Дети войны вооружились исками

Дети войны вооружились исками

Комментарии: 4
Детство Александра Зубкова пришлось на годы, когда грохотали пушки.

Ну не могут, не хотят эти пожилые люди понять, что бедная Украина, напичканная дорогими автомобилями, коттеджами, офисами и бутиками, станет богатой, если к их полуголодной пайке не прибавят маленький ломтик. У них нет сил разворачивать палаточные городки и штурмовать Верховную Раду. За грошами, которые дал закон, а потом отобрало правительство, им хватает сил дойти разве только до суда, где они превращаются в страшную обузу как для правовой, так и для социальной системы Украины в целом. 

"ОНИ ТЯНУТ ВРЕМЯ, ОЖИДАЯ, ЧТО МЫ УМРЕМ"

Война началась, когда Саше Зубкову исполнилось 6 лет. Самые тяжелые воспоминания - это даже не заклеенные окна в квартире, не содрогающиеся стены бомбоубежищ и не долгий путь в эвакуацию из Запорожья в Омск, а время, когда мама лежала при смерти, а их с сестрой отдали в интернат. Мальчишке повезло - мама выздоровела, а после Победы с фронта вернулся отец. 

За плечами моего собеседника высшее военное образование, инженерная служба в войсках ПВО, высокие спортивные достижения в пулевой стрельбе, большой опыт работы на предприятиях, в том числе по космической технике. Но сейчас он пишет рассказы-воспоминания о войне и послевоенных годах - так крепко врезались они в душу. 

- Я знаю, что таких историй, как моя, очень много, - говорит Александр Григорьевич. - Но как бы ни сложилась потом наша судьба, мы остаемся детьми войны, которую забыть невозможно.

В феврале этого года Александр Зубков написал не типичное для себя "произведение" - иск в суд о перерасчете пенсии согласно Закону "О социальной защите детей войны". От своего имени и от имени жены.

- По закону нам положено 30 процентов от минимальной пенсии, а платят что? Копейки! В канцелярию Подольского райсуда Киева мы занимали очередь с семи утра. Работа у них начиналась в 9 утра. Жене удалось прорваться без четверти двенадцать. А я не выдержал, раньше ушел…

Иски Зубковых были приняты, рассмотрены и удовлетворены - частично.

- Я просил выплатить компенсацию с 2006 года и продолжать законные начисления. Но суд постановил дать деньги за период с сентября 2010-го по апрель 
2011-го, - грустно говорит пенсионер. - Но ведь и это не все - на мой иск подана апелляция. Они специально тянут, ожидая, чтобы мы умерли. Не дождутся! Я уверен, что выиграю.

Разделить оптимизм Александра Григорьевича мы бы рады, но картина вырисовывается иная.

Александр Зубков.

Александр Зубков. Фото автора.

ПИОНЕРАМ ПОВЕЗЛО

С 2006 года, когда Закон "О социальной защите детей войны" был введен в действие, людям, получившим этот статус, стали платить 10 процентов от минимальной пенсии вместо положенных 30. А с конца мая 2008 года постановлением Кабмина выплаты и вовсе зафиксировали на отметке 49 гривен 80 копеек. Это сумма остается неизменной и поныне. Вот и пошли дети войны в бой за свое, законное. Никто не вспомнит имена пионеров, но иски, подававшиеся года три-четыре года назад, имели благополучный исход. "Комсомолке" даже удалось разыскать некоего Константина Назаровича, который сумел отсудить не только компенсацию, но и пожизненные 30 процентов от минималки. Только говорить с нами счастливчик отказался и под страхом проклятия запретил упоминать фамилию. Дескать, найдут, придут и отберут! 

Киевлянину Михаилу Димонт тоже повезло, но относительно.

- Я подавал иск три года назад в Шевченковский суд и получил компенсацию в 3000 гривен. На эти деньги наконец-то съездил в Россию в гости к брату.  Правда, до этого пришлось обивать пороги исполнительной службы, платить-то сразу не хотели. А дальнейшие начисления мне, видимо, забыли присудить…

Не забыли, Михаил Давыдович, не забыли… Просто таковы теперь правила игры. В ситуации с социальными выплатами, похоже, сработал принцип пирамиды: первым истцам государство худо-бедно обеспечивало требования, а когда их хлынули толпы, случился, что называется, исковой коллапс. Из него лихорадочно стали искать выход.

КАРУСЕЛЬ НА ДЫРКЕ  
ОТ БУБЛИКА

Сейчас ситуация выглядит так. В первой инстанции иски по соцвыплатам берут в производство районные суды. На основании действующих законов решения принимаются в пользу пенсионеров. Правда, с хитрецой: применяется статья 99 Кодекса административного судопроизводства Украины, согласно которой действует шестимесячный срок обращения в суд с момента, когда истец узнал о нарушении своих прав. Таким образом, больший период требований отсекается, остается около полугода: от дня получения отказа из Пенсионного фонда в перерасчете до решения суда. Но и за шесть месяцев пенсионеры не могут получить свои деньги, поскольку Пенсионный фонд подает апелляции. Проскользнуть сквозь эту преграду удается единицам - кого попросту упускают из виду из-за необычайной загруженности.

Апелляции направляются в административные суды высшей инстанции, где месяцами ждут рассмотрения. Рано или поздно это происходит, и решения принимаются в пользу Пенсионного фонда. На основании не закона уже, а подзаконного акта - постановлений Кабинета министров, которые корректируют выплаты. Правда, и тут находится процентов десять везунчиков, но они оказываются перед новой проблемой: в исполнительной службе судебное решение пролежит тоже с полгода. Дескать, ждите, в Пенсионном фонде денег нет. Последнее утверждение и является той осью, а точнее, дыркой от бублика, вокруг которого крутится судебная карусель, а с ней - сотни тысяч стариков.

А вот еще интересная штука. Есть постановление Конституционного суда, которым сокращение социальных выплат признано неконституционным, и им руководствуются районные суды. И есть разъяснение Высшего административного суда, который рекомендует исходить из реалий. К нему прислушивается  апелляционная инстанция. 

СЛИШКОМ НЕПОСИЛЬНЫЙ ГРУЗ

- Суды перегружены социальными делами. Какое бы ни вынесли решение, если казна не наполнена, если не наполнен Пенсионный фонд, все безрезультатно, - констатирует зампредседателя Апелляционного административного суда Киева Ирина Сапрыкина. - К тому же были злоупотребления, когда отдельным чиновникам, имеющим статус чернобыльцев, начисляли единоразово по 300-500 тысяч гривен. Сейчас исполнение этих судебных решений приостановлены, но отвечают за них пенсионеры, которым не хватает на хлеб. 

Только в Апелляционный административный суд столицы с начала года поступило более 200 000 социальных дел. Более 70 000 уже рассмотрены, 40 передано на рассмотрение, около 100 000 ожидают очереди. В прошлом году общественная организация "Дом Свободы Украина" выполнила проект "Обеспечение социальных прав украинцев через эффективную судебную защиту и исполнение судебных решений".

- В процессе мониторинга мы столкнулись с тем, что в Украине на 40 законов приходятся 160 подзаконных актов, которые эти законы нивелируют. В такой ситуации судебная система не может работать эффективно. Либо необходимо принимать реальные законы, либо выполнять те, которые приняты.  Но эта сфера ужасно политизирована. Поэтому и происходит судебный коллапс, - считает президент "Дома Свободы Украина" Светлана Франчук.

Сейчас на рассмотрении Верховной Рады лежит законопроект №9127 "О гарантиях государства по исполнению судебных решений", об который уже сломана куча политических копий. Суть его сводится к тому, чтобы в ряд законов ввести изменения, позволяющие Кабмину устанавливать размеры социальных выплат в зависимости от бюджета. И тогда карусель остановится - иски не на что будет подавать. Афганцы и чернобыльцы шумными штурмами Рады уже добились себе гарантии повышения пенсий. А у детей войны кулаки уже слабые…

СПРАВКА "КП"

Закон Украины "О социальной защите детей войны" был принят 18 ноября 2004 года и вступил в силу 1 января 2006 года. Как детей войны он определяет граждан, которым к 2 сентября 1945-го не исполнилось 18 лет. Согласно ст. 6 пенсии детям войны повышаются на 30% от минимальной пенсии по возрасту. В основу всех социальных расчетов была положена минимальная пенсия на 2007 год: 498 грн. Выплаты должны составлять 149 грн.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Закон "О социальной защите детей войны" был принят исключительно как популистский. В России и ряде других стран СНГ такой категории льготников не существует. Самым младшим из детей войны сейчас 66 лет, а людей только такого возраста в Украине сотни тысяч, не говоря о более старшем поколении. Чтобы обеспечить установленные законом выплаты, по оценкам специалистов, необходимо три бюджета страны. А ведь тяжелым грузом на казну падают и другие льготники. Государство не в силах достойно обеспечить даже ветеранов Великой Отечественной, которых осталось гораздо меньше.

Нетрудно предвидеть, что, когда в Раде будет в очередной раз обсуждаться Закон "О гарантиях государства по исполнению судебных решений", который реально может уравновесить запросы льготников и возможности бюджета, пожилыми людьми снова начнут манипулировать. И они этого снова не поймут, снова затаят обиду. И мы будем их жалеть, хотя на самом деле сотня гривен, за которую дети войны сейчас сражаются в судах, не сделают их ни здоровее, ни счастливее. Законы должны приниматься так, чтобы развитие экономики шло впереди благотворительности. Только тогда она будет реальной, а не мнимой, как сейчас. И если уже речь идет о материальной помощи старикам, гораздо разумнее повышать по возможности пенсии, а не подсчитывать подачки: кому дадим, а кому - нет.

Виктория ФРОЛОВА.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт