Армия сменила звездочки на трезубцы за одну ночь

Армия сменила звездочки на трезубцы за одну ночь

Комментарии: 78
Служить под сине-желтым флагом предпочла большая часть личного состава, находившаяся на территории УССР.

Вообще-то день рождения украинской армии нужно праздновать 23 декабря, когда присягу на верность народу принесло первое военное соединение - 55-й отдельный ордена Красного Знамени Петроковский полк связи. Еще вариант - 19 августа. Тогда ряд военных соединений выразили желание поддержать независимость, выдвинувшись в Киев с национальными флагами на бэтээрах. Но "за основу" решили взять дату, когда Верховная Рада приняла закон о Вооруженных силах.

КРАВЧУК ИСПУГАЛСЯ ПОДДЕРЖКИ ВОЕННЫХ

В конце июля 1991 года в Киев пригласили руководителей штабов военных округов союзных республик и генералов, разделяющих идеи создания республиканских вооруженных сил.

Полковник Вилен Мартиросян. Фото начала девяностых.
Полковник Вилен Мартиросян. Фото начала девяностых.

- Мы заседали в здании комитетов Верховного Совета. Поставили вопрос, что делать дальше, - и тогда решили оставить стратегические силы (то есть войска, подчиненные Центру в Москве. - Авт.), но при этом каждая республика должна была бы иметь свою армию, - рассказал создатель Союза офицеров, а тогда - полковник и депутат Верховного Совета УССР Вилен Мартиросян. 

Генеральская верхушка группы войск, находившихся на территории Украины, раскололась. Большая часть командного состава поддерживала сохранность Советского Союза в новой, предложенной Михаилом Горбачевым форме. Их оппоненты, в основном из центральной и западной части республики, выступали за отделение Вооруженных сил от центрального командования. Назревал конфликт, и "критическая масса" назрела 19 августа 1991 года.

- Мой полк (Петроковский Краснознаменный) первым вышел из подчинения Минобороны СССР. Решили это на общем совете: я выстроил солдат на плацу, объявил о ГКЧП, сказал, что принял решение вывести полк из подчинения Минобороны СССР и вверить его Верховной Раде. Кто "за"? Руки подняли все, кроме 6 человек - секретаря парткома, замполита полка и прочих штатных коммунистов, - вспоминает Мартиросян.

Полковник тотчас же воспользовался спецсвязью и вышел напрямую на Леонида Кравчука. Доложил о переподчинении своего полка. Председатель Президиума Верховного Совета от неожиданности чуть не выронил трубку - он собирался на встречу с "эмиссаром" ГКЧП Валентином Варенниковым и лишние проблемы в виде бунтующих военных были ему ни к чему.

"Ждите. Я дам команду, если что", - ответил Кравчук и передал трубку другим членам Президиума - Дмитрию Павлычко и Владимиру Яворивскому. Демократы радовались как дети: "Теперь у нас есть свои войска!"

"АВТОКОЛОННА ГОТОВА БЫЛА ДВИНУТЬ НА КИЕВ" 

После первого сигнала о поддержке Верховной Рады военными последовали еще и еще. Инициатива шла "снизу", от руководства дивизиями и полками. Но звонки, поступавшие по "ВЧ-связи" - правительственным коммуникациям, легко перехватывались, по каждому случаю готовили жесткую реакцию. Алексей Блинов, в 91-м году полковник, командовавший одной из частей в Западной Украине, рассказал, что из Киева спустили указание: никаких перемещений по области. "Иначе - разжалую!" - пригрозил высокопоставленный собеседник.

- Мы приготовили автоколонну к выходу. У нас были желто-голубые флаги, чтобы, когда выезжала техника, ее не перепутали с путчистами. Но параллельно прошла информация, что нас готовились перехватить в Новоград-Волынском или под Белой Церковью, - рассказывает Мартиросян. - Стояли, готовые ко всему. Но команда из Киева так и не пришла.

По словам бывшего замминистра, экс-начальника Генштаба ВС Украины Анатолия Лопаты, сигналы о состоянии в войсках Москва получала, но подавлять никого не собирались:

- О подавлении силами армии речь не велась вообще. Даю гарантию: распад СССР был предопределен позицией ЦК КПСС, и все, что происходило в республиках, воспринималось как давно запрограммированная ситуация, - утверждает Лопата. - Все угрозы - как выезд колонн, так и их подавление союзными войсками в то время - бутафория.

После провала ГКЧП процесс формирования армии пошел более мирно. Прежде всего благодаря тому, что новые руководители России вместе с Борисом Ельциным поддержали распад СССР, а Горбачев и его команда активного сопротивления не оказывали. В отставку ушел и глава Генштаба Вооруженных сил СССР Михаил Алексеев - именно он выступал главным раздражителем, называя украинских военных "оуновцами" и грозясь "навести порядок". Генералы, до того преданные коммунистическим идеям, в быту переходили на призабытую "мову" и коверкали команды на плацу.

- Киев не был в курсе событий, происходивших в Москве. Здесь люди сдавали свою работу, завершали дела, отправляли архивы в столицу и отчитывались. Потом - переходили в подчинение к украинцам, - рассказал Анатолий Лопата.

"ПРИСЯГУ ПЕРЕВОДИЛ НА "МОВУ" НОЧЬЮ"

Остался идеологический момент. Дело в том, что присягают военные раз в жизни, а измена торжественной клятве является предательством. Но в тонкостях воинской чести нашлась лазейка: военные, когда-то присягавшие Союзу, делали это и в отношении Украины - стало быть, объект верности не менялся, а "корректировался" с учетом духа времени.

- Текст присяги мы подготовили к съезду Союза офицеров, в конце ноября 91-го. Я лично ночью перед торжественным событием переводил его на "мову", было очень непривычно. А в зале присутствовали многие генералы, будущий министр обороны Морозов - мы и были первыми военными, которые присягнули независимой Украине, - рассказал Вилен Мантиросян.

В разных областях "переприсягнули" от 75% до 95% личного состава. Остальные офицеры и служащие решили уехать в другие республики, где жили их семьи. Не обошлось без идеологических "перегибов". Офицеры, нацепившие кокарды с трезубцами вместо красных звездочек (новые "опознавательные знаки" подвезли практически во все воинские части в 1994-м в течение суток), принялись "чистить" армию от нежелательных элементов.

- Было несколько экзаменов. Просили отвечать на украинском, спрашивали, имена скольких гетьманов я помню, что такое "кнайпа" и "узвар". После того как спросили текст "Заповіта" Тараса Шевченко, я взорвался, - рассказывает Алексей Блинов. - Пришлось уволиться со службы - терпеть такую демократию не хватило духа.

Даже генерал Анатолий Лопата, который в 1992 году перевелся в Украину с Дальнего Востока на должность замминистра, дважды (!) проваливал экзамен. На третий раз в "аттестационной" комиссии оказался человек, который знал его лично. Он подтвердил, что мать Лопаты проживает под Киевом, а сам генерал является сторонником независимости страны. 

БЫЛО ДЕЛО 

"Дикие" части оставались до 1994 года 

Москва ограждала украинское руководство от любой информации о контингенте, размещенном на территории страны. В итоге на нашей территории "затерялись" десятки воинских частей, о которых не имели ни малейшего представления в Генштабе.

- В основном это были части центрального подчинения. Разведка, научные подразделения Союза, в том числе Генштаба, военные институты, лаборатории - это были отлично подготовленные офицеры, подчинявшиеся только указаниям Центра. Но просуществовали они недолго - до 1994 года, пока мы полностью не овладели ситуацией.

По словам Вилена Мартиросяна, "ходоки" из подобных частей продолжали появляться в украинском Генштабе до середины 90-х. Они просили поставить их на денежное довольствие и обеспечить продуктами - и им не отказывали.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт