Елена ТИЩЕНКО («КП» - Днепропетровск») (12 августа 2011)

Начался суд над участковым, расстрелявшим подростков на избирательном участке

Версия о самозащите оказалась ложной

10 августа в Синельниково Днепропетровской области началось судебное слушание резонансного уголовного дела, потрясшего осенью 2010 года всю страну.

Напомним, трагедия произошла поздно вечером 22 октября 2010 года в поселке Старовишневецкий. Охраняя избирательный участок, 27-летний участковый расстрелял из табельного пистолета двух подростков - 16-летнего Олега Демьяновича и 17-летнего Максима Тарасова, которые пришли в клуб на дискотеку. Олег от полученного ранения умер, а Максим получил три пули в ноги. Истекая кровью, парень сумел добраться до клуба, где ему оказали первую помощь. А "стрелок", бросив пост, убежал. Задержали его через несколько часов коллеги из райотдела милиции. 

Сейчас бывшего милиционера обвиняют не только в превышении служебных полномочий, повлекшем тяжкие последствия, но и в умышленном убийстве школьника. Хотя поначалу в облуправлении МВД утверждали, что пьяные подростки сами напали на участкового, а он защищался.

Во время следствия выяснилось, что милиционер в день трагедии был нетрезв и разозлился на Максима, когда тот не захотел с ним выпить водки, а затем не дал ему сигарету. Олег же пытался успокоить участкового, за что и получил смертельное ранение.

Максим с портретом погибшего друга Олега, который пытался успокоить милиционера.

Мать "стрелка" назвала погибшего ублюдком

На первое заседание суда пришли более 20 человек: родственники обвиняемого, мать погибшего Олега, Максим с мамой и свидетели. Привезли из СИЗО и самого "стрелка". Но в последний момент судья сообщила, что заседание переносится, так как не явился адвокат обвиняемого. После этого в коридоре разразился скандал: потерпевшие кричали, что дело затягивается, чтобы его замять. Родственники же бывшего милиционера не молчали в ответ и сыпали оскорблениями в адрес оппонентов.

- Твой ублюдок моему сыну всю жизнь сломал! - жуя жвачку, кричала мать обвиняемого милиционера, глядя в лицо убитой горем Лилии Демьянович. 

- Хоть бы совесть имела такое говорить! Это ведь твой сын стрелял в наших детей! Ну ничего, кроме этого суда есть еще суд Божий! - выкрикивали в ответ потерпевшие...

- Когда же закончатся наши мучения?! Жить не хочется, - вздыхая, говорит Лилия Демьянович, прижимая к груди портрет покойного сына. - Учителя рассказали мне, что сразу после трагедии в село приезжали люди из милиции и районо и заставляли их написать на наших ребят плохие характеристики…

Тогда осенью эти характеристики демонстрировали журналистам во время пресс-конференции - милицейское руководство пыталось обелить честь мундира, поливая грязью Олега и Максима.

Кстати, Максим до сих пор не может оправиться от пережитого: он прихрамывает, его мучают боли в ногах, не отпускает страх и душевная боль из-за потери друга. 

Фото автора. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт