Окно в природу: Эти славные мишки

Окно в природу: Эти славные мишки

«Вернемся к врагам медведя в лесу...» - «У взрослых медведей их практически нет. Все животные, включая волков, этого зверя обходят. Волки могут покуситься на добычу медведя, которую зверь, прикапывая или обкладывая ветками, ревниво оберегает. Стая волков, отвлекая медведя видимым нападением, может добычей его завладеть, ты, помню, писал об этом с Аляски. Волки утомляют владельца добычи, и он, «плюнув», оставляет её. Но для этого надо не менее пяти - семи волков. Что касается одиноко бродящих малышей, бывалого умного волка характерный запах этих зверей побуждает с ними не связываться - где-то рядом может быть мать. Но неопытный или глупый молодой зверь может соблазниться и задавит беззащитного малыша. У нас был случай: исчезли сразу три медвежонка - не пришли на  ночлег и как в воду канули. В то время вблизи базы, мы знали, появлялись молодая волчица и старый волк. «Следствие» показало: умертвила мишек волчица - тропленьем обнаружили волчий помёт и в нем нашли шерстку явно наших питомцев. Убив каждого, волчица уволакивала его и в стороне пожирала».

«Кабан опасен для малышей?» - «Больше, чем волк. Взрослого медведя кабаны опасаются, а малыша сожрут. Но опасней всего медвежатам взрослый медведь. Этот голодный или в период летнего гона зверь будет упорно преследовать любого более слабого собрата и убьет малыша. Ты писал, как у таёжных староверов Лыковых крупный зверь сожрал более слабого, жившего рядом с людьми и даже собиравшего под кедрами сбитые ими шишки. Эта ситуация характерна. У нас проходящий медведь, почуяв медвежат, разломал вольер, загрыз и оставил на месте трех медвежат. Для самых маленьких медвежат опасна даже лисица».

«Теперь подробнее об инстинктах...» - «Многое удалось наблюдать. Помнишь, как в первый раз из сруба клетушки-«берлоги» выпускали мы «великолепную шестерку». (Небывалый случай - всех обнаружили после гибели матери в одной берлоге. Обычно у медведицы два или три медвежонка, а тут сразу шесть, и все упитанные и здоровые.) Помнишь, как открыли мы дверь и, спрятавшись, наблюдали, каким медвежатам покажется белый свет. Помнишь, один уселся и стал усиленно нюхать воздух, другой взялся исследовать твою сумку, а третий, заметив кого-то из нас, полез на ель. И это в первые минуты после тёмной берлоги! Акробатическому лазанью его никто не учил - инстинкт!

Лесного «высшего образованья» он еще не имеет, но к выпуску на свободу уже готов.
Лесного «высшего образованья» он еще не имеет, но к выпуску на свободу уже готов.

Еще любопытный случай. Ты писал о муравьях, которые тушат поставленную на муравейник свечку. Это инстинкт. Муравьи живут на Земле уже миллионы лет, а лесные пожары случались всегда. Конечно, вал огня муравьи не остановят - удивительный дом их сгорит. Но, потушив упавший на него сухой горящий лист дерева или веточку, муравьи используют пусть маленький шанс уцелеть. То же самое у медведей. Вот мои наблюденья. Во-первых, медвежата не боялись огня, когда вместе с ними я сидел вечерами возле костра. Удивительно другое. Когда пламя угасало, но еще дымились древесные головешки, медвежата, обжигаясь, лапами и даже лбами пытались их потушить. Инстинкт!»

«Ну а учеба, опыт?» - «Это всё приобретается постепенно. На неудачах и явных успехах высшие животные учатся. Учатся, глядя, как ведет себя медведица, а в нашем случае они, объединяясь в группы, присматриваются друг к другу, особенно к явному лидеру. Одному удалось что-то - дай-ка и я попробую. Эта школа коллективного бытия очень важна. Одному медвежонку самостоятельно к жизни не приспособиться».

«Кстати, какова судьба той знаменитой шестерки?» - «Все выросли крепкими, не болели, и, когда выпускали их в новгородских лесах, по месту рожденья, все рванулись в чащу, как будто в ней выросли».

«Характеры вашей братвы разнятся?» - «Иногда очень сильно. Природе нужна вариабельность - нужны смелые, небоязливые, нужны осторожные, нужны лидеры и исследователи и те, кто умело перенимает опыт соседа. Есть злобные, а есть покладистые и даже ласковые. Как у людей, есть среди них гении, умницы. И глупые тоже есть. В нашем случае почти всегда выявляется в группе лидер, за которым следуют, которому подражают, которого и побаиваются. И есть индивидуалисты - действуют в одиночку и  остальных сторонятся. Был у нас медвежонок по кличке Касьян. Этот всегда держался особняком и был страстным исследователем. После истории с разгромом пасеки (подозреваем: Касьян в том «налёте» участвовал) территорию, куда медвежата собирались на ночь и где  их всё же слегка подкармливали, мы обнесли столбиками и натянули «сторожевой» провод с электрическим напряжением в 25 вольт. Медвежата сразу обнаружили, что желтого цвета проводка «кусается», и оставили желанье через неё перескакивать. Но не Касьян! Он испытывал изгородь «на кусачесть» и однажды, когда ток не подали, перемахнул загородку. Это ему понравилось, и стал Касьян ловить время, когда электричества не было. Мы специально одевались в балахоны и, затаившись, наблюдали, как медвежонок, усевшись у проводов, тихо и осторожно протягивал лапу - «кусается» или нет? Если провод «кусался», он убегал. Но постоянно вновь возвращался и однажды застал-таки провод в «некусачее» время. В загон медвежонок уже не вернулся, и мы решили, что «выбрал Касьян свободу». Однако холода и осенняя скудость питанья его заставили вспомнить о базе. Касьян вернулся на базу, когда собратьев с неё увезли и выпустили на свободу. Что сделал беглец? Немедленно стал строить берлогу, причем получилась она у него неплохой. Перезимовав на базе, медвежонок слегка подкормился и снова исчез - он уже знал, что надо делать медведю в лесу».

«Сделал берлогу... Это тоже проявление наследственных знаний?» - «Да. И есть у меня тому доказательства. В 1975 году, когда вот-вот должен был выпасть снег, я решил показать первым своим питомцам, как надо строить берлогу. Они внимательно наблюдали за моим копаньем земли и тасканьем под вывернутые корни дерева елового лапника. Но никто примеру моему не последовал. Я стал размышлять: почему? И догадался: ни один медведь не потерпит, чтобы кто-то видел, где и как он ложится в берлогу. Я немедленно удалился и стал в бинокль наблюдать медвежат. Не прошло и часа, как оба они принялись за работу - стали сооружать себе спальни на зиму. Моя «подсказка» была ни при чем. Строительная деятельность на пороге зимы  записана в их генетической памяти».

«Вот ты рассказывал, как Касьян задержался в лесу и вернулся только к зиме. А еще такие случаи были?» - «Были. И как раз в прошлом году. Пять медвежат во главе с лидером перестали приходить на ночлег, пренебрегая даже порциями любимой ими овсянки. Опять мы шутили: «Выбрали свободу». Причина подобного поведенья была. В то лето уродилось много орехов, и медвежатам понравилась эта еда. Пробовали мы их искать, но обнаруживали только следы медвежьего промысла - поломанный и гнутый орешник. Но всё повторилось, как у Касьяна. С приходом холодов и убыванием пищи пять беглецов вернулись на базу. Как должное приняли овсяный ужин, а на другой день стали готовить себе берлоги и с первым снегом в них залегли. Благополучно перезимовав, медвежата упредили «выпускной день» - однажды исчезли и не вернулись».

«В природе с медвежатами нередко ходит «пестун» - позапрошлогодний сынок. Как он зимует - с медведицей-матерью или отдельно?» - «Непременно отдельно, но часто где-то вблизи. С матерью он может встретиться, и она признает его. Когда через год у неё появится новое потомство, старший из медвежат за ним присматривает («пестует»), но до поры гона, когда медведицу начинают преследовать «женихи». В этот момент «пестун» спешит исчезнуть, иначе станет жертвой конкуренции старых медведей».

«Характер медведей с возрастом изменяется?» - «Да. До года - это «плюшевый мишка», а позже - сильный, умный и довольно опасный зверь».

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

актеры массовки