Алексей БОГОМОЛОВ (14 декабря 2011)
От папироски Ленина до сигареты Брежнева

От папироски Ленина до сигареты Брежнева

«Дорогой» Леонид Ильич Брежнев предпочитал сигареты, причем исключительно отечественные (фото 1973 года).

А в СССР с 1922 (когда Сталин стал генсеком) по 1982 (смерть Брежнева) из 60 лет 52 года у власти были активно курящие люди. 

ПОЧЕМУ ЛЕНИН БРОСИЛ КУРИТЬ

Вождь мирового пролетариата Владимир Ульянов (Ленин), как свидетельствуют некоторые воспоминания, в свое время курил. Было это, как утверждают авторы, примерно в 1887 году. Считается, что он быстро начал курить и быстро бросил, а потом даже рассуждал о вреде курения. Курсант первых Кремлевских пулеметных курсов Федор Солодов вспоминал о легендарном субботнике 1 мая 1920 года, том самом, на котором Ильич нес бревно:

- Как-то во время отдыха все сели на бревно. Сел с нами и Владимир Ильич. Мы закурили. Ильич посмотрел на нас и сказал: "Ну что вы в этом куреве находите хорошего? Ведь табак - это яд. Он разрушает ваше здоровье". А мы, в свою очередь, спросили его: "А вы, Владимир Ильич, когда-нибудь курили?" - "Да, в юношеские годы как-то закурил, но бросил и больше этим не занимался".

СТАЛИН: ОТ ТРУБКИ ДО СИГАР

А вот преемник Ленина на посту главы Коммунистической партии и Советского государства Иосиф Виссарионович Сталин курил почти пятьдесят лет и нисколько этого не стеснялся. В советских фильмах и большинстве литературных произведений, как правило, появляется только один типаж курящего Сталина - с трубкой, причем обязательно набитой табаком "Герцеговина Флор". По мнению многих авторов, "вождь народов" либо вытряхивал в трубку табак из папирос, либо просто разламывал их, высыпая содержимое в трубку.

На ставшем классическим снимке 1936 года Сталин с трубкой, которую
На ставшем классическим снимке 1936 года Сталин с трубкой, которую "вождь народов" любил больше всех иных курительных приспособлений. 

На самом деле генсек курил не только трубку, набитую табаком из папирос, но и просто табак из пачек, папиросы - как наши, так и болгарские, а также гаванские сигары.

Что касается табака, то любимыми у "вождя народов" были американские сорта, например Edgewood Sliced. Лидер компартии Болгарии Георгий Димитров в 1936 году привез упаковку этого табака в подарок вождю из Америки. Тот обрадовался подарку, но посетовал, что "не знает, сколько еще врачи разрешат курить ему трубку".

Валентин Бережков, известный советский дипломат и один из переводчиков Сталина, вспоминал о том, что "вождь народов" уже не курил трубку во время Тегеранской конференции в 1943 году:

"Он был в маршальской форме, но, как и всегда, неряшлив: в мятых брюках и в своих неизменных кавказских мягких сапогах. Курил не трубку (врачи ему запретили), а папиросы "Герцеговина Флор".

В пожилом возрасте врачи действительно не рекомендовали Сталину курить, но он к этим рекомендациям не всегда прислушивался. В семейном архиве А. Н. Шефова, одного из авторов книги "Ближняя дача Сталина", есть фрагмент записи его беседы с комендантом дачи в Волынском И. М. Орловым. Тот рассказывал об окне Малой столовой, выходившем на южную веранду дачи:

"У этого окна внизу, в правой стороне, была форточка. В последние годы Сталин по давней привычке открывал ее, брал со столика папиросы и курил, а пепел стряхивал в форточку, а не в пепельницу, так как в это время врачи уже запретили ему курить. Дежурные офицеры постоянно находили табачный пепел в окне: дело в том, что за форточкой была прикреплена сетка от насекомых. О своих находках сотрудники охраны сообщали Сталину, показывая, что пепел остался на подоконнике. "Виноват,- отвечал тот, - следующий раз буду аккуратней".

В историческом путеводителе "Ближняя дача Сталина" рассказывается о том, каков был арсенал Сталина-курильщика, находившийся в Малой столовой:

- Чаще всего он располагался у ближнего к входной двери левого угла стола. У того места, где сидел Хозяин, выкладывали остро отточенные цветные карандаши (обычно 14 штук) и блокноты. Здесь же - коробки советских папирос "Герцеговина Флор" и болгарских "Люкс", гаванские сигары, трубочистки, спички.

Гаванские сигары, как считают некоторые авторы, Сталин разламывал на три части, крошил пальцами и набивал табаком трубку. Пепельницы, трубки, папиросы, сигары и пачки табака были во всех помещениях, даже на втором этаже дачи, куда Сталин поднимался крайне редко. Аксессуары курильщика присутствовали даже на городошной площадке, не говоря уж о бильярдной и бане. А бросил курить Сталин за три с половиной месяца до смерти, что, впрочем, на пользу ему не пошло…

ПОСЛЕДНИМ КУРЯЩИМ ГЕНСЕКОМ БЫЛ БРЕЖНЕВ

Никита Сергеевич Хрущев, сменивший Сталина на посту руководителя страны и компартии, никакими особыми "заслугами" в отношении курения не отметился. Сам не курил, а на то, как это делают другие, смотрел сквозь пальцы. Иногда, как вспоминал Алексей Алексеевич Сальников, работавший в его охране, гонял курильщиков, но без фанатизма. А вот "первый маршал" Климент Ефремович Ворошилов был настоящим ненавистником курения. Рассказывают, что в детстве он поспорил, "кто больше выкурит", и потерял сознание. Охранник Ворошилова Виктор Кузовлев вспоминал:

- Ворошилов не был капризным, никогда не выкидывал "номера" (типа незаметно скрыться от телохранителя). Единственное - терпеть не мог курящих. Помню, как-то во время лыжной прогулки встретили парня с папиросой во рту (житель близлежащей деревни). Ворошилов остановил его, вынул у него изо рта папироску и бросил ее в снег, пристыдив: "Как же вы, молодой человек, идете на лыжах и курите…"

Фанатичным ненавистником курения был "серый кардинал" ЦК КПСС Михаил Андреевич Суслов. Его побаивался даже заядлый курильщик генеральный секретарь ЦК Леонид Ильич Брежнев. Когда в его кабинет должен был зайти Суслов, по воспоминаниям охранников, он немедленно тушил сигарету и приказывал проветрить помещение: "Миша не любит, когда накурено!" Даже во время просмотра хоккейных матчей, когда "перекурить" в перерыве было для членов политбюро во главе с генсеком чем-то вроде ритуала, в присутствии Суслова даже пепельницы убирали.

Зять генерального секретаря Юрий Михайлович Чурбанов еще в конце девяностых рассказывал мне о том, что и как курил Брежнев:

- Леонид Ильич курил довольно давно, наверное, еще с войны. В те годы, когда я познакомился с ним, он курил два вида сигарет: "Новость" и "Краснопресненские", больше, конечно, "Новость". А когда ему врачи запрещали курить, он стрелял сигареты у охранников, соратников, у близких. Как-то раз я был с ним в "Лужниках" на хоккее, и он в перерыве спрашивает меня: "Юра, у тебя сигареты есть?" Я говорю: "Да, Леонид Ильич". Он: "Дай-ка закурить мне". Я, конечно, достал пачку (курил я в то время "Кент"), даю ему. Он взял сигарету, я зажигалкой щелкнул, прикурить ему дал. Он затянулся и говорит: "Ты Юра, не кури эти сигареты…" Может быть, ему вкус не понравился, может быть, слишком легкие для него были. С тех пор я носил в одном кармане свои сигареты, в другом - "Столичные" для тестя. Он их стрелял с удовольствием…"

Виктор Суходрев, много лет бывший личным переводчиком Брежнева, рассказывал, что, когда врачи стали запрещать тому курить, он поначалу решил ограничить ежедневную норму. И тогда в одном из технических подразделений КГБ ему изготовили красивый темно-зеленый портсигар с таймером и блокировкой. После того как он брал сигарету, следующую портсигар "разрешал" ему только через 45 минут.

А когда Брежнев все-таки отказался от курения, он просил постоянно находившихся рядом с ним охранников "обкуривать его". Владимир Медведев, заместитель начальника личной охраны генерального, вспоминал:

- Даже когда проводил политбюро, просил:

- Посиди рядом, покури.

Конечно, не всем членам политбюро - старикам - это нравилось, были ведь и некурящие, но возразить никто не смел…

А вот на каких-нибудь армейских совещаниях или партийно-хозяйственных активах картина выглядела потрясающе. Местное партийное начальство сидит, все чинно-благородно, а мы, охрана, в присутствии генерального, прямо за его спиной дымим, смолим….

Не изменял Брежнев своим привычкам и во время встреч с зарубежными лидерами. Виктор Суходрев в своих мемуарах писал, что генсек во время переговоров вдруг начинал беспокоиться, смотрел на рядом сидящих некурящих министра иностранных дел Громыко и помощника Александрова-Агентова, а потом обращался к Суходреву:

- Витя, но ты же куришь! Ты закури, пожалуйста!

Я закуривал, но, естественно, старался выпускать дым в сторону от него. Тогда Брежнев снова просил:

- Ну не так же! На меня дым!..

Картина была сюрреалистическая: на переговорах сидит во главе стола переводчик, нагло закуривает, да еще и дым пускает в лицо руководителю своей страны.

А что же после Брежнева? Андропов не курил, Черненко, в тот год, когда он возглавлял партию и был первым лицом государства, был тяжело болен и ему было не до того. Горбачев тоже курильщиком не был, равно как и первый Президент России Борис Ельцин. 

При подготовке материала использованы воспоминания сотрудников 9-го управления КГБ, Юрия Чурбанова, книги Виктора Суходрева "Язык мой - друг мой. От Хрущева до Горбачева", рассказ Федора Солодова "На субботнике" из книги "Детям о Владимире Ильиче Ленине",  воспоминания Светланы Аллилуевой "Двадцать писем к другу", книга Сергея Девятова, Александра Шефова, Юрия Юрьева "Ближняя дача Сталина", материалы журнала "Антиквариат" (№№ 1 - 2 за 2003 г.)

Фото ИТАР - ТАСС. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт