Анна ПУПЧЕНКО, Елена ПАНКРАТЬЕВА (12 апреля 2007)
«В развратники Лаврентий Павлович попал по ошибке»

«В развратники Лаврентий Павлович попал по ошибке»

29 марта был день рождения Лаврентия Берия. Бывший нарком внутренних дел СССР, ставший палачом тысяч невинных людей, родился в 1899 году.

Москвичка Нина Васильевна Алексеева - последняя женщина, которую любил нарком. По крайней мере она в этом уверена сама. Украшенная искусственными цветами квартира на Ярославском шоссе. Старинный комод усыпан визитками. После ее книги воспоминаний «Лаврентий Берия в моей жизни», которая вышла 11 лет назад, у Нины Васильевны брали интервью десятки журналистов западных газет, она участвовала в телепередачах и ток-шоу, а в восемьдесят восемь лет стала героиней передачи «Секс с Анфисой Чеховой». Сейчас ей 90.

«Моего первого любовника он расстрелял»

- Мне кажется, он приметил меня еще во время войны, когда я пела в хоре НКВД. Создателем этого хора был Лаврентий Павлович, - торжественным тоном начинает рассказывать 90-летняя женщина.

Назвать ее старушкой язык не поворачивается. Обидится. Нарядное платье, аккуратно прокрашенные ярко-рыжие волосы.

- Не вовремя фотографировать приехали, я прическу не уложила, - вздыхает она. И продолжает вспоминать:

- У меня был тогда ухажер - офицер НКВД Ребров. Мы выезжали с концертами на фронт, на фронте мы с ним и познакомились. А после войны его неожиданно арестовали. Нет, я никак не могу связать это напрямую, что его расстреляли по приказу Берия из-за меня. Просто если связать, что произошло со мной через несколько месяцев, то можно сделать такой вывод.

…Как-то после репетиции меня встретил начальник охраны Лаврентия Павловича Саркисов. Говорит: есть разговор насчет вашего Реброва (я еще не знала, что он расстрелян). У меня в тот день должно было быть свидание с другим офицером - моим будущим мужем, мы собирались идти на концерт Шульженко. Свидание я отменила, а вместо «разговора» он привез меня прямо в особняк Берия на Малой Никитской улице. Я уже тогда все поняла, что от меня надо. Дальше был ужин: лобстеры, вино. А потом… мы с ним были близки в первый же день... Так мы и жили с ним два года. Раз в неделю-две меня отвозили к нему в особняк. Хотя я за это время уже вышла замуж. Но муж - начальник расчетной части Генштаба - был постоянно в командировках. Саркисов, не стесняясь, приезжал к нам домой и отвозил меня в особняк.

Муж догадывался обо всем, потом я ему сама все рассказала, и мы решили сбежать в Севастополь к родственникам. Хотя Лаврентий Павлович предлагал мне в Москве квартиру, где раньше жил Мейерхольд. Я отказалась и нашла себе замену, чтобы покончить с нашими отношениями. Предложила поехать с Саркисовым своей знакомой из хора. И тот спокойно отвез ее.

- Вы говорили, что были последней - единственной...

- Так и было, - с гордостью отвечает Нина Васильевна. - С той моей знакомой у них не сложились отношения. И Берия разозлился на меня из-за этого. К счастью, через несколько дней мы уже были в Севастополе. А через несколько месяцев по радио объявили: Берия казнен. Хотя мне и было жаль его, я облегченно вздохнула: можно возвращаться в Москву.

После смерти Лаврентия Павловича пошли разговоры, что он был садист-извращенец, про сотни его малолетних любовниц, которых он насиловал. Я не верю всему этому. Все это клевета. Он вел себя со мной очень интеллигентно. Я не услышала от него ни одного грубого слова...

Хотя я его жертва, такая же, как и все остальные, - вздыхая, признается она, впрочем, тут же добавляет: - Но я относилась к нему... почему-то очень хорошо. Как-то я участвовала в телепередаче, и одна из журналисток вдруг спросила меня: «Почему вы его не убили?» Вот прямо так и спросила. Я растерялась, ответила дежурное: тогда бы я с вами сейчас не разговаривала. А про себя подумала: ну и дура ты, раз задаешь такие вопросы. Человек к тебе хорошо относился, давал деньги... За что убивать?

«Крупскую называл мамкой Ильича»

- Берия никогда не говорил со мной о политике. Он не раскрывался. Говорили о музыке, о театре. Некоторые историки утверждают, что Лаврентия Павловича расстрелял лично Жуков в одном из кремлевских кабинетов. И я нисколько не сомневаюсь, что так и было. Берия познакомил меня с Жуковым, когда привез 7 ноября на дачу к Сталину. Жуков показался мне очень жестоким человеком, думаю, что он легко мог застрелить наркома. Берия Жукова, кажется, уважал, не позволял себе никаких иронических улыбок, когда упоминал о нем. Про Сталина он говорил шаблонными фразами вроде «отец народов», иногда мне казалось, что он иронизирует. То же самое мне казалось, когда он говорил про «коммунизм и социализм». А слыша о Хрущеве, он не скрывал улыбки. Как-то прямо при мне сказал: «Иосиф Виссарионович любит этого шута, тот его веселит, и у него сразу улучшается настроение». Крупскую пренебрежительно называл мамкой Ильича. Про Ворошилова рассказывал, дескать, он берет уроки пения у оперной певицы Неждановой.

Лаврентий Павлович был менгрелом - это одна из грузинских народностей. И Грузию свою просто обожал.

В Бога он точно не верил, креста не носил. Зато верил в экстрасенсов. Восхищался известным тогда гипнотизером Вольфом Мессингом, с которым он был хорошо знаком. Рассказывал какую-то историю: как гипнотизер на потеху наркому за несколько минут усыпил всю охрану.

КОММЕНТАРИЙ ИСТОРИКА

«Такими воспоминаниями могут похвастаться как минимум 50 красавиц!»

- Подобными воспоминаниями могут похвастаться еще как минимум 50 красавиц Москвы и Кавказа, - убежден историк и публицист Николай ДОБРЮХА. - Вот цитата из письма жены Берия Хрущеву, которое было написано Ниной из тюрьмы (после ареста Берия арестовали его жену и сына. Кстати, отпустили их после инсценировки расстрела сына под окнами камеры, где сидела мать).

«На протяжении всей нашей совместной жизни я его видела лишь во время еды и по вечерам. И когда в 42-м году я узнала, что он мне изменял, отказалась быть его женой. В 43-м году я переехала за город, где жила с семьей моего сына. Неоднократно я предлагала ему подать на развод, чтобы он мог жениться на другой женщине, которая, может быть, его бы полюбила. Он отказывался, говоря мне, что без меня он выйдет из привычной колеи своей жизни. Я осталась: хотела, чтобы у него была семья…» Красавица Нина была его единственной женой, они расписались еще в начале 20-х годов. Сложно назвать все его любовные связи изменами жене и по одному этому судить о его моральном облике. (Это если не касаться результатов государственной деятельности Берия.) С 40-х годов они были мужем и женой лишь формально. Из-за загруженности Берия работой они почти не виделись. Да и Нина признается в письме, что она «частично несет ответственность, поскольку часто отсутствовала дома, ездила к сыну, который учился в другом городе». И муж устраивал свою личную жизнь, как свободный мужчина… с кавказским темпераментом. Есть даже документы, подтверждающие, что Лаврентий Павлович лечился от сифилиса. Насколько они подлинны - неизвестно… По материалам допросов Берия предстает развратным чудовищем, насильником. Но ряд историков уверены, что эти документы сфабрикованные. Ни одного безукоризненного доказательства по ним, проверенных свидетельств реальных жертв нет. Зато лирических воспоминаний его бывших любовниц немало. С его обаянием, властью женщины сами искали его расположения. Но некоторые его осаживали. Певица Лидия Русланова, например, вспоминала случай, как Берия, подвозя ее, положил руку ей на колено. Она молча, но твердо ее убрала. Больше подобных знаков внимания он ей не оказывал.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа парикмахер в ХарьковеисточникЛуи Летерье