Наталья ДРЕМОВА, Фото Андрея РУСИНОВА. (25 марта 2008)
«В тот день отец позвонил домой. Я попросила его: бросай все, возвращайся!»

«В тот день отец позвонил домой. Я попросила его: бросай все, возвращайся!»

Комментарии: 2
2004 год. «Нефтегаз-67» буксирует платформу Petrobras-24 из Бразилии в Малайзию. Преодоленное расстояние - 9000 миль через Атлантический и Индийский океаны. Впервые в истории морского судоходства судно класса «Нефтегаз» буксировало объект подобных разм

В Гонконге, где в субботу вечером затонуло украинское судно «Нефтегаз-67», вчера продолжались спасательные работы. Водолазы снова исследовали подводную часть корабля, пытаясь выявить малейшие признаки того, что там остались живые люди. Иногда внутри корпуса образуются воздушные подушки, и уцелевшие получают небольшой шанс дождаться помощи, если она приходит в скором времени. Увы, пока что простукивание обшивки ожидаемых результатов не дало.

Слово «погибшие» не произносит никто из руководителей штаба, созданного в крымском поселке Черноморское. Пока не найдут тела, все восемнадцать членов команды будут числиться пропавшими без вести. Тринадцать моряков - местные жители. Их родственники не перестают звонить и приходить в штаб, надеясь узнать новости.

Четверо из шести спасшихся: помощник капитана Игорь Вальчук, начальник радиостанции Вячеслав Макаревич, механик Евгений Епанчин и моторист Александр Луничев - тоже родом из этого поселка. Они сейчас ждут отправки домой в одной из гонконгских гостиниц. Уже успели позвонить и сообщить семьям, что чувствуют себя нормально.

«Комсомолке» удалось пообщаться с родственниками двоих пропавших без вести матросов - Игоря Дырды и Николая Киндюка.

39-летний электромеханик Игорь Дырда родом из Бахчисарая. В свое время окончил Севастопольский приборостроительный институт, отец двоих сыновей.

- Нам сообщили о катастрофе вечером в субботу, - вздыхая, говорит по телефону его отец Валерьян Николаевич. - Очень все это тяжело и внезапно… Сын в море давно ходил, лет шесть, не меньше. И мы никогда не думали, что именно с ним может случиться нечто подобное. Невестка сейчас регулярно звонит в штаб. Ждем новостей.

54-летний старший электрик Николай Иванович Киндюк за восемь часов до катастрофы сам вышел на связь с близкими.

- Отец на флоте работал уже семь лет и был очень доволен тем, что попал именно на «Нефтегаз-67», - говорит, всхлипывая, дочь Наталья. - Ни на что не жаловался, голос у него звучал бодро. Я рассказала, как соскучилась по нему. Даже попросила: бросай все, приезжай домой! Он ответил, что нужно потерпеть, пока вахта закончится... Мы не теряем надежды!

Детали катастрофы еще предстоит подробно изучить. Но уже точно известно, что судно затонуло быстро, минут за пять. Все спасшиеся находились на палубе, а остальные в помещениях, откуда, видимо, не смогли выбраться.

- Я разговаривал с капитаном судна Юрием Кулемесиным, которого считаю одним из самых опытных специалистов, - сообщил председатель правления ГАО «Черноморнефтегаз» Анатолий Присяжнюк. - Он сказал, что получил от гонконгского диспетчера разрешение на проход, несмотря на погодные условия. Больше пока ничего не известно.

Почему наши моряки трудились так далеко от дома? Дело в том, что на родине работы для них не нашлось, а у нас в компании работают высококлассные специалисты. Терять их не хотелось, поэтому мы таким образом пытались сохранить кадровый состав. Моряки работали вахтовым методом, сменяясь каждые три месяца.

После того как судно поднимут, восстанавливать его уже не станут. Нет смысла: слишком велика пробоина, да и отслужил уже «Нефтегаз-67» свое.

загрузка...
загрузка...

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа монтажник ДонецкисточникИрина Карева