Андрей ВЕЛИГЖАНИН (29 февраля 2008)

Чиччолина работала на венгерскую разведку, а Фаина Раневская обманом заставила КГБ купить ей квартиру

В прошлом номере еженедельника мы опубликовали интервью и главы из книги «О чем молчала Лубянка» профессионального контрразведчика и литератора Игоря АТАМАНЕНКО, который сам долгое время работал за рубежом. В сегодняшнем номере «Комсомолка» продолжает знакомить читателя с фрагментами из книги Игоря Григорьевича, составленной по воспоминаниям работников спецслужб и материалов недавно рассекреченных архивов. На этот раз речь пойдет о женщинах...

Актриса пожаловалась на недержание речи

Долго существовало расхожее мнение, что народная артистка СССР Фаина Георгиевна Раневская не побоялась отклонить сделанное ей начальником контрразведки Советского Союза генерал-лейтенантом Грибановым предложение сотрудничать с органами госбезопасности. Начнем с того, что не лично Грибанов делал ей предложение... В силу своей занятости Грибанов на встречу с Раневской послал молодого опера по фамилии Коршунов. Предполагалось, что это будет моментальная «вербовка в лоб». Коршунов начал вербовочную беседу издалека. И о классовой борьбе на международной арене, и о происках иноразведок... Раневская его сразу раскусила, догадавшись, к чему клонит ее визави, но виду не подала.

Стукачество в артистической среде всегда, даже при царях, было очень распространенным явлением. Ей ли было не знать, что все ее коллеги давно уже завербованы-перевербованы.

...Закуривает она очередную «беломорину», хитро прищуривается и при этом так спокойно говорит:

- Мне с вами, молодой человек, все понятно... Как, впрочем, и со мной тоже... Сразу, без лишних слов, заявляю: я давно ждала этого момента, когда органы оценят меня по достоинству и предложат сотрудничество! Я лично давно к этому готова - разоблачать происки ненавистных мне империалистических выползней... Можно сказать, что это - моя мечта детства. Но... Есть одно маленькое «но»! Во-первых, я живу в коммунальной квартире, а во-вторых, я громко разговариваю во сне...

Коршунов с явки ушел подавленный. Доложив о состоявшейся вербовочной беседе Грибанову, он в заключение доклада сказал:

- Баба согласна работать на нас, я это нутром чувствую, Олег Михайлович! Есть объективные сложности, выражающиеся в особенностях ее ночной физиологии. Громко разговаривает во сне. Полагаю, чтобы привлечь Раневскую к секретному сотрудничеству, надо бы ей выделить отдельную квартиру.

Раневская обвела вокруг пальца своего вербовщика.
Раневская обвела вокруг пальца своего вербовщика.
Фото: РИА «Новости».

Уже через месяц Раневская праздновала новоселье в высотке на Котельнической набережной.

И тогда Коршунов вновь пошел на приступ, стал названивать в Театр Моссовета, где работала Раневская, чтобы формально узаконить состоявшуюся вербовку.

Однако каждый раз выяснялось, что Фаина Георгиевна пока не может с ним встретиться либо по причине занятости, либо состояния здоровья. Когда терпение органов уже было переполнено, в приемной КГБ появился какой-то мужчина с испитой рожей и попросил принять у него заявление. Коллективное письмо  жильцов высотки на Котельнической набережной, где уже месяц жила Раневская, через час лежало на столе у Грибанова, потому что именно ему и было адресовано.

В своем обращении квартиросъемщики - более десяти подписей  - дружно уведомляли органы госбезопасности, что прямо под ними проживает некая артистка, которая ночи напролет громко разговаривает сама с собой о происках империалистических разведок и о том, что она с ними, с этими ненавистными разведками, сделает, какую Кузькину мать она им покажет, как только ее примут в органы госбезопасности внештатным сотрудником.

...Через час Грибанов вызвал к себе Коршунова, отдал заявление, ограничившись коротким замечанием:

- На Фаине поставь крест, ищи кого-нибудь другого. Молчащего во сне. Свободен!

По прошествии некоторого времени Коршунову от агентуры, окружавшей Раневскую в Театре им. Моссовета, стали известны подробности создания пресловутого «коллективного заявления». Артистка за две бутылки водки соблазнила на эту акцию сантехника из жэка, того самого заявителя с испитым лицом. Но поезд уже ушел, и квартира осталась за Раневской!

В будущем Фаина Георгиевна любила повторять:

«Девочки, вы должны меня понять. Я отказала гэбэ лишь по одной причине. Дать много органам госбезопасности я не могу, а мало мне не позволяет совесть - проклятое воспитание!»

Чиччолине мужчины открывали все свои тайны.
Чиччолине мужчины открывали все свои тайны.
Фото: REX Features/Fotobank.

Порнозвезда - агент экстра-класса

Еще пример, как обворожительная нимфа, буквально не щадя живота своего, работала на спецслужбы. Образчик тому - Чиччолина, рабочий псевдоним порнозвезды венгерского происхождения Илоны Сталлер. Хотя наверняка и это имя может быть ненастоящим.

Как выяснилось сегодня, все то время, что Чиччолина проживала в Италии, она работала на венгерские спецслужбы и оказывала своей исторической родине неоценимые услуги по добыванию как секретных сведений, так и лоббированию выгодных для Венгрии законопроектов в итальянском парламенте. В 1987 году она прошла в нижнюю палату итальянского парламента от радикальной партии Италии.

Энергией этой агентессы можно только восхищаться. Она переспала почти со всеми сенаторами - депутатами верхней палаты итальянского парламента, - поэтому венгерским спецслужбам и отчасти нам, то есть КГБ, было заранее известно, какие законопроекты будут приняты, а какие не пройдут. Кроме того, она состояла в интимных отношениях со многими государственными деятелями и министрами, в том числе и с теми, кто возглавлял силовые ведомства не только Италии, но и других западноевропейских стран. Можно только представить себе, какой высокой пробы сведения поставляла она своим операторам...

Нашли и завербовали эту суперагентессу сотрудники венгерских спецслужб в будапештской гостинице «Интерконтиненталь», где Сталлер работала официанткой. Сотрудники органов безопасности Венгрии сделали ей такое предложение, от которого она не смогла отказаться: посулили такую сумму, что она тут же сменила профессию и стала гидом-переводчиком для иностранцев из капиталистических стран. Илона выросла в интернациональной семье и свободно владела несколькими европейскими языками.

После вербовки в ее обязанности входила организация отдыха и развлечений для западноевропейцев и граждан США, но в основном она занималась выяснением их отношения к социализму вообще и к венгерскому в частности...

Когда ее кураторы поняли, что Сталлер способна дать сто очков форы легендарной Мата Хари, они помогли ей эмигрировать в Италию, где в полной мере раскрылись ее шпионские дарования.

Достаточно сказать, что в венгерской службе безопасности под Чиччолину был создан целый компьютерный цех, в задачу которого входили обработка и анализ поступавшей только от нее информации.

Чиччолина «таскала каштаны из огня» для своих «кукловодов» почти тридцать лет - завербовали ее, когда ей еще не исполнилось и восемнадцати, а от активных дел она отошла в 47 лет.

Похоже, она в одностороннем порядке прекратила сотрудничество с секретными службами Венгрии в 1989 году, когда пала Берлинская стена.

Продажная нимфа на службе МОССАД

В 1985 году в английской газете «Санди таймс» появилась сенсационная статья о том, что в израильской пустыне находится секретный завод по производству ядерного оружия. Статья была с фотографиями, что свидетельствовало об объективности материала. МОССАД (разведка Израиля) не составило труда вычислить, кем была передана секретная информация.

Автором статьи оказался некто Мордехай Вануну, израильский инженер, с десяток лет проработавший на том заводе.

«Человек, разгласивший главный секрет Израиля, - решило руководство МОССАД, - должен быть найден, доставлен в родные пенаты и предан суду, чтобы  понести заслуженную кару!»

Вануну был обнаружен сотрудниками МОССАД в одном из лондонских отелей, где он жил под чужим именем. Инженер-отступник находился под неусыпным присмотром английских журналистов, ожидавших от него следующей порции сенсационных материалов. ...Мордехай если и выбирался на волю, то только в сопровождении большой группы репортеров, готовых оказать ему физическую защиту и уберечь от похищения... Но разработчики операции учли то обстоятельство, что Вануну уже несколько месяцев находился на вынужденном «сексуальном карантине». Поэтому он, презрев все предостережения репортеров, должен был «запасть» на подставленную ему агентессу-обольстительницу.

В роли обольстительницы выступала неотразимо красивая агентесса-проститутка, работавшая под псевдонимом Юдифь. В отель, где проживал Вануну, она поселилась под именем Сэлли Краун. Однажды они «случайно» столкнулись у лифта...

- В этом отеле я изнемогаю от скуки, - томным голосом сказала красотка. - И если вы находитесь в таком же положении, то я готова принять ваше предложение!

...Их физическая близость началась задолго до ужина в номере Сэлли, куда в итоге перебрался Мордехай. Все пять вечеров Юдифь, выполняя задание  кураторов, подсыпала в вино объекта «сыворотку истины», которая расслабляет волю и отключает мозговые центры самоконтроля. Через некоторое время разработчикам операции стало ясно, что сообщников у Вануну нет, публикация совершенно секретных материалов в «Санди таймс» инициирована им самим только для того, чтобы «срубить» солидный гонорар. Однажды за ужином Сэлли предложила Мордехаю разнообразить их досуг морской прогулкой на яхте ее приятелей.

В назначенный МОССАД день Вануну, накануне накачанный агентессой наркотиками, оказался на яхте, швартовавшейся в устье Темзы. Затем моссадовцы усадили его в самолет и в бессознательном состоянии переправили на родину.

Вскоре Мордехай Вануну предстал перед израильским судом, который признал его виновным в шпионаже и государственной измене и приговорил к длительному сроку заключения.

Юдифь же за полученный от МОССАД гонорар приобрела тот отель, где она так успешно провела операцию.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ