Лилиана ФЕСЕНКО, Фото из личного архива Лидии Литвиненко и с сайта www.president.gov.ua (7 марта 2008)
Воспитанники столичного детдома «Малятко»: У нас только одна настоящая мама - Лидия Семеновна

Воспитанники столичного детдома «Малятко»: У нас только одна настоящая мама - Лидия Семеновна

Комментарии: 6
В «Малятко» дети живут отдельными блоками - одна группа, одна семья.

Завтра Украина отмечает Международный женский день, день мамы... Но сколько в нашей стране детей, которые не знают, что такое мама, семья, домашний очаг. Тысячи! В столице есть детский дом «Малятко», где почти 140 детей зовут мамой одну женщину - директора Лидию Литвиненко.

...Сразу даже и не подумаешь, что тут может находиться сиротский приют. На его территории - несколько двухэтажных домиков. Вхожу в центральный. В коридоре вкусно пахнет пирожками. Лидия Семеновна с порога усаживает за стол, угощает чаем с печеньем. Моя собеседница - человек знатный: 33 года возглавляет лучший в стране детский дом, поднятый ею буквально с руин! За что удостоена звания заслуженного учителя Украины, а также награждена двумя орденами Княгини Ольги.

«В приюте брили налысо и не пускали на улицу»

В кабинет вбегают три девочки-подростка: одеты в добротные курточки, дорогие джинсы и модные нынче «скейтера». Две из них теребят в руках мобильные телефоны.

- Мама, ты нас звала? - обращаются к директору. Лидия Семеновна поясняет: так уж повелось, что добрая сотня питомцев называет ее именно мамой. В детях живет настоятельная потребность произносить это слово, пусть даже и по отношению к неродному человеку. К тому же малышам так легче адаптироваться к жизни в детском доме, чтобы обрести ощущение семейного очага.

- Нам всем Лидия Семеновна - настоящая мама, - откровенничает красавица Валя из 11-го класса. - Я помню, как она пришла за мной в приют на Троещину. Ласково так поговорила и спросила, люблю ли я танцевать. А потом сказала, что я очень хорошая девочка и она меня заберет к себе жить. Я сразу согласилась, потому что в приюте нас всех брили наголо, не выпускали на улицу, ничего интересного не рассказывали. Сидели все вместе - и малыши, и постарше. Все ругались матом. А про «Малятко» у нас даже ходили легенды: как здесь хорошо. В первый же день в детдоме меня накормили супом и куриными котлетами. Я тогда таких сроду не ела.

- Валечка получила Гран-при на конкурсе по хореографии, - вклинивается в наш разговор директор. - Она в «Малятко» уже 8 лет. С родителями не видится.

Позже Лидия Семеновна расскажет, что мама этой девочки после родов попала в психиатрическую клинику и там умерла. А отец - рецидивист, скоро должен выйти из тюрьмы. Валечку еще трехлетней в приют отдала ее тетя. И теперь у директора детского дома «головная боль» - поменять ребенку фамилию, чтобы не вздумал ее найти папаша. От таких родственников лучше держаться подальше! Тем более что девочка обрела попечителей в Италии - ездит к ним каждое лето на отдых. Те поддерживают ее даже издали: высылают деньги, одежду. Валя уже легко говорит по-итальянски. Но после школы собирается поступать в Киевский строительный университет, мечтает стать менеджером. О замужестве пока не думает, хочет сначала получить образование.


Во время своего последнего визита в детдом Катерина Ющенко подарила детям икону Божией Матери.
Во время своего последнего визита в детдом Катерина Ющенко подарила детям икону Божией Матери.

На мальчиков - табу

А вот Вероника - уже выпускница, окончила гимназию с золотой медалью. Сейчас она учится на первом курсе юридического факультета Нацуниверситета имени Шевченко. Но из детдома не съезжает. Лидия Семеновна считает, что ей пока рано становиться совсем самостоятельной. Говорит, что у таких детей нет стержня, они очень доверчивы и легко могут поддаться плохому влиянию. Вот и держит в поле зрения как настоящая мама.

- В университете я ничем не отличаюсь от студентов, у которых есть родители, - откровенничает Вероника. - Я не афиширую, что живу в детдоме. Так лучше, тем более что многие в это просто не поверят. С мальчиками я не встречаюсь...

Оказывается, табу на отношения с противоположным полом наложила директор. Лидия Семеновна своим девчонкам постоянно повторяет: появятся мальчики - и все планы пойдут насмарку.

- Может, я не права, но мой опыт подсказывает, что сексуальную жизнь нужно пока придержать, - говорит Лидия Литвиненко. - Сейчас очень непростое время и мальчики ненадежные. Был у меня случай: пришла с приюта Анечка. Красавица! Поет, танцует, стихи пишет. Получила корону «Снегурочки-2003», отменная солистка танцев. Но сексуальность из нее била ключом. После 9-го класса захотела уйти в лицей МВД. Там влюбилась в парня, а он ее бросил. И если бы не поддержка опекунов, могла бы и руки на себя наложить. Она мне позже сказала: «Мама, ты все правильно говорила. А я, дура, тебя не послушалась». Эти дети - открытая рана. Они очень эмоциональные, слабые. Что вы хотите, ведь у них за плечами - водка, наркотики, плохая наследственность. И ранние, расхристанные чувства для них на 90 процентов гибельны.

ЕСТЬ ПРОБЛЕМА

«За 12 тысяч родительскую любовь не купишь»

Конечно, наш разговор коснулся и модной нынче темы приемных родителей, ведь 2008 год объявлен Годом усыновления детей. Оказалось, что Лидия Семеновна категорически против этой государственной кампании.

- Получается, что за 12 тысяч гривен, которые сразу дают за усыновление, государство собирается купить родительскую любовь. Я хорошо знаю, что из этого получается. Пришла сорокалетняя женщина с предписанием и забрала нашу Ирочку. Увезла ее в село, а там беднота. Женщина эта ходит в секту, и девочка к ней совершенно не потянулась. Я хочу узнать, как там ребенок, а эта «мама» меня просит: «Не звоните, Ирочка потом долго плачет. Нам очень трудно». Я ее спрашиваю, как она собирается дальше жить, а та: «Дают же на ребенка тысячу гривен в месяц. Проживем». Эта женщина схватилась за ребенка как за соломинку. Но впереди у них - пропасть.

По словам Лидии Литвиненко, за границей родителям, усыновившим детей, предоставляют льготы при налогообложении. Но никто не дает наличных денег. Люди должны нести моральную и материальную ответственность за этот шаг. А у нас получается, что на детях можно зарабатывать.

- К тому же почти все сироты имеют очень плохую наследственность. Ведь нормальные родители детей не бросают! Сиротам нужен специальный уход: психолог, логопед, профильные врачи, ежедневные процедуры. У нас для этого создан собственный медицинский центр. А вот семья такой профессиональный уход обеспечить не сможет. Я министру по делам семьи и молодежи Юрию Павленко говорю: сначала заберите детей с улиц, чтобы не было бездомных. Зачем же детские дома разрушать! Нельзя, чтобы государство перекладывало все проблемы только на приемных родителей. Тем более что у нас не очень жалуют инвалидов и больных, которых полно среди детей улицы. Но в Министерстве просвещения до сих пор не могут написать закон, по которому дома семейного типа могут быть и государственного подчинения.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Для своих выпускников директор детдома «Малятко» сама находит приемных родителей. Это преимущественно высокопоставленные чиновники или бизнесмены, входящие в попечительский совет при детском доме. Так снимается ощущение сиротства, ведь детям есть кого назвать родителями. Эти новые папы-мамы не только оплачивают ежедневные расходы на учебу, но и делают именные банковские вклады, а иногда даже покупают квартиры своим подопечным. Конечно, есть и выпускники, «отдыхающие на нарах». Но из детей, у которых с момента рождения не было никаких перспектив на светлое будущее, 11 уже получили высшее образование, около 40 окончили техникумы. Правда, за счастье чужих детей директор детдома «Малятко» заплатила своим. Муж не понял такой жертвенности и ушел, оставив ее с сыном на руках. Но Лидия Литвиненко ни о чем не сожалеет. Кого еще в нашей стране сотни детей называют своей мамой?

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт