пересажать невозможно. Как и перерезать всех приезжих. «Нас, нерусских, в России - 25 миллионов. Куда вы нас денете?» - горько иронизировала тувинская журналистка Саяна Монгуш. - Раньше я могла хотя бы пожаловаться на проявление национализма в обком партии. А теперь куда?»
 
Вопрос не в отсутствии книги жалоб и предложений - обком партии с успехом может заменить и Страсбургский суд. Но взамен упраздненного в 2002 году Министерства по делам национальностей в России действительно не было создано ничего другого! Этими вопросами сейчас походя занимается Министерство регионального развития - если у него остается время от реформ ЖКХ.

К сожалению, это не просто красивый образ: пожар потушить легче, чем фашизм...

К сожалению, это не просто красивый образ: пожар потушить легче, чем фашизм...

Противовес ксенофобии - толерантность. Несчастное понятие, такое же дискредитированное, как слова «патриот», «либерал» и «демократ». Но других пока не придумано. Конечно, заставить народ за одну ночь полюбить иностранцев невозможно, но в том же самом Питере, например, ставшем одним из центров российской ксенофобии, уже третий год действует специальная программа по воспитанию толерантности. Плакаты вот выпустили с календариками - о том, как хорошо дружно жить. Может, это и поможет - Асет Вацуева в роли телеведущей НТВ была вполне удачным проектом, пока не рассказала в интервью, что никогда бы не вышла замуж за русского...
 
Не надо думать, что в плане воспитания толерантности у нас совсем ничего не делается. До 2005 года, например, существовала целая правительственная программа, над которой работали лучшие европейские специалисты из Европейской комиссии (проект ТАСИС). Я ознакомилась с их рекомендациями. Достать, что называется, чернил и плакать... Пример: «Мальчик Ахмет с родителями недавно переехал в Москву и подружился с тетей Верой. Они ходили друг к другу в гости и пили чай. Пару дней спустя тетя Вера радостно поздоровалась с Ахметом, возвращаясь с прогулки с собачкой. Но Ахмета было не узнать: он забился в угол лифта и не разговаривал». Разгадка метаморфозы: религия Ахмета считает собачку грязным животным. Урок: тете Вере следовало немедленно выйти из лифта, чтобы не обижать Ахмета, и поехать в следующей кабинке... Речи о том, что и Ахмету следует привыкать к тому, что он теперь живет в Москве и что собачка ему не враг, в учебнике не идет.

 
Может, этот вариант для какой-нибудь Британии и годится - они в своем приступе толерантности вон уже и от сказки про трех поросят отказались, - но не для нас. Как, впрочем, практически все программы, пришедшие с Запада. Вспоминать надо тот опыт, которым мы могли делиться сами и который бездарно рассыпали, как бусины, когда порвалась нитка под названием СССР.
 
С ксенофобией нельзя бороться отдельным городом или улицей. Воздух нужно очищать во всей стране, разумеется, убрав причины: неконтролируемую миграцию, безнаказанность преступлений против русских, выдавливание коренных жителей с исконных земель.
 
Но если мы будем надеяться только на власть и сидеть сложа руки - до светлого момента всеобщего братства можем и не дожить. Ксенофобия растет, как раковая опухоль: сначала раздражают мигранты, потом пассажиры в метро, потом соседи, потом - та конкретная тетка в розовой кофточке... Штампы расистского мышления настолько распространены, что их перестаешь замечать. Что с этим делать? Воспитывать. Милиционеров, учителей, судей, журналистов, врачей. Друг друга. Внутренние ограничители придется ставить ежедневно - иначе мы сами не заметим, как увязнем в этой грязи.

Кто из кинорежиссеров решится снять «Мимино» XXI века?

Кто из кинорежиссеров решится снять «Мимино» XXI века?

Где же ты, мое Мимино?
 
Но каким образом научить быть толерантными тех, кто уже заражен этим вирусом, - то есть самих скинхедов? Детям национализм неведом, старшее поколение помнит интернационализм советских времен. Значит, вопрос только в молодых. Не так уж все и безнадежно!
 
1. «Только с помощью спорта!» - твердо ответила вице-спикер Госдумы, олимпийская чемпионка Светлана Журова. Отличная идея! Озвучиваю ее Саше Серегину, осужденному за убийство дворника-киргиза. Дескать, если бы ты и твои друзья каждый день были заняты в спортивной секции, можно ли было надеяться, что вы бы перестали рыскать по улицам в поисках нерусских?
 
Он поднимает глаза и искренне спрашивает: «А выходные на что?»...
 
2. Тогда я думаю вот о чем: а если собрать группу самых оголтелых скинхедов и вывезти их на недельку в Узбекистан или Киргизию - чтобы показать, КАК там принимают русских? Как встречают, как угощают, как радуются?
 
Бесполезно - спускают меня с небес на землю в израильском музее холокоста «Яд Вашем». Там был такой опыт: привезли с воспитательной целью юных неонацистов из Австрии. На них ничего не действовало - ни фотографии убитых еврейских детей, ни костры из тел... Всю неделю они гоготали, громко радуясь тому, что «прокатились в Израиль на жидовские деньги».
 
3. Вернуться к советскому прошлому? К детским лагерям, благодаря которым дети узнавали, что бывают люди с другими привычками и цветом кожи? А то вон скинхед Саша Серегин за всю свою жизнь общался всего с одним нерусским (азербайджанским) мальчиком - откуда ему было знать, что таджики и киргизы, которых он бил, тоже когда-то были детьми? Создать многонациональные школы? Но педагоги выяснили недавно удивительную вещь: дети из гуманитарных школ гораздо более толерантны, чем их сверстники из школ с национальным компонентом. Значит, многонациональные классы - тоже не панацея. Ксенофобию можно победить только культурой.
 
4. Еще одна хорошая идея, популярная в Латвии и Эстонии: русские дети отправляются летом учить язык на латышские и эстонские хутора, в результате чего семьи поневоле делают шаги навстречу друг другу. Может быть, когда-нибудь в будущем этот вариант у нас и пройдет - но пока лично я не знаю ни одну семью, готовую отправить с Ингушетию или Чечню своего ребенка. Кроме того, нам-то нужно думать о том, что делать с теми, кто из шортиков уже вырос.
 
5. «Больше рассказывать на страницах газет о выдающихся людях другой национальности», - предложил тувинец Ондар-Чимит. Мысль неплоха, но только я не знаю газет, которые готовы были бы бесплатно предоставить для этой благородной затеи свою площадь. К тому же не очень верю в то, что скинхеды эти статьи прочитают.
 
6. Остается искусство кино. В одном из интервью кинорежиссер Татьяна Лиознова рассказывала, что намеренно вводила в канву картины «Семнадцать мгновений весны» положительные образы мирных немцев, изображая их чуткими и порядочными людьми, чтобы у зрителей отпечаталось: немцы и фашисты - это не одно и то же. Пока наш кинематограф предложил только один такой фильм - михалковскую картину «12», заставляющую проникнуться сочувствием к чеченскому мальчику, судьбу которого решали присяжные. Предыдущие шедевры в виде популярных среди подростков «Чистилища» и «Брата», наоборот, работали против. Нового «Мимино» в ближайшей перспективе не ожидается...
 
Поэтому формула толерантности, которую в одном из интервью привел директор Института этнологии и антропологии Российской академии наук Валерий Тишков («Толерантность - это не когда жители города или села спокойно относятся к строительству мечети или синагоги недалеко от православного храма, а когда они все вместе помогают построить новый храм представителям другой веры»), от нас далека, как небо. Но кто сказал, что надо стремиться именно к ней?
 
Вместо послесловия
 
Прошлым летом состоялся у меня один чудный диалог. Дело было в Татарстане, обстановка идиллическая - ночь, река, шашлык...
 
«Все в порядке, директором городского телевидения назначили татарина!» - делится радостью славный казанский коллега, который сам себе кажется убежденным интернационалистом.
 
«А что было бы не в порядке, если бы выбрали русского?» - удивилась я.
 
Он возмутился: «Ну мы же у себя дома!»
 
Мой следующий вопрос «А мы у себя - где?» загнал его в тупик...
 
Ответа на этот вопрос не знает никто.
 
Как раз в этом году мы незаметно подошли к печальному юбилею - двадцатилетию начала распада СССР. Именно с армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе начался процесс, последствия которого мы переживаем до сих пор. Теперь уже абсолютно не важно, что было его детонатором: не вернешь ни страну, ни людей. Но сейчас Россия стоит на похожем пороге, и то, что с ней происходит, может спровоцировать новый коллапс. С каждым новым гробом, доставленным из Москвы и Питера на наши национальные окраины, раздражение неславян будет только усиливаться. Как и раздражение славян, оттиснутых в национальных республиках на третьестепенные роли. Технологии распада совпадают до мелочей: вынь из страны одно звено - и она, как сломанное колесо, покатится в канаву. Очередной вирус, запущенный западными политтехнологами, чтобы развалить Россию на куски?
 
Оставим конспирологические теории политологам. Важно не то, кто и зачем его запустил. То, что страна, победившая фашизм, к новой встрече с ним оказалась не готова.
 
Ксенофобия - оружие слабых. Но пока она не стала идеологией и орудием масс, у нас есть шанс остаться сильными. Право, это не так уж и трудно. Не труднее, чем ими быть...
 

 
 
Галина Сапожникова ждет ваших откликов на сайте.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

ищу работу менеджера по продаже сувенирной продукции в ДнепропетровскесиноптикТим Эбелл