Как спасти ребенка от травли в школе

Как спасти ребенка от травли в школе [+ видеообращение автора]

Комментарии: 60
Участники травли рады, что они делают «общее дело». Кадр из кинофильма «Чучело» (1983 год).

"Мне 12 лет. В школе надо мной все издеваются, бьют. Я больше не могу это терпеть".

"За 8 лет поменял пять школ. Мысль покончить с собой уже давно стала привычной".

"Четыре года меня били втихомолку, отрезали огромный клок волос, окунали головой в унитаз, подбрасывали под ноги грязные прокладки, мол, у меня выпало. Все ржали".

"Я участвовал в травле, ведь если не ты - так тебя. Поэтому просто радовался, что не меня. А еще - чувство правоты от того, что нас много, а он - один, и я принадлежу к большинству".

Эти цитаты, взятые на форумах, дают представление об очень острой проблеме, царящей в учебных заведениях. Школьная травля, или буллинг (bulling), - сложный процесс, в котором все "по-взрослому": есть настоящие жертвы и есть настоящие преследователи. 

Установить точно тип и продолжительность издевательств - задача не из легких даже для зарубежных ученых, имеющих хорошую финансовую поддержку. В одном исследователи уверены: школьная травля не является чем-то преходящим и страдания многих детей длятся годами.

Интересно, что первые публикации на тему школьной травли появились еще в 1905-м, но за прошедшее время мало что изменилось. Сегодня, как и сто лет назад, дети-"жертвы" нередко остаются со своей проблемой один на один. Испытывая стыд и неуверенность в себе, пострадавшие предпочитают не сообщать об издевательствах. Причина "заговора молчания" проста: жертвы уверены, что их не смогут защитить ни родители, ни педагоги.

Эта уверенность родилась не на пустом месте. В школах предпочитают закрывать глаза на проблему, упрямо называя травлю и садизм ситуацией, когда ученик "просто не находит общего языка со своими сверстниками". Родители, взрастив в собственном ребенке чувство неполноценности, нередко занимают удобную для себя позицию невмешательства, прикрываясь избитой фразой - "трудности готовят к взрослой жизни".

СТАЯ

Такова потребность возраста: детям надо быть в стае, им необходимо чувство групповой сплоченности. Если подростки чем-то заняты, у них есть общая цель и общие интересы, они почувствуют эту сплоченность и без травли. Но во многих школах этого и близко нет: пришли, отучились, разошлись. И рано или поздно приходит понимание того, что можно сплотиться против кого-то. Участники травли нередко описывают особое чувство эйфории оттого, что они вместе делают общее "дело". И чем ниже самооценка ребенка, чем меньше у него уверенности в себе, чем больше он зависит от оценки окружающих - тем более вероятно, что он примет активное участие в травле.

Нередко зачинщики, являясь по своей натуре "нарциссами", очень боятся, что кто-то догадается об их несовершенстве, и перенаправляют агрессию на другого. Незавидна и роль остальных, многие из которых участвуют в травле с единственной целью: не оказаться на месте жертвы.

- Рассуждать на тему подростковой жестокости и неспособности школы справиться с ситуацией можно долго, но дело в том, что ребенок превращается в жертву неслучайно, -  уверен главный детский психиатр Минздрава Украины Игорь МАРЦЕНКОВСКИЙ. - Как правило, изгоями становятся дети, которые чем-то отличаются от остальных. Среди жертв немало ребят с аутистическими наклонностями или первазивными нарушениями развития. Эти дети не способны демонстрировать гибкость в отношениях, они плохо понимают эмоции других людей и нюансы ситуации и, следовательно, хуже адаптируются. По этой причине они притягивают к себе агрессию не только сверстников, но и учителей. Ситуацию можно сравнить с отношениями в звериной стае, где нет места особи, отличающейся от других. И если в европейских странах с детства приучают быть толерантными к людям, которые отличаются от большинства, то у нас этого нет.

ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ВЗРОСЛЫХ!

После того как группа назначила "козла отпущения", рассчитывать на то, что все "рассосется" само собой, не стоит. Распробовав вкус насилия, дети уже не могут остановиться, и если они предоставлены сами себе, дело может зайти очень далеко. История, рассказанная в фильме "Чучело", покажется цветочками!

Между тем все могло бы сложиться по-другому, если бы рядом оказался авторитетный взрослый, не приемлющий насилия. Но где же его взять - не просто авторитетного, но еще и неравнодушного? Не секрет, многие учителя уверены, что атмосфера в классе - не их дело, а другие и вовсе сами провоцируют травлю - это простой способ управлять детским коллективом.

Так что спасение ребенка превращается сугубо в проблему его родителей, а значит, надо действовать. Не растите из своего ребенка жертву, убедите его, что всегда поможете и в самых сложных жизненных ситуациях будете на его стороне. Не рассматривайте уход в другую школу как панацею от всех бед - это крайний вариант. Фактически это означает признание неспособности защитить ребенка. Поймите: если человек ничего плохого не делал, он не должен уходить. Уважайте сами себя и с раннего детства внушите своим детям: право на чувство собственного достоинства имеет каждый! 

Специалисты уверены: ребенок превращается в жертву неслучайно.
Специалисты уверены: ребенок превращается в жертву неслучайно.

ИСТОРИЯ 1. "Я не очень красивая, может быть, дело в этом?"

"Мне 13 лет. В школе меня всячески унижают, но почему - не знаю. Раньше я училась в другой школе, где меня не гнобили, но мы переехали в другой город. Я пришла новенькой в 5-й класс, и с самого начала меня все возненавидели. За четыре года я так и не нашла друзей.

Я не очень красивая, может быть, дело в этом? Стала худеть, но не получилось: после очередной голодовки попала в больницу. А может, все потому, что я не крашусь, немодно одеваюсь и у меня нет парня? В старой школе я была отличницей, а сейчас - почти двоечница. Каждое утро я боюсь идти в этот ад. Стараюсь много прогуливать. Мне не у кого даже спросить, что мне делать. Я не конфликтная и не могу никого обидеть в ответ". 

Комментарий специалиста

- Девочка пришла в 5-й класс, который сам по себе сложный, поскольку является переходным, - разъясняет вице-президент НПЦ "Дианализ" психолог Виктория ЕГОРОВА. - В этот период "реорганизации", когда в коллективе устанавливаются новые правила и отношения, именно новенькая попала на позицию изгоя. Возможно, она чем-то отличалась от остальных, а возможно, просто на тот момент оказалась "чужая".

Как бы ни было, ребенку от этого не легче, тем более что переломить ситуацию не удалось. Обстановка в классе нездоровая, и эта проблема касается всех - как каждого ребенка, так и учителей и родителей.

Что касается девочки, роль жертвы к ней "прилипла", и выйти из ситуации в одиночку она уже не в состоянии. Если за четыре года ни учителей, ни тем более родителей существующее положение вещей (нежелание идти в школу, отсутствие друзей, резкое снижение успеваемости) не удивило и не обеспокоило, значит, стоит менять не только школу, но и взаимоотношения в семье. Идеальным вариантом для девочки был бы устоявшийся коллектив, где дети либо усердно учатся (скажем, маткласс или иняз), либо загружены еще чем-то, помимо борьбы за власть. Как вариант, можно перейти в класс к подруге, чтобы сразу была поддержка. Если нет возможности поменять класс, придется искать, как и чем себя поддержать и защитить в этом коллективе. И, как уже было сказано выше, без помощи взрослых не обойтись. 

ИСТОРИЯ 2. "Терпеть не могу - лучше повеситься"

"Школа для меня - каторга. Я живу в селе, и школа у нас не очень большая. В классе я самый слабый, меня никто не уважает. А старшеклассники вообще уверены, что если я не умею драться, меня можно оскорблять и унижать. Я уже почти привык к этому. Мне страшно дать сдачи. И если мне на перемене какой-то урод с ухмылкой говорит "Ну что, пошли, разберемся", я покорно иду в туалет, где надо мной будут снова издеваться. Я иду САМ, меня никто не тащит силой. Потому что знаю: иначе будет хуже! Меня бьют по голове, плюют в меня, мой портфель засовывают в унитаз. А один раз меня начали душить рукавом пиджака, и я чуть не умер. Родителям не говорю. Отца нет, а мать все равно ничем не поможет. К тому же мне угрожают, что, если расскажу взрослым, меня вообще убьют. Но терпеть больше не могу. Мне кажется, лучше повеситься". 

Комментарий специалиста

- Чего категорически нельзя делать в детской психиатрии - так это консультировать заочно, - говорит главный детский психиатр Мин-здрава Украины Игорь МАРЦЕНКОВСКИЙ. - Нередки случаи, когда после разговора с ребенком вырисовывается один его портрет, а после разговора с родителями - совершенно другой. Тем не менее в данном случае можно говорить о том, что мы имеем дело с типичным случаем нездоровой реакции обычных детей на ребенка, который чем-то от них отличается. И, безусловно, ситуация требует реагирования. Обратиться в правоохранительные органы - вполне правомерный путь, но он не решит проблемы самого ребенка. Я бы посоветовал маме ребенка обратиться к школьному психологу или классному руководителю. В то же время если на этом и остановиться, то мой совет будет достаточно бестолковым, так как проблему не решит. Поэтому следующим шагом должно стать обращение классного руководителя к неформальным лидерам в классе за помощью.

Детские авторитеты решают подобные проблемы очень легко, и именно на них должно быть направлено профилактическое вмешательство. Свое-временная профилактика всегда эффективнее и предпочтительнее наказания и карательных акций с привлечением правоохранительных органов. 

ИСТОРИЯ 3. "Я не хочу в психушку!"

"Учусь в 10-м классе, сижу за первой партой и стараюсь не находиться в классе, если учитель еще не пришел. Все надо мной прикалываются, обзывают, бросают в меня жеваными бумажными шариками, перекидывают друг другу мою сумку или дневник. Если у меня просят списать, никогда не отказываю, но я их всех ненавижу. Подружка "ВКонтакте" посоветовала "не обращать внимания", но это дурацкий совет! Вы хоть знаете, как это тяжело, когда тебя все презирают настолько, что уже начинаешь презирать себя сама? Я пыталась объяснить маме, как мне плохо. Даже сделала вид, что сейчас выброшусь из окна. Это глупый поступок, но я просто не знаю, как объяснить, что я чувствую! Мама сказала, что если я еще раз позволю себе что-то подобное, то она отправит меня в психушку. А я не хочу в психушку! Но что мне делать? Мне здесь еще учиться полтора года!"

Комментарий специалиста

- Прежде всего не советую девочке менять школу, - говорит ведущий научный сотрудник отдела медико-социальных проблем терапии Украинского научно-исследовательского института социальной и судебной психиатрии и наркологии Министерства здравоохранения Украины Яна БИКШАЕВА. - Ведь если здесь к ней уже привыкли, то в другой школе масса времени уйдет на адаптацию. И маловероятно, что девочка в другом классе станет более успешной. Школьная среда практически везде одинакова, а современные подростки - достаточно жестки и агрессивны.

Я бы порекомендовала маме ребенка поговорить с классным руководителем, чтобы выяснить, что на самом деле происходит в классе. Не секрет, что многие подростки просто не умеют себя вести, и, возможно, обсуждение проблемы на обычном классном собрании помогло бы исправить ситуацию.

Самой девочке я бы посоветовала обзавестись подругой - если не из класса, хотя бы из параллели. Просто не может быть, чтобы из нескольких десятков учеников не нашлось ни одного, кто бы ей был эмоционально близок! Даже один человек, с которым девочка сможет найти общий язык, очень поможет в данной ситуации. 

КОМПЕТЕНТНО 

"Обращайтесь с письменными заявлениями в милицию и прокуратуру!"

Ответы на извечные вопросы "Кто виноват?" и "Что делать?" мы попытались найти вместе с украинским правозащитником Эдуардом БАГИРОВЫМ. 

- Сейчас очень модно выражение "это не мои проблемы", с помощью которого можно отгородиться практически от всего. Чьими проблемами можно назвать школьную травлю?

- В первую очередь - это проблема родителей, во вторую - школьных преподавателей и только в третью очередь - самих детей.

- К сожалению, зачастую родители узнают о проблеме ребенка самыми последними, и иногда бывает слишком поздно…

- Возможно, я сейчас скажу излишне резко, тем не менее я убежден: родители, которые узнают о насилии над собственным ребенком только из его предсмертной записки, не имеют права называться родителями! Приблизительно то же самое я могу сказать о преподавателях. К сожалению, в нашей стране учителям созданы такие условия, что они просто вынуждены не заниматься проблемами своих учеников, а постоянно искать подработки. Поэтому жизнь собственных учеников и их проблемы - порой действительно серьезные - проходят и мимо классного руководителя, и мимо школьной администрации.

- Что вы посоветуете родителям, ребенок которых подвергся школьной травле?

- Однозначно обратиться с письменными заявлениями в милицию и прокуратуру! Причем не просто с заявлениями, а с заявлениями о преступлении, поскольку и психологическое, и физическое насилие является преступлением! При этом я подчеркиваю, что советую обратиться в милицию не потому, что "так положено", а потому что так действительно можно помочь ребенку. Во-первых, если социальный статус родителя невысок, то он, не имея авторитета среди сверстников своего ребенка, часто не в состоянии его защитить. Человек в форме в этом случае выглядит гораздо внушительнее. Во-вторых, после регистрации заявления о преступлении будет назначена экспертиза, по результатам которой будет определена тяжесть содеянного. И в зависимости от этого может быть возбуждено уголовное дело. 

ВЗГЛЯД С ДРУГОЙ СТОРОНЫ 

Диана ГРИГОРЯН, 15 лет: "Сделайте выводы и живите дальше!"

"Если вы думаете, что для травли в школе нужна причина, вы не правы! Физическая слабость, откровенная тупость, бедная поношенная одежда - все это может стать поводом, но никак не причиной. Я никогда не была ни слабой, ни глупой, ни плохо одетой. Тем не менее все прелести травли мне довелось испытать на себе.

Как я понимаю сейчас, спустя полтора года я сама дала случайный повод для "нападения": являясь модератором группы, удалила фотографию, выставленную одним из моих одноклассников в Интернете. Тогда-то все и началось. Ящик электронной почты переполнился гневными сообщениями, а мою стену в соцсети украсили неприличные послания. И, несмотря на то что все это произошло стараниями всего пяти человек, впечатление было такое, что против меня восстал весь мир!

Так вышло, что всю эту "красоту" в моем профайле случайно увидела мама. И решила пойти в школу. Сказать, что я не хотела, чтобы она в это вмешивалась, - это ничего не сказать! Еще не хватало, чтобы к званию "сильно умной", которое в классе прилепилось ко мне почти намертво, прибавился ярлык "крысы"! Но мама так рассердилась, что я не смогла ее остановить. Она пошла в школу и при всем классе популярно объяснила, почему люди не должны так себя вести. Она унизила моих обидчиков - и они это "оценили". Писать гадости перестали, но теперь мне стали пересказывать угрозы, прозвучавшие якобы то от одного, то от другого.

Чего мне только не рассказывали! И что мне назначат стрелку, и что подстерегут и изобьют, когда я буду одна… В конце концов мне все это надоело, и на этот раз я уже сама все рассказала родителям. Вопреки моим ожиданиям, проблема решилась достаточно быстро: мама с папой просто пошли к директору школы и пообещали написать заявления в милицию и Министерство образования, если все это не прекратится. И они бы действительно это сделали, но все закончилось почти мгновенно. А я наконец приняла решение, на которое до этого долго не могла решиться. Родители давно уговаривали меня перейти в физмат-лицей, но я не хотела расставаться с одноклассниками. Теперь же многие из них стали мне неинтересны и даже неприятны, так что я буквально считала дни до конца учебного года!

Эта история заставила меня сделать некоторые выводы, и в лицее я постаралась избежать ошибок, которые делала в прошлом. Если раньше я старалась вести себя относительно ровно со всеми, то теперь по возможности не общаюсь с людьми, которые мне не нравятся. А нет общения - нет конфликта. Так что в моем нынешнем коллективе чувствую себя вполне комфортно.

В общем, мой опыт показывает: все, что нужно сделать - это не наступать дважды на одни и те же грабли. Делайте выводы, живите дальше и помните, что все всегда можно начать сначала. 

А КАК У НИХ?

Школу покидают не дети-"жертвы", а дети-"агрессоры"

- Если бы у меня была волшебная палочка, первое, что я изъял бы из нашей жизни - это травлю в школе, - говорит доктор-консультант по психиатрии детского и подросткового возраста в клинике "Модсли", преподаватель кафедры детской психиатрии Лондонского университета Денис УГРИН. - В Великобритании этой проблеме уделяется очень много внимания. Например, в конце прошлого года в школе, где учится моя дочь, прошла "неделя против травли". Надо сказать, что у нас чаще покидают школу не дети-"жертвы", а дети-"агрессоры": их переводят в учебные заведения для детей со специальными эмоциональными потребностями. Но ситуация усложняется тем, что данная проблема уже давно вышла за рамки школы. "Благодаря" соцсетям и Интернету ребенок не защищен от травли даже в собственной спальне! 

Фото из архива "КП", Thinkstock. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах
Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах 178

Помимо фактического признания Сергея Лещенко коррупционером, Нацагентство по предотвращению коррупции также поставило под сомнение незаангажированность директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Топ-5 первых леди мирового кино
Топ-5 первых леди мирового кино 74

Фантазируя, как новая девушка Васи Голобородько будет соблазнять и поддерживать босса, мы вспомнили и других женщин президентов, которые прекрасно сыграли свои роли.

Спорт