Мама 20 лет боролась  за больную дочь, и она выздоровела!

Мама 20 лет боролась за больную дочь, и она выздоровела!

Комментарии: 27
Леночка выросла умницей и красавицей. Но главное - у нее теперь есть возможность жить полноценной жизнью.

Красивая, стройная и жизнерадостная - от Лены просто глаз не оторвать. Даже не верится, что две трети жизни она прожила в полной тишине. В мире глухих девушка могла остаться навсегда, если бы не родители. Целых 20 лет - каждый день, каждую минутку - они занимались с дочкой. Чтобы та не разучилась говорить и понимать, пусть и по губам, речь других. Лена даже никогда не пользовалась языком жестов. И все усилия оправдались в полной мере!

РОДИЛАСЬ ЗДОРОВЕНЬКОЙ

Сидим втроем в уютной гостиной. Лена хоть и говорит с небольшим акцентом, но нить разговора "держит" прочно. А от ее улыбки, как в детской песенке - сразу становится светлее. Раиса Ивановна, вспоминая, сколько всего пришлось вынести ради дочери, не может сдержать слез. Жаль, Игорь Тимофеевич, Ленин папа, не сможет к нам присоединиться: умер в прошлом году - сердце…

- Леночка родилась здоровенькой, - перебирает Раиса Ивановна семейные фото. - Когда ей было четыре, я повезла ее вместе со старшим сыном к бабушке в село. Вдруг среди ночи у дочки подскочила температура до 42 градусов. Я дала ей жаропонижающую таблетку, и температура упала. А когда уже дома показала врачам, те сказали: мол, никаких отклонений нет, разве что какая-то она у вас заторможенная.

Раиса Ивановна днями напролет занималась с дочкой, а Игорь Тимофеевич вкалывал на трех работах - зарабатывал "на врачей". Фото из семейного архива Дячук

Попросили малышку показать пальчиком носик. А она стоит и хлопает глазками. Стали стучать и кричать, но Лена даже не шелохнулась. После пункции поставили диагноз - "молниеносный менингит", который дал осложнение на уши. Самое ужасное - на тот момент медицина (а это был 1984 год) ничем не могла помочь Лене. Ни советские врачи, ни заграничные. Мама с дочкой поехали в Киевский НИИ отоларингологии, а его специалисты дали направление в Московский институт дошкольного воспитания. Там  должны были объяснить, что делать дальше. Главным оказалось - не потерять имеющиеся навыки.

- Мы учились читать и говорить. Боже, как это было трудно! - утирает слезы Раиса Ивановна. - Я постоянно показывала ей картинки, по сто раз повторяла каждое слово. Рисовала букву "м", и мы вместе долго мычали, потом - букву "а". Мы широко открывали рот, и наше завывание напоминало нечто, похожее на "ма". Я тысячу раз показывала на себя пальцем и повторяла "мама", с четкой артикуляцией. Дочка смотрела на мои губы и пыталась понять и повторить. Самое сложное было объяснить непредметные понятия: дни недели, месяцы, научить определять время…

Лена практически не играла с детьми, потому что было некогда. Мама ради занятий с дочкой перешла на четверть ставки аптекаря. Вся финансовая нагрузка легла на мужа, который тянул несколько работ сразу. Всем было безумно тяжело, но читать Лена все-таки научилась. И когда девочку снова повезли в Москву, специалисты ахнули: ничего себе результаты! Даже перепроверили слух у малышки: а вдруг все-таки хоть немного слышит?

ДЖУНА НЕ ПОМОГЛА

Когда подошло время идти в школу, родители твердо решили: никаких специнтернатов для глухих, Лена должна учиться в обычной школе и чувствовать себя нормальным ребенком. Сейчас Раиса Ивановна с благодарностью вспоминает первую учительницу, которая каждый день после уроков индивидуально занималась с Леной и настроила детей так доброжелательно, что за все 10 лет школы ни один ребенок не обидел девочку.

Первые полгода мама сидела сзади за партой и помогала дочке, чем могла. А Лена хватала все на лету и училась без особых проблем. Даже диктанты писала "как все". Учительница ходила по всему классу, а девочка вертелась как юла, чтобы успевать читать по губам. 

И старшие классы, где уйма сложных предметов: химия, физика, геометрия, Лена благополучно отучилась. Правда, Раиса Ивановна теперь жалеет, что освободила дочь от английского и украинского по совету врачей. Сейчас Лена читает по-украински, но не все слова понимает, а иностранный уже вряд ли осилит…

- Мы учились и лечились одновременно, - продолжает Раиса Ивановна. - Если от кого-то я слышала что-то новое о лечении слуха, мы немедленно ехали туда. Объездили весь Союз: Москва, Уфа, Омск, Одесса, Кишинев… Бывали и у народных целителей. Три месяца лечились у знаменитой Джуны Давиташвили - ходили на приемы в ее квартиру на Арбате. Она лечила Лену биотоками. Но, увы, безрезультатно.

После окончания школы (кстати, с отличием!) встал вопрос: где дальше учиться неслышащей, пусть и говорящей девушке? Решили идти по маминым стопам и поступать в Житомирское фармацевтическое училище.

- Поначалу у меня не хотели принимать документы, - говорит Лена. - Допустили к экзаменам, только когда получили добро из Министерства образования. Я их хорошо сдала. И училась тоже хорошо. Получила диплом лаборанта-диагноста и устроилась в поликлинику - брала кровь на анализы. 

"Я СЧАСТЛИВА, ЧТО СЛЫШУ МАМИН ГОЛОС"

И вот однажды, в 2001 году, Раиса Ивановна в теленовостях услышала о мальчике, оглохшем после менингита, - ему не открыли визу в Америку, куда он летел на операцию. Женщину словно током прошибло. Попросила на телестудии адрес той семьи, потом написала им. Тогда-то и узнала о кохлеарной имплантации. Стала наводить справки. В США операция стоила 100 тысяч долларов, в Австрии - 50 тысяч, в Словакии - 35 тысяч.

Дячуки продали дом в селе, влезли в кредиты… Еще четыре года ушло на сбор нужных документов. И вот наконец в 2005 году Лене в Словакии вживили электронный прибор - своеобразный заменитель внутреннего уха, который передает звуки в мозг, и у человека возникают определенные слуховые ощущения. Это, конечно, немножко не то, что слышат здоровые люди. Кроме того, мозг глухих либо "не знает", либо успел "забыть", какими должны быть звуки. И чем больше человек прожил в полной звуковой изоляции, тем тяжелее ему научиться слышать заново.

Теперь Лена совершенно самостоятельный человек. Заочно окончила Харьковскую фарм­академию и работает в фармацевтической компании в отделе закупок. Получила водительские права и водит автомобиль. А еще ходит на дискотеки и свидания и очень мечтает о семье.

- Мне уже делали предложение, но пока сердце молчит. Наверное, еще не встретила своего единственного… - смущается Лена. - Но я счастлива, что наконец слышу пение птиц, музыку, мамин голос… Самый лучший голос на свете.

НА ЗАМЕТКУ

Сейчас операции по вживлению "искусственного уха" делают и в Украине, причем значительную их часть - за счет госбюджета. В прошлом году в Институте  отоларингологии АМНУ в Киеве сделали 176 операций, а в нынешнем планируется почти вдвое больше. Для глухих - это возвращение к полноценной жизни. Главное - не тянуть и как можно быстрее обратиться за помощью.

КОМПЕТЕНТНО 

"Этой женщине нужно памятник при жизни поставить"

- Всеми своими  достижениями, которыми Лена по праву может гордиться, она обязана в первую очередь маме, - говорит специалист Института отоларингологии Академии медицинских наук Украины Нина Шепеленко, которая наблюдает девушку много лет. - Этой женщине нужно поставить памятник при жизни. Раиса Ивановна столько занималась с Леной, сколько, наверное, ни одна мама в мире. А без папиных усилий не было бы никаких поездок по врачам и никаких операций. Только благодаря родителям Лена сегодня живет полноценно. Конечно, если бы была возможность сделать операцию еще в детстве, ей было бы намного проще адаптироваться.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт