Василий ПЕСКОВ, Фото автора. (30 мая 2008)
Окно в природу: Сибирский ковчег

Окно в природу: Сибирский ковчег

Комментарии: 2
У входа в питомик.

Тут, в четырехстах километрах от Новосибирска, в апреле блестят зеленовато-белым льдом большие и малые озёра. Одно из них называется Карасуком. Берега его приютили не слишком уютный поселок, открытый со всех сторон света ветрам. Домишки и большие сараи служат базой ученым-биологам, чьи интересы представляют редкие виды птиц. Тут изучают их жизнь, а зоопарк добивается размножения их в неволе.

МНОГИЕ из животных размножаются в зоопарке Новосибирска, причем такие, от которых в других зоопарках приплода не получали. Например, впервые в неволе тут родила выдра, хорошо размножаются кошки (львы, тигры, леопарды, гепарды, рыси, сервалы, лесные дикие кошки и все, какие живут на Земле), а также все куньи - начиная со знаменитой выдры и кончая крошкою горностаем и великаном севера росомахой.

Чем объясняется стремление побудить зверей и птиц размножаться в неволе? Во-первых, это верный признак благополучного бытия животных под покровительством человека. Во-вторых, это позволяет не изымать зверей и птиц из без того беднеющей всюду природы - зоопарки обмениваются приплодом, учатся друг у друга его получать. И, в-третьих, зоопарки позволяют создавать в природе резервные популяции животных на случай, если где-то «свеча их гаснет». Например, такое случилось  с калифорнийским кондором. Эта древняя редкая птица исчезла - осталось считанное число кондоров. Их всех отловили, создали им хорошие условия жизни в зоопарке, добились их размноженья и выпустили в природу уже значительное их число. Это победа.  От почти нулевой отметки численности были в Америке отодвинуты белые журавли и белоголовые орланы. Сто лет назад охотники бездумно истребили в Альпах орлов-бородачей. Недешево стало поймать в горах Азии две сотни птиц и поселить их в пустующих Альпах. Но операция удалась - 120 пар редких орлов живут снова в европейских горах.

Токование глухаря.
Токование глухаря.

Резервные популяции животных при нынешних катаклизмах в природе очень важны. Переселять их из зоопарков труднее, чем из природных запасников. Но иногда зоопарковая популяция - последний шанс спасти какой-нибудь вид животных. Трудность двоякая. Во-первых, нужна неразрушенная естественная среда, необходимая для данного вида животных, во-вторых, не все животные по разным причинам хорошо размножаются в зоопарках. Некоторых можно назвать. У горилл, например, неволя блокирует, как сказал бы ученый, репродуктивные функции. Глухари очень чувствительны к беспокойству, и чудом надо считать успех московского орнитолога Сергея Кирпичёва, получающего потомство этих птиц в условиях даже города. Не изучен ни один случай рожденья в неволе выхухолей.

Иногда зоологи находят «ключ» и открывают дверь к размножению. Рождение выдры в Новосибирске - характерный пример. В Московском зоопарке в свое время подложили гусям весною камешки, которые они видят на севере, когда гнездятся в природе. И что же? Гуси сели на гнезда. Для других птиц достаточно было построить на прудах островки, и это сразу побудило их к гнездованью. В Московском зоопарке «научились» размножаться завзятые дикари - коты-манулы и камчатские белоплечие орланы. Зоопарковый «родильный дом» площадью в 200 гектаров в Подмосковье сейчас достраивается и сулит зоопарку новые возможности в важной работе.

Некоторые животные размножаются в зоопарках без каких-либо проблем, например, олени, все виды медведей (за исключением панды), все виды волков и кошек, а вот у куньих потомство выдры, росомахи, крупной дальневосточной куницы харзы получают, но не везде. Первыми успеха добились новосибирцы на крошечной территории прежнего зоосада, что сразу сделало его знаменитым. Сейчас в зоопарке потомство приносят многие из животных. А для «проблемных» приспособили затерянную в степях биостанцию. Тут нет лоска, необходимого для посещающих тысячами людей зоопарковой территории, зато есть покой, тишина, хороший уход и пристальное наблюдение за повадками живущих тут птиц - орлов, горных индеек уларов, глухарей, тетеревов и знаменитых дальневосточных дикуш.

Тут, правда, тоже обнаружилась неожиданная помеха. Пернатых хищников здешней степи сразу привлекло поселенье объектов охоты. Добраться до них хищникам не дано, но напугать птиц в вольерах они могут сильно. Однажды, увидев парящих охотников, всё пернатое царство «роддома» стало метаться в панике, и кое-кто повредил даже крылья. Чучело, установленное у входа в питомник, упреждает появленье тут ястребов и орлов.

Редкая ныне дикуша.
Редкая ныне дикуша.

Жизнь в питомнике тиха и размеренна. Остановившись у входа, можно услышать бормотанье токующих глухарей, рулады тетеревов и своеобразные звуки возбужденных весенним теплом петушков, гарцующих возле сереньких самок-дикуш.

Дикуша - главный объект островка жизни в степи. Родина этой птицы - таежный Дальний Восток. Тамошние охотники зовут дикушу «смиренным рябчиком» по причине её небоязни людей. У Арсеньева в книге «Дерсу Узала» есть такой эпизод. «Я поднял ружье, но Дерсу положил на него руку: «Стреляй не надо...» Тут же таежный абориген палкой с волосяной петлей снял с ветки «рябчика». Речь идет о дикуше.

Образ жизни дикуши своеобразный. Эволюция «подарила» ей исключительно редкое поведение: не бежать от опасности, а не спеша надежней где-нибудь спрятаться. Живет этот «рябчик» в еловых и пихтовых чащах. Зимой питается исключительно только хвоей, а летом - ягодами. Петушки у дикуши нарядны во время токов и драчливы.

Гнездо у дикуши всегда на земле в хорошем укрытии. В нем обычно шесть-семь коричневатых яичек. Птенцы, покинув скорлупку, уже на второй день способны бегать и весьма осторожны. Но постепенно они становятся флегматичными, как родители, и стремятся лишь спрятаться.

Небоязливость стала бедствием для дикуши. Живут они не ареалом на большой территории, а держатся «пятнышками» в разных местах тайги и к нашему времени почти полностью истреблены. Помочь дикуше выжить пытались давно - запретили на птицу охоту и стали пробовать разводить ее в зоопарках. Но в неволе «смиренные рябчики» погибали. Только в Новосибирском зоопарке дикуши стали выживать и (сенсация!) приносить потомство. Родилось уже более десяти поколений дикуш. Часть их отправили в другие зоопарки, и уже более сотни дикуш выпущены в тайгу северней Новосибирска. Это и есть попытка создания запасной популяции животных в природе.

В питомнике возле озера работой руководит ученый-зоолог Владимир Александрович Шило - брат того Шило, что создал зоопарк в городе. Братья часто встречаются, обсуждают стратегию размножения птиц в питомнике, анализируют удачи и неудачи. И есть тут «няня» для дикуш и всех обитателей птичника - Светлана Климова. Её дело - вовремя всех накормить, обеспечить покой, запасти летом на корм разных ягод и душистых венчиков разнообразных трав и хвою. Начинала Светлана ухаживать за животными в Новосибирском зоопарке, и особенно нужной её заботливость оказалась в этом питомнике.

Со Светланой и Владимиром Александровичем мы обходили убежище, где живут и гнездятся редкие птицы. Светлана поправляла ширмы из камыша, чтобы «женихи» не ярились, видя по соседству соперников. Светлана разносила и клала в клюв каждой птицы «витаминный пирожок на ночь». «Уход на ними нужен как за детьми - тогда и получишь нужные результаты», - объяснял мне за чаем младший из братьев Шило.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт