Павел ДИНЕЦ, Фото автора. (21 июля 2008)
Село кладоискателей: в каждой хате - по «эрмитажу»

Село кладоискателей: в каждой хате - по «эрмитажу»

С 1958 года вода размыла почти километр правого берега Днепра.

В номере от 7 июля рассказом Василия Архипова о древних катакомбах Никополя «Комсомолка» начала серию публикаций о поисках сокровищ запорожских казаков. Сегодня мы продолжаем знакомить читателей с тайнами нашей истории…

В музее смотреть нечего

Чуть больше четырех часов мы ехали от Днепропетровска до Покровского. Вернее, Покровского-2, перенесенного на нынешнее место со старого. А прежнее село с 1958 года покоится на дне Каховского водохранилища…

Ждем на крылечке директора местного Дома культуры - чтобы осмотреть небольшой краеведческий музей. Подошел паренек лет 16-ти, спросил, кто мы. Рассказали, что пишем о казацких кладах.

- Так тут вам делать нечего! - засмеялся наш новый знакомый Денис. - Здесь осталась пара картин да костюмов. Лучше по людям пройдитесь, у нас в Покровском в каждой хате - по «эрмитажу»!

Уговорили Дениса стать нашим проводником. Парнишка согласился, повел нас через все село к своему товарищу Егору*: «У него есть на что посмотреть! Лишь бы он только не побоялся показать…»

Самая надежная «монета» - помидоры

По словам Дениса, у Егора в коллекции, кроме медных денег, наконечников скифских стрел, старинных украшений и «прочей шелухи», есть еще огромная серебряная монета.

- Она с ладошку величиной! - выпучивает глаза Денис. - Ему за нее когда-то предлагали квартиру в Никополе и «девяносто-девятку» (автомобиль ВАЗ. - Прим. авт.) в придачу! Но он отказался - голова ж дороже. Поди знай, что за людишки-то были…

Ничего не показал Егор и нам. Говорит, давно уже все променял, раздал да распродал. Мол, и занимался «тем» лишь по малолетству - как, в принципе, и все здесь в селе. Отец его и дед в юношестве тоже искали «в березі». По словам Егора, с подводных находок вполне «хватало на жизнь» еще 30 - 50 лет назад.

- А нынче что ж, не хватает?

- Сейчас - все, выдохся берег. Там уже почти ничего не осталось… - ответил парень.

Интересно, что в советские времена все эти находки - монеты, наконечники, бусы - служили для местной ребятни своеобразной валютой. На нее выменивали разный дефицит: батарейки (лет 30 назад в селе их было не достать), модные кепки, фонарики и т. п.

Сейчас из старшего поколения «старателей» в Покровском остались лишь три-четыре мужичка, которым уже за 45.

- А все остальные, повзрослев, берутся вон за что, - Егор кивает в сторону теплиц у себя в огороде. - Помидоры теперь - самая надежная «монета».

«Соберу для вас кое-что посерьезнее»

Подворье одного из «ветеранов-старателей» Муслима раскинулось прямо на берегу «моря» (так местные жители называют Каховское водохранилище). Именно с этой оконечности небольшого полуострова, на котором стоят Покровское и Капуловка, ближе всего к ушедшей под воду Новой Запорожской Сечи (1734-1775). Просим Муслима продать нам что-нибудь из его коллекции.

- Да я уже давно этим не занимаюсь, - недоверчиво мерит нас взглядом мужчина. - Хотите - переговорите с моим сыном.

У Аслана взгляд такой же цепкий и подозрительный, как у отца. Выносит нам пару монет, еще не совсем очищенных от глины. Мы не нумизматы: наугад предлагаем за них 50 гривен. Парень хоть и ворчит, но видно, что ценой доволен.

Когда мы уже пошли «в берег» - тоже попытать «старательского» счастья, Аслан догнал нас и спросил номер мобилки.

- Я через неделю перезвоню, - заговорщицки подмигнул паренек. - Приезжайте - соберу для вас кое-что посерьезнее…

…Пару часов мы рьяно копались в прибрежном песке и глине (обычной тины здесь нет - «море» не успевает «переварить» захваченные территории). Печальное зрелище - бредешь в воде с версту, а все по пояс. Тысячи и тысячи гектаров плодороднейших земель, на которых до 1958-го собирали по два урожая за сезон, потеряны безвозвратно! Каждый год водохранилище пожирает 10-15 метров берега…

Увы, ни одной монетки мы так и не нашли. Удалось выковырять лишь старую пожелтевшую человеческую кость. А также несколько звеньев кованой цепи и донце чего-то очень похожего на древнегреческий килик (сосуд для напитков).


Аслан все-таки решился продать нам пару старинных монет за 50 гривен.
Аслан все-таки решился продать нам пару старинных монет за 50 гривен.

Бывает, попадается и золото…

Повезло нам познакомиться и с главой местных «археологов» Данилой. Он у них там своего рода «профессор Мориарти» - мозговой центр. Ибо еще с юности вместе с коллекцией старины накапливал горы литературы о ней: по нумизматике, археологии, истории оружия и т. п. Местная ребятня, найдя чего «в березі», всегда спешит к нему - получить самую квалифицированную оценку вырытого со дна раритета. Зачастую сам же Данила и выкупал у пацанов их находки…

Купленную нами у Аслана монету Данила оценил в 20 баксов. Это, говорит, российские деньги середины XVIII века. Причем «перечекан» - с монеты петровских времен, потому и стоит дороже.

- Так что вы еще и хорошо сэкономили на ней, - похвалил нас знаток.

Мы заикнулись, что и сами малость порылись на берегу. Данила заулыбался и (видать, чем-то мы ему приглянулись) открыл «Комсомолке» тутошние «рыбные места». Мол, если вам надо что-то скифское, ройтесь у самого берега. 

- Тут у них город был, - утверждает знаток-самоучка. - С причалом для торговых судов, потому что монет и украшений тут можно найти самых разных: скифские, греческие и даже египетские! Бывает, и золото попадается…

Данила рассказывает, как один сельчанин нашел 24-граммовую скифскую сережку. А потом продал ее заезжим археологам по 120 баксов за грамм.

- Если же вам нужно что-то с казацких времен, надо идти «в море» метров на 500-800, - поучает Данила. - Но только сейчас на «козаччину» - не сезон. Дождитесь, когда вода спадет: весной, как только сойдет лед, или осенью, когда Каховская ГЭС сбрасывает воду для Крыма. Наденем гидрокостюмы, и я вас научу, как правильно искать - есть тут свои секреты…

КСТАТИ

Первым черным археологом в Покровском был немец 

Историк Игорь Сапожников сумел установить, кто был первым кладоискателем в Покровском. В полузабытой книге М. Чистякова, изданной в Санкт-Петербурге в начале 1860-х годов, в разделе «Прогулки в Приднепровские плавни и встреча с саранчой» он отыскал описание конкретного охотника за запорожскими кладами. Это был немец по фамилии Леман.

Он служил «приказчиком или главным пастухом» в богатом поместье великих князей Романовых в Покровском. Считал себя «человеком очень образованным». Имел библиотеку, причем не простую: «вся она состояла из печатных бредней о привидениях, из снотолкователей, оракулов, способов отыскивать клады и т. д.».

Чистяков пишет, что Леман «все свое свободное время употребляет на то, чтобы отыскивать клады». Старик в народе прослыл колдуном, ибо рылся в курганах. Несколько раз вроде бы находил в них «человеческие остовы, заржавленное железное оружие и золотые украшения». Но то, скорее всего, были вещи скифского периода. А вот до казачьих кладов, как утверждает Чистяков, Леман так и не добрался. Видать, не по зубам оказались пришлому кладоискателю заговоры запорожских характерников**.


* Имена персонажей изменены из соображений их безопасности.

** Характерники - так называли казаков, обладающих сверхъестественными, порою волшебными способностями. По легендам, они заклинали запорожские клады - чтобы их никто не мог найти, кроме хозяина.


Продолжение читайте в «КП», в следующий понедельник, 28 июля.
загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 31229 5

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт