Родители должны сказать нам спасибо, что их дети умерли. Иначе растили бы инвалидов...

"Родители должны сказать нам спасибо, что их дети умерли. Иначе растили бы инвалидов..." [давайте обсудим]

Комментарии: 12
Эта кроха тоже на грани. Возможно, после гибели других малышей к нему отнесутся с большим вниманием. Фото: Андрей КАРА

- Они были обречены. У этих младенцев был целый букет различных заболеваний. Их могло спасти только чудо.

Но чуда в Республиканской детской больнице (РДКБ) в Нальчике не произошло. Восемь новорожденных скончались за первые 10 дней нового года... Просматривая отчеты республиканских властей и врачей, я должна признать: обречены. Но почему-то этот вывод не приносил должного облегчения. Может, потому что четверо младенцев умерли в один день, да и вскрытие не проводилось.

ДА БУДЕТ СВЕТ!

Стоило шасси самолета коснуться взлетно-посадочной полосы Нальчика, как свет в салоне тут же погас. Зал прилета не отапливался, а с потолка уныло мигали пара лампочек. Видимо, электроэнергию тут берегут пуще зеницы ока. Что же, один:ноль в пользу версии об отключении в больнице электричества, из-за которого перестали работать аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Ведь именно они и поддерживали хрупкую жизнь в килограммовых тельцах. Но стоило ли сюда лететь, если все очевидно: электричество отрубили, аппараты выключились, дети погибли. В федеральном центре медицины катастроф "Защита" (специалисты именно этого центра работают в критических ситуациях и умеют в прямом смысле слова вытаскивать с того света) мне объяснили, что подобного развития событий быть не могло. В каждой больнице находится генератор, который запускают при любом перепаде электроэнергии. А у аппарата ИВЛ включаются свои аккумуляторные батареи. Они выдерживают около двух часов автономной работы. Но из отчетов следовало, что детям делали на момент отключения электричества ручную вентиляцию легких, значит, не работали ни генератор, ни аккумуляторные батареи. Опять случайное совпадение?..

- Да, действительно, электричество отключали 6 января, - и. о. главврача республиканской детской больницы Светлана Индрокова тяжело вздыхает. Синяки под глазами, осунувшийся вид, слегка подрагивающие руки говорят сами за себя: она устала. - Первый раз света не было больше часа.

В качестве подтверждения настольная лампа и люстра резко мигают.

- А генератор у нас 1980 года выпуска. Его списали откуда-то и нам поставили, - печально добавляет Индрокова.

Когда свет выключили, техник и сама и. о. главврача безрезультатно пытались запустить это чудо техники. Удалось лишь через полчаса.

А в реанимационном отделении медсестры и врач бегали от аппарата к аппарату, подсвечивая путь экранчиком мобильного телефона.

Если верить Индроковой, два аппарата ИВЛ были старые и смогли проработать около 15 минут, еще два выключились почти сразу.

- Мы сравнили показания детей до и после отключения - никаких ухудшений не обнаружено, - утверждают врачи отделения.

- Я звонила в городскую "Электросеть", но телефон был постоянно занят. Потом выключили еще раз. А нас никто не предупредил, - жалуется Индрокова.

В этой конторе мне подтвердили, что было аварийное отключение, а на предупреждение у них не было времени.

- Нам надо было с проводами что-то решать. Вы что, не понимаете? - бросая трубку, ответили мне.

Это вы, дорогие электрики, так и не поняли, что играли человеческими жизнями. Но я хотела разобраться, почему умерли крохи…

ОШИБОЧКА

Списать все на электричество не получилось бы при всем желании. Ведь один ребенок умер 3 января, второй - 7-го, третий - 8-го. А генератор не работал только 6 января. Трагическим днем стало 9-е число - в этот день погибли сразу четверо детишек. И 11 января ушел из жизни последний малыш.

- Списывать все на перебои, конечно, не надо. Но и крайне непрофессионально утверждать, что это никак не повлияло на состояние младенцев, - заверяет заслуженный врач республики. - Другой вопрос: попытались ли их спасти?

Позвольте здесь сразу сделать отступление. Я не буду называть фамилий. С первого дня в Нальчике я только и слышала: "Только не называйте нас. Нам еще тут жить". Стоило зайти разговору о младенцах, как меня тащили в укромное место, все время оборачиваясь: не следит ли кто?

- Поймите, вы на Кавказе. Каждый друг друга знает. Скажешь чего, и потом не знаешь, где окажешься, - говорили местные жители.

В больнице одного из близлежащих районов врачи жаловались:

- Их бригады по транспортировке, приезжая в любой район, берут не каждого тяжелого новорожденного, рассматривают детей как товар, торгуются. А зачастую просто махнут рукой и говорят: не жилец, пусть у вас умирает. А ребеночек выживает.

Казалось бы, слова - словами. Но... В своем расследовании я старалась меньше всего обращаться к убитым горем мамочкам. Для многих эти крохи были самой заветной мечтой жизни. Одна мамаша до 30 лет лечилась и наконец забеременела. Другая решилась рожать в 43 года - врачи уверяли, что все будет хорошо. А 17-летняя Диана со своим мужем еще год назад умоляли членов семьи разрешить им завести ребенка. Сейчас каждая из восьми несчастных мам пытается найти хоть кого-то виноватого. Хотя и в их словах есть доля истины.

- Я не могу забыть. Все говорят, что врачи не виноваты. Не спорю, - говорит Залина Тохова, потерявшая своего крохотного мальчонку. - Но медсестра Настя Косова при кормлении моего ребенка не вставила в желудок зонд. И молоко стало выливаться изо рта и носика моего малыша. А если бы захлебнулся? Потом эта же Настя залила в ИВЛ обычную воду из-под крана, хотя туда льется только дистиллированная.

Залина сама работала в этой больнице и знает все тонкости. Другие же мамочки заметили, что медперсонал ходит без перчаток, бахил. Надо ли тут пояснять, что новорожденный не имеет своего иммунитета, только материнский. А в реанимации лежат недоношенные дети, и любое прикосновение грязного пальца может стать последним.

Когда я туда зашла, то мне выдали всю необходимую одноразовую одежду. Медсестры даже в моем присутствии были без перчаток и бахил, да и повязку некоторые в спешке только натягивали. В отдельных палатах сверкали явно новенькие аппараты ИВЛ и кувезы - своеобразные инкубаторы, поддерживающие температуру.

- Эта аппаратура тогда стояла в коридоре. Ее привезли только в декабре и подключить еще не успели, - пояснила врач отделения Мадина.

Большой, конечно, вопрос, почему врачи не позаботились о подключении, хотя и сейчас большинство кувезов не работает, а многие аппараты ИВЛ устарели.

- Погибшую Ашеву, которая весила всего 980 граммов, в момент отключения электричества мы обмотали целлофаном и положили на грелку, - даже с некой гордостью рассказывают медсестры.

- Не верьте Залине, Настя Косова у нас отличный работник, квалифицированная медсестра, - заступаются за коллегу почти все сотрудники отделения.

Доверяй, но проверяй. И я поехала пообщаться с молоденькой девочкой-медсестрой. Долгий монолог о том, что она не виновата и что Залина клевещет, передавать не имеет смысла. В конце разговора я задала два вопроса: почему нельзя заливать в аппараты воду из-под крана и какие антибиотики прописывают при внутриутробной инфекции?

Ответить девушка не смогла. Сама призналась, что зонд не был до конца вставлен. Но тут же обвинила мать в том, что она его сместила. Даже если и так - медсестра должна сама перед кормлением все проверить.

ВРАЧЕБНЫЕ ТАЙНЫ

Миф об идеальных врачах и медсестрах рушился на глазах. Особенно когда врачи отделения пренебрежительно сказали:

- Ну как они могли выжить? Это же еще плоды, а не дети.

Вот только в Германии выхаживают ребенка весом в 300 граммов, у нас, в России, - в 500. Да и ладно, если бы все восемь детишек весили до килограмма. Некоторые весили около трех, а один малыш так вообще - четыре кило.

- Так у них было столько заболеваний, - вторили врачи.

Да, действительно. В справке, представленной Минздравом Кабардино-Балкарской Республики, указаны по 6 - 10 различных диагнозов у каждого.

- Когда детей привезли к нам, то с каждым днем им становилось все хуже и хуже. Все в крайне тяжелом состоянии, - отмечают врачи.

Вот только в роддоме № 1, из которого доставили пятерых младенцев, утверждают, что все детки уже пережили самый критический период в семь дней (именно этот промежуток времени считается решающим в борьбе за жизнь малышей), начали прибавлять в весе, и у каждого наблюдалась положительная динамика.

Как мне пояснили в НИИ акушерства и гинекологии, ребенка можно перевозить из одной больницы в другую только в стабильном состоянии, когда нет угрозы жизни. Значит, все же крохи имели шансы выжить…

- Нам позвонили только через 10 часов после смерти ребенка, - рассказывает мама Динара. - Мы примчались. Нам прямо в коридоре отдали тельце.

Некоторым вообще забыли сообщить. 17-летняя Диана приехала навестить ребеночка, а ее без объяснений отправили искать дочку в морге. Даже заставили написать расписку, что претензий к больнице нет.

- Никто бы вскрытие не позволил делать по религиозным соображениям, - утверждают в больнице. Но сейчас, к слову, шесть семей готовы провести эксгумацию.

Крох отдавали с согнутыми ручками и ножками, синяками и гематомами от капельниц, повернутой набок головкой и вывалившимся синим язычком.

- Принято, что младенцев после смерти выпрямляют, придают нормальный вид, чтобы родителям полегче было. А тут... - комментирует заслуженный врач республики.

Но здесь обвинить врачей вряд ли удастся. Другой вопрос, что справки о смерти выдали через два-три дня после трагедии.

- Когда я пришла, то меня спросили фамилию и вписали в готовую справку, - вспоминает Диана.

Я вгляделась в свидетельства о смерти: фамилии вписаны явно другой ручкой, у пятерых диагноз совпадает: "сердечно-легочная недостаточность". Но в истории болезни и справках Минздрава числится масса других диагнозов. А в свидетельствах их нет, хотя врачи обязаны заполнять графы. Более того, графы даже не перечеркнуты - вписывай любое задним числом.

Статистика тоже работает против врачей. В январе 2011 года в РДКБ не умер ни один новорожденный. В феврале - 1. Больше всего погибло в августе - 7. А тут за 10 дней - восемь смертей. Совпадение?

Молодая мама еще пытается бороться за правду, а ее муж плачет по ночам и не верит.
Молодая мама еще пытается бороться за правду, а ее муж плачет по ночам и не верит.
Фото: Андрей КАРА

СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ…

Виноват в любом случае завотделением. Но, как выяснилось, заведующего реанимацией новорожденных нет в природе. Должность вакантна. Значит, вина на главвраче, но и тут и. о. Состояние РДКБ поражает. Пока я ходила по зданию, то промерзла до мурашек, а я ведь была в пуховике, с потолка сыплется известка, то тут то там потеки. Полов в одном крыле просто нет. В палатах грязно.

- Светлана Башировна всего два месяца занимает эту должность, - рассказывает старшая сестра больницы Тамара Тлехугова. - Она уже многое поменяла.

О предыдущем главвраче говорить боятся. Более 20 лет руководил РДКБ Мухамед Эльчепаров. За последние 10 лет больница выдержала всякое - от снятой крыши, якобы для ремонта, поддельных лекарств, за которые приходилось возвращать деньги, до закупленного, но так и не появившегося дорогостоящего оборудования.

За два месяца благодаря Индроковой удалось перекрыть крышу, начать ремонт в хирургическом отделении, заказать новейшее оборудование. Но все накопившиеся проблемы так сразу не решишь.

- В отделении реанимации новорожденных работают три врача на 12 ставках, - делится Индрокова. - Причем один собирается уезжать в Краснодар, другая принесла мне заявление - мол, не могу работать после унижений в СМИ. И мне остаться с одним врачом на 9 койко-мест?

А очередь на работу в это отделение, мягко скажем, не выстраивается. При такой ответственности и жуткой нагрузке доктора получают около 15 тысяч рублей. А про медсестер и говорить не приходится.

- Все ополчились на Настю. А кого я еще возьму? Даже от должности заведующего отказываются, понимая ответственность, - объясняет Светлана Башировна.

Лекарств нет, шприцев, перчаток, бинтов не хватает. Бахилы и шапочки медсестры вынуждены покупать сами. Но будут ли?

Но и это не все. Последний раз зарплату сотрудники получали в октябре, а потом деньги в республиканском бюджете кончились. Индрокова направила около 20 различных запросов в местное министерство. Удалось лишь добиться, чтобы в декабре выдали половину зарплаты за ноябрь.

И при всем том нагрузка возросла в полтора раза. В августе в Нальчике на ремонт закрылся республиканский перинатальный центр. И вся нагрузка легла на РДКБ. Если раньше было около 6 детей, то сейчас в отделении не меньше 11 самых сложных со всех районов.

Неменьшие странности и с республиканским центром. Зачем его закрыли целиком? Обычно ремонт проходит поочередно в разных отделениях. На время ремонта центра оборудование не передали ни в РДКБ ни в роддом № 1. А руководство республики осенью с гордостью рассказало, что в ближайшее время появится перинатальный центр республиканского значения на 280 коек. Но вот ведь вопрос, а старый с именно этим названием куда делся? Объяснить в минсоцздраве всю эту перинатальную чехарду мне не смогли.

НУЖНА ЛИ ПРАВДА?

Когда я смотрела в детской больнице на желтенькие, исколотые тельца новорожденных, на их головки с теннисный мячик, становилось страшно. Но мурашки по спине пробежали, когда один из этих крох приоткрыл серые глаза и посмотрел на меня. Возможно, мне показалось, но во взгляде этого "плода" было столько боли и страдания, что захотелось схватить малыша и унестись с ним прочь из этой больницы, где некому лечить, заботиться и выхаживать Человека. Изменится ли что-то после этого случая? Президент республики взял дело под свой контроль. Председатель правительства Иван Гертер мне открыто сообщил, что не видит во всем произошедшем вины ни врачей, ни электриков.

- Конечно, хамство со стороны персонала имело место, но все мы лежали в больницах и с этим сталкивались. Это проблема не только нашей республики. Никто не пишет, что за 10 лет мы показатели младенческой смертности снизили более чем в два раза - 6,2%. И мы занимаем по всей России очень неплохое место, - поправляя очки, продолжал Гертер. А потом, доверительно наклонившись, стал рассказывать о мамочках погибших.

- Все они с проблемами, во время беременности не следили за собой. Многие даже не все анализы сдали. Что тут говорить.

Только забыл добавить, что анализы - платные, а они были не в состоянии их оплатить.

Зато в республике уже решили установить во всех реанимациях видеокамеры, а также ввести должность психолога, чтобы он сообщал о смерти более корректно. И несмотря на то, что в бюджете на зарплаты не хватает средств, на это, я уверена, они отыщутся.

- Мы сами разберемся, на месте, своими силами. Уверяю вас. Мы в этом очень заинтересованы! - заключил председатель правительства.

И сразу в памяти всплыли слова врача отделения реанимации новорожденных РДКБ:

- Они еще спасибо должны сказать. Ведь иначе инвалидов воспитывать пришлось бы. А так никто мучиться не будет.

Вот только знать на этом этапе выхаживания, станет ли ребенок инвалидом или нет, может только Бог, или Аллах…

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Уезжала я из Нальчика тихо и спешно. В аэропорту у единственно работающей батареи я ждала регистрации. Ко мне подошел сотрудник полиции.

- Вы же из Москвы? По детям? - полушепотом спросил он.

- Да, - я осторожно кивнула.

И через пару минут меня окружили в кольцо таможенники, полицейские, представители авиакомпаний.

В их рассказы верить не хотелось. Почти у каждого умер ребенок в РДКБ - кто в хирургии, кто при родах.

- Роды тут в среднем стоят больших денег. Часть - врачу, часть акушеру и медсестрам, - перечислял мужчина в форме. - У каждого своя ставка - меньше не дашь.

- А плюс надо купить все лекарства, шприцы, бинты - все-все. На это еще около 3 - 4 тысяч, - поддержала девушка. - А выделенные медикаменты врачи в аптеку сдают, чтобы деньги получить.

Истории сыпались, как из рога изобилия, но я уже опаздывала на самолет.

- Помогите нам. А?

Давайте обсудим!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа визуализатором экстерьеров в одессе