Ольга МУСАФИРОВА, Фото автора и УНИАН. (26 февраля 2008)
Казак казака видит издалека. Часть 1

Казак казака видит издалека. Часть 1

Анатолий Иванович Шевченко, гетман Украинского реестрового казачества, с медалью Берегини, которую хотят вручить премьеру Юлии Тимошенко.

Голота здесь не ходит

В шаге от Майдана Незалежности, как раз между гостиницей с символичным названием «Казацкая» и памятником Богдану Хмельницкому, в одном из домов, где квадратный метр жилой площади стоит сокровищницы легендарного гетмана Полуботка, приютился штабной «куринь» Украинского реестрового казачества. Или, по-модному, офис. «Важное место…» - заметил бы по этому поводу классик Николай Васильевич Гоголь.

Помучив кнопочки кодового замка, я проникла в парадное и замерла словно пораженная громом. Агентство элитной недвижимости «Крым Консалтинг» (буклет живописал земельные участки и виллы на побережье, гостиницы, яхты и так далее) и начальство реестровых казаков не просто соседствовали на лестничной клетке - они составляли единое целое. В голове заклубились какие-то образы, почерпнутые из школьного курса истории и литературы. Тютюн, люлька… Сабля, бурка… Шаровары шириной в Черное море… При чем же тут услуги опытных риэлторов? Разгадка таилась в строке «Недвижимость в Турции», добыть которую также помогал «Крым Консалтинг».

- Вон оно как теперь - казаки-риэлторы! - подумала я. - Без походов на «чайках» и всяких там международных скандалов тихо, цивилизованно отвоевывают заморские земли. Хранят верность традициям, молодцы!

И поскреблась в броню двери.

Из штабной квартиры, честь по чести переписав в журнал данные журналистского удостоверения, меня препроводили этажом выше: в служебную квартиру, тьфу, резиденцию гетмана Анатолия Ивановича Шевченко. Была она не мала и не велика, в двух уровнях, с резными перильцами лестницы, кожаными диванами, иконами, булавами, компьютером последнего поколения в кабинете и телевизором в зале, из которого как по заказу неслись украинские хоровые песни, преимущественно начинавшиеся с «Ой…» Впрочем, Анатолий Иванович сразу продемонстрировал уважение к газете, охотно перейдя на русский язык:

- Положительную статью писать собираетесь? Или проблемную?

Смутившись быстротой и натиском, я пробормотала что-то типа: «ну, пока трудно сказать». Анатолий Иванович светло заулыбался. Это выражение лица он держал на всем протяжении нашей беседы, что, согласитесь, редкость для руководителя в нынешнее насупленное время. Хотя, возможно, просто сказывалась хорошая школа?

Искусственный интеллект на службе Януковича

Пару десятков лет Анатолий Иванович отдал КГБ СССР, причем последние годы - в Москве. Секрета из этого не делал и даже со значением добавил, что по прежнему роду службы не раз пересекался с Владимиром Владимировичем Путиным лично. Лишь в президентстве Путина повидать не довелось. Да ведь и сам Анатолий Иванович резко сменил к той поре сферу интересов: получил образование физика, защитился и как раз к развалу Союза основал в Донецке научно-исследовательский институт искусственного интеллекта. Потом засел за докторскую диссертацию по богословию.

Именно в этот период произошли события, перепахавшее судьбу Анатолия Шевченко и осветившее его дальнейший жизненный путь. Конкретно: завязалась дружба с Виктором Федоровичем Януковичем, тогдашним губернатором области. Янукович нередко заглядывал в институт - не на шутку интересовался искусственным интеллектом.

- Виктор Федорович как-то предлагает: «Надо бы тебе возглавить наших казаков. Вон сколько их на Донбассе! Стихийные, неуправляемые, никому не подчиняются. Но движение можно сделать полезным, только бы его причесать» - именно так выразился, а я запомнил. Стал отнекиваться: «Да вы что, Виктор Федорович! Надо мной смеяться станут. Я ж уже профессор…» Но Янукович убеждать умел, да. (После паузы.) Ему старец-провидец Зосима, духовный наставник, предсказал, что большое будущее ждет - президентство. И затянула меня идея! Так что я очень благодарен Виктору Федоровичу. Мы и его, конечно, приняли в ряды реестровых казаков. Но когда Янукович стал премьером, то не воспользовался нашей поддержкой. Другие обстоятельства, команда, знаете… На выборах в 2004-м тоже не позвал на помощь.


15 апреля 2000 года. Премьер-министр Украины Виктор Ющенко принимает участие в театрализованном представлении Запорожского казацкого конного театра (на груди - орден князя Байды Вишневецкого, торжественно врученный ему в Запорожье) перед посвящением в запорожские казаки на острове Хортица.

На миг уста гетмана поблекли, а кабинетные часы с боем сказали «бом-бом». И как ни пыталась я развить тему нынешних перспектив лидера оппозиции взять власть в Украине с помощью реестрового казачества, Шевченко на провокацию не поддался. Похоже, исключил он Виктора Федоровича из списочного состава - реестра - за нарушение устава, допустим, неуплату членских взносов в течение трех месяцев. В их организации с финансовой дисциплиной порядок железный. И вообще, проигравший казак - выбывает.

Батьке коня, матери - икону

Зато наладить тесный контакт с действующим президентом Украины Виктором Ющенко удалось за милую душу. Подтверждение - документальный фильм, отснятый летом 2005 года на Хортице, где Виктор Андреевич при всем честном народе (сотрудниках Секретариата, министрах, иностранных послах и посланцах двадцати двух казацких организаций Украины) давал клятву гетмана всей страны.

- А Кучму в свое время в гетманы тоже посвящали? - полюбопытствовала я.

- Конечно! - с готовностью подтвердил Анатолий Иванович.

- Так их теперь два, самых главных? - испугалась я. Поскольку не припоминала ни церемонии передачи клейнодов, ни жуткого действа с ломанием клинка над головой Леонида Даниловича - за антинародный режим и ущемление вольности, так сказать.

Широкая улыбка Анатолия Ивановича была мне ответом. Видать, в современную эпоху вопросы клятв и присяг решаются как-то по-иному.

...После торжественной части наступил черед поздравлений. Реестровые казаки подготовились завидно: подогнали Виктору Ющенко ахалкетинского жеребца по кличке Орлик и приготовили старинную икону Спасителя в окладе. Но в последний момент Анатолий Иванович взором нестареющего чекиста окинул толпу у сцены и обмер. Всеми забытая, от телекамер отодвинутая, в белой накидке-пыльничке стояла, кусая от обиды губы, премьер-министр Юлия Тимошенко.

- Президентский протокол оплошал. Не представили вслух, что здесь, на Хортице, и премьер присутствует, унизили должность! Я отдал приказ: принимаем у Юлии Владимировны присягу берегини Украины - у нас ведь женщины в казацтве на равных! - и дарим икону ей. Побратимы зароптали: икона уже подписана в дар президенту. «Ничего, - говорю, - переиграем!» Спасли ситуацию. Потом, правда, мне жена звонит - голос просто в истерику срывается: «Как ты мог?!» - «Да что случилось?» - «Как ты мог дважды поцеловать Юлю на глазах всей страны?!» Очень она Тимошенко не любит…

Отсмеявшись от полноты чувств, Анатолий Иванович прошел к столу и открыл кожаный, с тиснением, футляр, приглашая взглянуть, что таится в его бархатном нутре.

- Когда Юлия Владимировна стала премьером во второй раз, я письмо отправил: так и так, поздравляю, но прошу дать ответ - подтверждаете ли свой статус берегини либо отказываетесь от него. Вскоре через помощника пришел ответ: помню, подтверждаю, благодарю. Ну, тогда мы решили ее наградить!

В футляре, на сине-желтой широкой ленте, покоилась звездообразная медаль, с эмалевой сердцевины которой смотрел лик самой Юлии Владимировны…

Довольный эффектом, гетман Шевченко продолжил:

- Спросил: когда можно вручить? А она передала: хочет, чтобы произошло это в Донецке либо в Луганске, когда приедет туда с визитом, и непременно в присутствии большого количества народа. Обещали оповестить, когда поездку в график заложат. Ждем вот.

Плюс яркий орден на груди

Слушала я гетмана, а тем временем разглядывала его мундир. Прикидывала: такому дивному черному сукну, пожалуй, и министр обороны Украины позавидует. А обильное золотое шитье на обшлагах, переплетенное с узором красного шелка! А искусно изображенные гроздья калины у ворота! А золотые же, размером с кулачок младенца, звезды на погонах о восьми лучах!

- Восемь лучей означает вечность, духовность. Мы за духовность боремся, за главную заповедь - возлюби ближнего, как самого себя. Интеллектом боремся, а не оружием, как встарь, за культуру, за спорт, за патриотизм.

- Получается?

- Езжу по Украине, читаю лекции студентам. Потом они чуть не целым вузом выражают желание стать казаками. В Крыму часто бываем, на подшефных кораблях. Подарки привозим, беседуем с ребятами, и они записываются в реестровое казачество. Детский приют в Макеевке организовали и опекаем, тоже наша смена растет, казачата.

Под началом гетмана Хмельницкого было тысяч сорок казаков. У гетмана Шевченко - вдвое больше. Но главная сила современных реестровых интеллектуалов, конечно, не в детдомовцах, а в людях с именами.

- Борис Евгеньевич Патон, патриарх отечественной науки, - генерал казацкой армии. (Анатолий Иванович Шевченко, сообразно, член-корреспондент НАНУ по специальности «Вычислительные системы». - Авт.) В будущем году, на девяностолетие, даст Бог, присвоим ему очередное звание - маршала.

- И как Патону с лампасами?

- Вот явлюсь, говорит, в форме на президиум Академии наук, я им покажу дисциплину!

Что-то притомилась я смеяться…

- А не бутафория ли это, не забава для взрослых?

- Нет, конечно! Идея чистая, с историческими корнями, только не всеми еще воспринимается.

Но в данном направлении гетман Шевченко работает на износ. Среди соратников по структуре - экс-премьер Крыма Анатолий Франчук, наказной гетман автономии. Супруга Франчука объединяет всех мало-мальски влиятельных берегинь АРК. (Точно, глупость я насчет игры сморозила. «Крым Консалтинг» почему процветает вполне серьезно? Потому что в казацкие руки попал!) И другие казацкие бизнесы по стране - этот вид хозяйственной деятельности прописан в уставе с бухгалтерским тщанием - организованы с учетом местных реалий и выгод, нередко политических. Пусть издеваются неимущие казаки-завистники из карликовых организаций над тем пунктом в проведении ритуала присяги, где записано: «…после каждого целования сабли атаман протирает ее салфеткой (платком), смоченной спиртом или водкой». Не приведи господи по-братски кому-то заразу подсунуть! Ведь такие люди порой прикладываются к лезвию клинка, что сердце замирает от восторга и перспектив пополнения казны…


Артисты кировоградских театров инсценируют картину Репина «Письмо турецкому султану» на фоне памятника казаку Ивану Сирко в селе Торговица Новоархангельского района Кировоградской области.

- Генерал Малых из Львова, например, миллиардер, туристической деятельностью занимается. Генерал Кожан, почетный консул Казахстана в Украине, львовянин по рождению, очень богатый человек - Краковским рынком владеет. Генерал Муравьев из Мариуполя - хозяин мясокомбината. Харьковчанин Мазепа, потомок славного Мазепы, командующий Восточноукраинским округом реестрового казачества, - крупный предприниматель, - перечислял Анатолий Иванович, стараясь никого не забыть и не обидеть. А уж перечень института советников гетмана Шевченко и вовсе потрясал воображение обилием VIP-персон. Обнаружила я там даже Владимира Огрызко, правда, еще в статусе первого заместителя министра иностранных дел Украины, в звании казацкого полковника, дающего гетману Шевченко посильные рекомендации в сфере внешних сношений, и генерал-майора Вадима Писарева, в «миру» - народного артиста, художественного руководителя Донецкого театра оперы и балета.

Ну, тут понятно: кто ж не в курсе, что из всех искусств важнейшим для казаков является балет?!

Этого цвета - по всему свету

Отдельное удовольствие - рассказы Анатолия Ивановича о международной деятельности реестровых казаков Украины.

- Да, многие меня не одобряют! Я ведь получаю аудиенции и у предстоятеля Русской православной церкви Алексия II, и у блаженнейшего патриарха Филарета, и у кардинала греко-католической церкви Любомира Гузара. Они беседуют со мной подолгу и благословляют на святое дело - труды по созданию в Украине единой церкви. Да что там! С Папой Римским, Иоанном Павлом II, наша делегация встречалась в Ватикане, и он из уважения к казакам приветственную речь прочел на украинском языке - по бумажке, правда. Сорок пять минут беседовали, хоть по обыкновению даже президентам больше четверти часа не отводил. В апреле снова в Италию собираемся, к Папе Бенедикту.

- Итальянское реестровое казачество визит лоббирует, наверное? - попыталась пошутить я.

- В Италии наших пока еще нет, - не принял иронии Анатолий Иванович. - Зато есть в Венгрии, США и Японии. Там командиром полка господин Йошихико Окабе назначен. Сказал, устав вполне соответствует духу самурайских традиций. («Японские казаки исповедуют синтоизм - поклоняются духам природы, едят суши и ждут всем полком представления далекому верховному сэнсэю Ющенко-сан. В противном случае обещают коллективно устроить харакири», - мои извилины, кажется, уже искрили от перенапряжения.) Но я усилием воли мобилизовалась и уточнила: благословение на какую именно единую церковь в Украине давали гетману Шевченко главы разных конфессий и теперь ждут результата?

- В современном мире не имеет значения, какой ты веры. Хотят наши казаки принимать присягу в православном храме Московского патриархата - идем туда со священником. Хотят присягнуть в лоне Киевского патриархата - нет проблем. Желают католического обряда, как львовские побратимы, - пожалуйста, в собор святого Юра. Лишь бы с добром и любовью в душе.

- Экуменизм? - догадалась я.

- Так точно! - одобрил меня доктор богословия.

…Чаю в чашках оставалось на полглотка - ровно столько, чтоб обсудить ближайшие задачи «реестровцев».

- Правовой статус казаку нужен? Без сомнения. Выступаем, допустим, на охрану правопорядка вместе с милицией или с пограничниками на кордоне. У них если травма или ранение - по закону компенсация положена, а нашим людям - пшик. Общественники! Пенсия опять же за выслугу лет... Надо регистрировать в Минюсте Казачью партию, чем, кстати, уже занимаемся, и самостоятельно побеждать на выборах в парламент. Может, это божье провидение, что нас никто до сих пор к себе в блок не позвал? - задумчиво произнес Анатолий Иванович.

...Ночью терзал кошмар. Ясновельможный гетман Богдан Хмельницкий на «мерсе» с номерами Верховной Рады, с медалью имени святой Юлии Тимошенко на груди рассекал по Южному берегу Крыма, щурясь в сторону татар и присматривая элитную недвижимость. «Померещится же всякая чертовщина!» - перекрестилась я и повернулась на другой бок.

Однако сон оказался в руку…

Продолжение читайте в завтрашнем номере.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт