Владимир ЛАГОВСКИЙ (26 февраля 2008)
Почему мы боимся щекотки

Почему мы боимся щекотки

Комментарии: 1
- Нехорошие излишества... - Люблю я этот - как его? - гаргалезис!
Аристотель, Сократ, Платон, Леонардо да Винчи, Галилео, Декарт, Бэкон, Дарвин - все эти выдающиеся умы прошлого подбирались к загадке с разных сторон. Но так ее и не разгадали. Можно насчитать несколько сотен современных исследователей, которым щекотка не давала покоя. Но и XXI век не принес точных ответов на простые, казалось бы, вопросы. Например, зачем люди щекочут друг друга? Или смех от щекотки... Ну откуда он берется? Ведь ничего юмористического не происходит.
 
Аристотелю, кстати, принадлежит эпохальное открытие. Путем многочисленных экспериментов он пришел к выводу: человек не способен сам себя защекотать. А тем более засмеяться от этого. Тоже странно.
 
«Любимая, сделай мне книсмесис!»
 
Специалисты различают два вида щекотки - по способам ее вызывающим. И называют их по-гречески, в честь древних философов. Если щекотать легко и нежно, допустим, перышком или травинкой, или, скажем даже с помощью ползающей по телу мухи, то это книсмесис. А если интенсивно и с применением грубой силы, то это уже гаргалезис.
 
- От книсмесиса, как правило, не смешно, - говорит профессор Лондонского университета Сара-Джейн БЛЭЙКМОР. - Но он может довести до исступления. Превратиться в пытку.
 
По словам профессора, сейчас принято считать, что реакция на легкую щекотку досталась нам от предков как защита от надоедливых насекомых и паразитов. Якобы она указывает место, на которое надо обратить внимание. Усиливается со временем, если человек не избавляется от раздражителя его нервных окончаний.
 
Однако при такой логике остается непонятным, почему книсмесис в исполнении женщины приятен мужчине. И наоборот. Возбуждает. И если кажется пыткой, то очень сладкой. Загадка...
 
А с гаргалезисом еще сложнее. Никакой эротики, но люди его практикуют.
 
«Идет коза рогатая...»
 
Дальше всех в познании щекотки сейчас продвинулась доктор Кристина Харрис из университета Калифорнии в Сан-Диего (США) - она уже лет 10 щекочет и себя, и добровольцев. По ее заказу инженеры даже изготовили агрегат в виде руки робота. Она - рука - может пальцем почесывать ступни, подмышки, ребра.
 
Вот так, делая гаргалезис, то сама, то пальцем робота, исследовательница обнаружила: никакой разницы нет. В смысле, чем делать. Люди абсолютно одинаково ржут в ответ и на одушевленное щекотание, и на механическое.
 
- Очевидно, - говорит Кристина, - реакция на гаргалезис ближе к рефлексам, раз участие другого человека в процессе необязательно.
 
Углубляя исследования, доктор обратила внимание на детей. Их реакция на щекотку самая эмоциональная. И смеяться от нее младенцы начинают примерно с 6 месяцев.
 
Подтверждаю. Я регулярно играю с маленькой дочкой «в козу». Шевелю пальцами и приговариваю: «Идет коза рогатая за малыми ребятами...» Ну вы знаете: «Забодаю-забодаю!» Зачем это делаю - не знаю. Но с удовольствием наблюдаю, как ребенок хохочет.
 
Оказывается, делать детям «козу» очень полезно. Кристина выяснила.
 
- Смех от щекотки - самый первый, который появляется у человека, - объясняет доктор. - Потом из этой примитивной и рефлекторной реакции вырастает чувство юмора. А оно, в свою очередь, помогает адаптироваться и в окружающем мире. Поэтому, делая ребенку «козу» или что-то в этом роде, вы его развиваете.
 
Кристина не исключает и такое: замкнутые, угрюмые, не понимающими шуток и анекдотов люди вырастают из тех, которых в детстве мало щекотали.
 
Смятение чувств
 
Но как объяснить, что у людей щекотка, особенно продолжительная, вызывает и отрицательные эмоции?
 
- Я снимала на видео людей, которых щекотала, - говорит Харрис. - И заметила странную мимику. Человек вроде бы смеется, а выражение лица такое, словно бы он еще и страдает.
 
По мнению Кристины, возникающие эмоции нельзя четко разделить на положительные и отрицательные. Потому что реакция на щекотку - это уникальное состояние, когда появляются и те, и другие одновременно.
 
Прежде-то ученые рассматривали эмоции отдельно. И отводили им соответственно разные роли. Недовольство щекоткой, например, связывали с инстинктом защищать наиболее уязвимые части тела. Харрис же опять ссылается на детей. Мол, щекотка не столько пробуждает древние инстинкты, сколько развивает их. Заливаясь смехом, ребенок стимулирует взрослого продолжить игру даже тогда, когда она уже перестала быть только приятной.
 
Другой вопрос, почему и в зрелом возрасте люди продолжают реагировать на щекотку почти как дети? Ответа пока нет.
 


 

Ученые говорят, что щекотать нас научили обезьяны.
Ученые говорят, что щекотать нас научили обезьяны.
КСТАТИ
 
Как ласка превратилась в пытку
 
Кроме людей, охотно щекочут себе подобных только обезьяны и... крысы. Причем животные при этом тоже смеются. При этом маленький шимпанзе хохочет совершенно так же, как и человеческий малыш, издавая звуки вроде «ха-ха-ха». И только с возрастом, когда строение носоглотки у животных меняется, обезьяний смех напоминает уханье.
 
Крысы же при щекотании издают возгласы в ультразвуке. Но животные так играют. Лишь человек умудрился превратить сей процесс в унижение себе подобных. В древности и в средние века палачи по нескольку часов щекотали в носу у осужденного гусиным пером. Говорят, что ощущение при этом - как будто сверлят мозг.


 

Владимир Лаговский ждет ваших откликов на сайте.
 
 
 
 Владимир Лаговский ждет ваших откликов на сайте.
загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт