Валентина ЛЬВОВА. (1 февраля 2007)

Семь смертных грехов: версия Пауло Коэльо

Сегодня перед вами - два текста из семи

Семь смертных грехов - сначала их было восемь - на заре христианства сформулировал греческий монах Евагрий Понтийский, перечислив основные дурные наклонности, свойственные человеку (забавно, что в этом списке на почетном месте значилось чревоугодие) и неуклонно ведущие его в преисподнюю. В VI веке Папа Григорий Великий внес в перечень коррективы, заменив печаль на зависть и соединив гордыню с тщеславием. В ХVII веке список вновь подвергся изменениям, и меланхолия перестала считаться грехом - ее место заняла леность.

Первый грех: гордыня

Согласно словарю, это существительное женского рода. Синонимы - высокомерие, надменность, самомнение.

Согласно доктрине католической церкви, это - переходящая за все пределы любовь к самому себе, которая становится выше любви к Богу. Она противоречит первой заповеди («Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим») и послужила причиной восстания ангелов и низвержения Люцифера.

Согласно буддийской притче, великий наставник Тофуку заметил, что в монастыре царит лихорадочное оживление: послушники мечутся из стороны в сторону, монахи выстроились в ряд, готовясь принять какого-то важного гостя.

«Что происходит?» - поинтересовался он.

К нему приблизился воин и протянул записку, где было написано: «Китагаки, губернатор города Киото, только что прибыл к воротам обители и просит принять его».

«Мне не о чем говорить с этим человеком», - ответил наставник.

Через несколько минут появился сам губернатор, попросил прощения, что-то зачеркнул в записке и вновь вручил ее наставнику.

Там значилось: «Китагаки просит принять его».

«Добро пожаловать!» - ответил Тофуку.

На авианосце «Линкольн» 1 мая 2003 года, когда президент Буш объявил об окончании крупных военных операций в Ираке, был вывешен транспарант «Задание выполнено». В тот день количество убитых американских солдат составило 217 человек. В день, когда я пишу эти строки, число превысило 2700.

Согласно раввину Адину Штейнзальтцу, «когда кто-либо хочет понять, кто же он на самом деле, используя второстепенные вещи как степень сравнения, то находит лишь груду пустых раковин, которые зависят одна от других и лишь  тогда обретают смысл».

«Неправильно определять себя как друга такого-то, сына сякого-то, занимающего такой-то пост, выполняющего такие-то обязанности». Ибо все, что мы сумеем определить подобным способом, есть лишь грани нас самих - как правило, грани неполные и смутные, как если бы кто-то пытался бы сделать их видимыми за счет других».

«Единственно возможные отношения - это отношения с Богом, и в этом случае все начинает обретать значение, а мы открываемся для постижения высшего смысла».

Согласно Святому Августину, надменность - это не величие, а чванливость. Надутый спесью кажется великим, но на самом деле это болезнь.

Советы из книги «Дао Дэ Цзин»:

Лучше не наполнять стакан доверху, чем пытаться пронести его, не расплескав.

Чрезмерно заточенное лезвие становится хрупким.

Когда золото и нефрит заполняют зал, тот, кто владеет ими, не сумеет обеспечить свою безопасность.

Когда богатство и почести приводят к высокомерию, следом придет зло.

Когда мы выполняем нашу работу и имя наше начинает славиться, мудрость заключается в том, чтобы оставаться в тени до самого окончания нашего труда.

Второй грех: алчность

Словарь определяет как существительное женского рода. «Стремление удовлетворить непомерные ненасытные желания». Синонимы: корыстолюбие, стяжательство, жадность.

Католическая церковь определяет как нарушение десятой заповеди: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его], ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его], ничего, что у ближнего твоего». Склонность к наслаждениям или приобретению.

Философ Сенека: бедные хотят чего-нибудь, богатые - многого, алчные же - всего.

История об отцах-пустынниках повествует: «Святой отец, - сказал послушник настоятелю, - сердце мое полно любовью ко всему миру, душа - чиста от дьявольских искушений. Что надлежит мне сделать теперь?» Настоятель попросил, чтобы послушник сопровождал его к тяжелобольному, которого предстояло соборовать. Утешив по мере сил близких, настоятель заметил в углу сундук и спросил, что там. «Одежда, - отвечал племянник болящего. - Одежда, которую мой дядя никогда не носил. Он покупал вещи, полагая, что выпадет случай надеть то или другое, но в итоге все они гниют в этом ларе». «Не забывай об этом, - молвил настоятель послушнику, когда они покинули дом умирающего. - Если в сердце твоем имеются духовные сокровища, не медли, пускай их в дело. Иначе они пропадут втуне».

Статья, посвященная финансовому азиатскому кризису 1997 года: биржевые маклеры покупали и продавали, пребывая в уверенности, что мир не изменится, а им надо лишь усиливать рвение да наблюдать, как растут их состояния. Они не обращали внимания на то, какой ущерб причиняют местной (малайзийской) валюте. И вот внезапно 500 млрд. долларов вышли из обращения. Когда же пришло время объясняться со всеми теми, кто потерял сбережения, накопленные на протяжении многих лет и ценой больших жертв, ответ был один: «Рынок виноват». А ведь они-то и есть рынок.

- Смерть и Алчность глядели однажды, как люди, выбиваясь из сил, ищут алмазы. «Заберу нескольких, - молвила Смерть. - Отдай мне треть этих людей, и я уйду прочь». «Они принадлежат мне, - ответила Алчность. - Они - мои рабы. Никого я тебе не отдам». Тогда Смерть дотронулась до воды своим волшебным посохом и отравила ее. И вскоре все, кто был там, умерли. «Зачем же ты забрала всех моих рабов?» - вскричала в ярости Алчность. «Затем, что ты не захотела отдать хоть одного», - ответила Смерть.

- Много столетий назад раввин Моше бен Маймон говорил так: «Господь посылает человеку своих вестников, которые зовутся «недуги». Божественное Провидение поручило мне заботиться о своем здоровье. Пусть ежеминутно направляет меня любовь к тому, что я делаю. Пусть никогда алчность, или властолюбие, или жажда признания не застят мой взор, не заставят меня забыть, что всякий человек должен стремиться дать другому самое лучшее, что есть в нем».  

- Совет, содержащийся в книге «Дао Дэ Цзин»:

Пять цветов слепят глаза человеческие. Пять нот оглушают уши человеческие. Пять вкусов терзают небо. Скачки и охоты пробуждают в сердце дикие и неистовые страсти. Блага, которые можно добыть, лишь преодолев опасные препятствия, чреваты ранами. И потому (…) мудрец отвергает поверхностное и предпочитает погрузиться вглубь.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа менеджера по продаже рекламных услуг Днепропетровск