Хранительница знаменитой  Белой дачи  в Крыму Алла Ханило:  Доктор Остроумов ошибся, отправив Чехова в Ялту

Хранительница знаменитой "Белой дачи" в Крыму Алла Ханило: "Доктор Остроумов ошибся, отправив Чехова в Ялту"

Чехов с женой Ольгой Леонардовной Книппер-Чеховой. Фото 1901 года.

В доме-музее праздновать эту дату стали лишь с 1981 года, когда он открылся после шестилетнего ремонта. Отдыхавший тогда в Ялте Иван Козловский по просьбе Аллы Ханило закатил почти пятичасовой концерт во дворе "Белой дачи".

"ПОСТРОИЛ ДОМ - ТЕСНЫЙ, КАК КОРОБКА ИЗ-ПОД САРДИН" 

- Алла Васильевна, а как прошло новоселье на "Белой даче" 112 лет назад?

- Его как такового и не было. Когда Чеховы въехали в дом, отделочные работы были еще не закончены. Из-за пожара на московской фабрике в срок не привезли дверные ручки, шпингалеты, петли, из-за чего окна и двери установлены не были. Поэтому Чеховы на проемы кнопками крепили газеты, чтобы скрыться от посторонних глаз. А на первом этаже внутренние работы продолжались еще и в январе. Но новоселью Антон Павлович все равно был рад. Радовался, что дом вообще построили и у него появилось собственное жилище на зиму. Ведь за два года до этого врачи запретили ему, больному туберкулезом, находиться в холодное время года в Москве, и зиму с 1897 на 1898 он провел на юге Франции, а следующую - в Ялте, но также в чужих домах. 

- Писатель остался доволен?

- Изначально он планировал, что это будет скромный дачный домик на зиму. А когда строительство началось, умер его отец, и мать собралась переехать в Ялту из подмосковного Мелихово вместе с дочерью Марией Павловной. Фундамент уже был заложен, и дом смогли расширить совсем немного. "Построил дом - тесный, как коробка из-под сардин", - писал Чехов. Но дело даже не в его скромности - дом построили всего за 10 месяцев и, как оказалось позже, с большим количеством огрехов.

- Строители подкузьмили?

- Молодой московский архитектор Шаповалов не знал особенностей строительства в Ялте и много не учел. Но, главное, - пошел на поводу у писателя. Специфика этого дома состояла в том, что из каменных блоков клали только углы, а пространство между ними закладывали мелкими камнями, покрывая их 4-5 сантиметровым слоем штукатурки. Таким образом внутри стен образовывалась воздушная подушка, благодаря которой зимой было бы тепло, а летом - прохладно. Но в "Белой даче" штукатурку так и не сделали. С южной стороны дома Чехов во время работ высадил вьющиеся растения, и они так красиво оплели еще не отштукатуренную стену, что от дальнейших работ отказались. В итоге в помещении зимой было холодно - всего 15-16 градусов, из-за чего Чехов не мог писать, а его болезнь прогрессировала. 

83-летняя Алла Ханило вот уже 65 лет служит хранительницей дома-музея. На работу ее принимала сестра писателя Мария Павловна.
83-летняя Алла Ханило вот уже 65 лет служит хранительницей дома-музея. На работу ее принимала сестра писателя Мария Павловна.

ЗНАМЕНИТЫЙ ПАЦИЕНТ – РЕКЛАМА ВРАЧУ

-  Но прописанный ему ялтинский климат помогал?

- "Пора бы вам, образованным людям, понять, что я болею не в Москве, а в Ялте", - как-то написал Антон Павлович. И оказался прав. Профессор Остроумов, отправивший Чехова на Южный берег Крыма, признал свою ошибку, посоветовав ему зимовать теперь в Подмосковье. Но сделал это слишком поздно - осенью 1903 года, всего за полгода до смерти писателя. 

- А сам Чехов, как практикующий доктор, не решался покинуть Ялту зимой?

- Он доверял своим коллегам. Доверял и местному лечащему врачу Альтшуллеру.  По мнению одних исследователей, тот удерживал Чехова для собственной рекламы. А мог и просто заблуждаться. Альтшуллер сам болел туберкулезом, а в Ялте вылечился и умер позже Чехова на 39 лет.

- Ялта писателю нравилась?

- Первый раз она произвела на него грустное впечатление, хотя в море влюбился сразу. А вот через десять лет, когда Чехов провел первую зиму в Ялте, город его покорил. Но ему не совсем нравился, даже мешал местный образ жизни, окружение... Много заходило женщин, которые заводили разговоры о высоких материях, в которых большинство из них ничего не понимало.  Кстати, из-за суеты в ялтинском доме Чехов купил в 1900 году домик в Гурзуфе, о котором знали только самые близкие.

В ялтинский дом (на фото) к Чеховым приходило так много гостей, что Антон Павлович втихую купил еще один домик в Гурзуфе, где мог уединиться.
В ялтинский дом (на фото) к Чеховым приходило так много гостей, что Антон Павлович втихую купил еще один домик в Гурзуфе, где мог уединиться.

МАТЬ НЕ ЗАБОТИЛАСЬ О БОЛЬНОМ СЫНЕ - ЖИЛА ДЛЯ СЕБЯ

- А как же мать и сестра, которые были рядом с ним?

- Мария Павловна, которая, как пишут, посвятила жизнь Чехову, не переехала с ним в Ялту. Здесь она обосновалась только в 1917 году. А при жизни писателя приезжала только на летние и рождественские каникулы. Мать же не была ласковой женщиной. И в Ялте не особенно заботилась о больном сыне. Ей исполнилось 65 лет, но она не была немощной старухой - ходила в театр, ездила к другим сыновьям в Москву, Ярославль, Петербург.  

Лучшие моменты его жизни в Ялте - короткие визиты жены, которые они старались проводить вдвоем на даче в Гурзуфе. 

- Антон Павлович был счастлив с московской женой? 

- Мария Павловна написала, что брат был счастлив. И она права. Чехов говорил, что ему нужна такая жена, которая бы как луна на его небосклоне являлась не каждый день. Такой женой и была актриса Московского художественного театра Ольга Леонардовна Книппер. Она любила Чехова и в отличие от его родных готова была бросить все и переехать из столицы к больному мужу в провинциальную Ялту. Но тот сам ее остановил, написав, что они - идеальные супруги, ибо не мешают друг другу заниматься любимым делом. И умер он у нее на руках на немецком курорте Баденвейлер, куда приехал после Ялты в 1904 году.

Фото из архива Аллы Ханило и Владимира Поликарпова. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт