Ольга МУСАФИРОВА (10 августа 2011)
Хотим ли мы для Украины сиротской судьбы?

Хотим ли мы для Украины сиротской судьбы?

Когда слово «мама» звучит страшно…

От группы риска - к группе надежды 

Виктория ФЕДОТОВА, руководитель общественной организации "МАРТИН-клуб" из Макеевки Донецкой области, о том, как ей с единомышленниками удается отстаивать главное право детей - не погибнуть, а вырасти.

БОМЖИ ПРИ ЖИВЫХ РОДИТЕЛЯХ

- По образованию я психолог. В 1995 году начала работать в социальной службе Макеевского горисполкома. Тогда в Донбассе произошел, если так можно выразиться, массовый "выброс" детей на улицу. Закрывались шахты, люди теряли работу, слишком многие из них одновременно теряли ответственное отношение к своим близким. Мужья спивались, кулаками вымещая отчаяние на женах. А их сыновья и дочери, и до того не всегда имевшие необходимые условия для жизни, учебы и отдыха, попросту оказались предоставленными сами себе. Хочешь - продолжай ходить в школу, нет - отправляйся на все четыре стороны, проси подаяние или воруй. У многих вскоре не оказалось и дома. Родители продавали квартиры, за вырученные средства приобретая какие-нибудь хибары на окраинах. Но чаще становились жертвами аферистов, а дети по их вине теряли последнее: крышу над головой.

Как-то ноябрьским утром я шла на совещание. И возле Вечного огня заметила группу ребят, в том числе совсем маленьких. Раздетые, один даже без обуви, просто в колготках, они грелись от пламени… Это напоминало кадры старой советской кинохроники о гражданской войне и разрухе. В двух шагах от мальчишек проносились дорогие иномарки, сияли витрины магазинов, гуляли благополучные ровесники, посматривая кто с жалостью, кто с опаской, кто с пренебрежением – бомжи!

 

На совещание я не попала. Забрала мальчишек в служебный кабинет. Попыталась отмыть, накормить. Но к вечеру пришлось с ними попрощаться. Кто ж позволит в официальном учреждении устраивать ночлежку для бездомных? На следующий день  ребята пришли к нам сами. А через неделю мы с коллегами уже все время - до, после, а иногда и вместо работы - варили супы и разносили по местам, где собиралось сиротское "будущее Макеевки". 

В педагогической науке есть определение, которым обозначают таких детей: "социальный феномен". Вроде ведь не сироты в классическом смысле слова, но все равно с раннего возраста предоставлены сами себе. Хватит ли у них сил самостоятельно встать на ноги? Или боль, злость и обида, в том числе и на равнодушное общество, сделает в конце концов  их опасными для среды? 

Я понимала: дальше спокойно жить, просто работать и растить собственных малышей не смогу. Надо создавать не формальную, а действенную систему помощи детям, которые оказались в тяжелой, подчас трагической житейской ситуации. Чтобы не удивляться потом по-обывательски – откуда, мол, среди молодежи берется столько наркоманов, пьяниц, преступников? 

Чиновничьи должности, конечно, мне и моим двум коллегам пришлось оставить. Зарегистрировали общественную организацию "МАРТИН-клуб" (в расшифровке - "Молодежь. Активность. Равенство. Творчество. Инициатива"). Начали изучать зарубежный опыт работы подобных структур. 

НЕ КОНФРОНТАЦИЯ, А СОТРУДНИЧЕСТВО

- Вскоре мы выиграли целевой грант Британского совета в Украине. В Макеевке был открыт правозащитный отель "Детская деревня", где беспризорные дети, подростки и матери с новорожденными могли получать не только кров и питание, но медицинскую, юридическую помощь. В последующее десятилетие "МАРТИН-клубу", опираясь на европейских коллег и единомышленников, тоже удавалось реализовывать свою миссию.  

С практикой пришло понимание: общественная организация не должна обособляться. Нужно работать и с местными властями, убеждая больше внимания уделять такой "непроизводительной" сфере, как забота о социальных сиротах. Признаюсь - вначале у нас была конфронтация. Мэрия и горсовет полагали, что проблема надумана и с ней вполне справляется система государственных интернатов. Да ведь и на высшем государственном уровне массовое наличие детской беспризорности в Украине отрицалось!

Лишь в 2005 году при участии ученых Донецкого университета,  в частности социального психолога Анжелики Коцеры, разработали и внедрили первые программы  помощи, а потом и в Верховной Раде проголосовали за законопроект авторства Александра Фельдмана. Таким образом, зафиксировали очевидное. Беспризорный ребенок - тот, кто ушел на улицу из пьющей, бьющей, употребляющей наркотики семьи и примкнул к сообществу ровесников, где уже сформировались свои ценности и отношения, создалась определенная субкультура. 

Сегодня законы Украины, касающиеся данной сферы, почти совершенны. Достаточно  их исполнять. А нам, помимо прочего, приходится еще и регулярно "беспокоить" соответствующие структуры.  

О криминальной милиции города могу сказать добрые слова. Пропавшего из семьи или из интерната ребенка в Макеевке начинают искать немедленно и продуктивно, хотя прежде розыск тянулся годами. Изменилось и отношение  медиков. Раньше врачи местной инфекционной больницы, когда милиция доставляла маленьких "бомжей", чуть не сами открывали двери на выход этим пациентам - чего доброго, "домашних"  детей заразят! Теперь не без участия "МАРТИН-клуба" в больнице оборудована отдельная палата для обследования, санитарно-гигиенических процедур и лечения беспризорников.

ИНТЕРНАТЫ: МЯСОРУБКА ДЛЯ ДЕТСКИХ ДУШ

- При этом актуальность услуг детского правозащитного отеля в Макеевке не снижается, поскольку Украина до сих пор не стала правовым государством.

Прежде всего попирается базовое право детей на жизнь, здоровье, в том числе духовное. Если несовершеннолетняя воспитанница интерната забеременела, что случается нередко, ее однозначно подводят к неизбежности аборта. То есть само руководство детского учреждения толкает ребенка не только к физическому насилию над организмом, но и к социальной инвалидности. Ведь за первым абортом последует второй, третий, как следствие - невозможность стать матерью, ожесточение, надлом психики. Огромное число воспитанников, двадцать-тридцать человек, в государственном интернате "охраняет" друг от друга по ночам одна нянечка… Уроки сексуального образования для старшеклассников примитивны. Нормальным, маминым языком на эту важную тему с ними не разговаривают!

Интернаты по большому счету - мясорубка, где калечатся тела и души. Расширять их сеть в Украине - преступление против детства.    

Не менее преступно и отсутствие работы с асоциальными семьями. Большинство ребят, попадающих к нам, - сироты в нескольких поколениях. До их понимания непросто донести, что такое семья, какие отношения должны сложиться между супругами, родителями, чтобы порочная цепочка безответственности и беспризорности прервалась. Например, папа не должен бить маму ногами в живот.  Мама не должна пить и колоться во время беременности…   

СТРАНЕ НУЖНА ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ

- Информированность взрослых о правах детей вообще находится если не в нулевой, то в зачаточной стадии. Родители, не выполняющие должным образом своих обязанностей по отношению к детям, попросту не верят, что их могут за это строго наказать. И, увы, не ошибаются! На моей памяти в Макеевке не было ни единого подобного случая. Максимум - получали по решению суда условный срок до двух лет - за издевательства, за доведение до голодных обмороков. А если ребенок при живых папе и маме обитает в канализационном люке?! Их пожурят: в первый раз  оштрафуют на 17 гривен, во второй - на 34 гривны. И только потом могут возбудить уголовное дело.

Страшный, грубый пример приведу. Мамаша буквально вынудила 15-летнюю дочь сожительствовать с умирающим наркоманом - только для того, чтобы обосноваться в его доме. Девочка забеременела, наркоман скончался. Но она уже заражена ВИЧ- инфекцией! Чем руководствуется мамаша? Наличием добытых такой ценой квадратных метров и перспективой выплаты "детских" денег на младенца. При этом до синяков лупит несчастную дочь.

Девочка узнала о нашем отеле, пришла за помощью. Ей требуется специальное лечение, терапия. Надо обследовать и малыша, которого теперь водят под церковь попрошайничать. Но за "живой собственностью" примчалась с руганью так называемая мать и бабушка! Мы помогаем девочке, хотя формально не вправе отчуждать ее от родительницы. Однако вопиющий случай не стал предметом разбирательства в суде, он вообще никого, кроме нас, не заинтересовал…

У польских коллег, к которым мы ездили на семинары, подобные истории характеризует термин "деморализация". Там он имеет несколько иную, чем у нас, смысловую нагрузку. Ребенок втянут взрослыми в наркоманию, проституцию, игровой бизнес? Значит, насильственно деморализован. А далее в ситуации разбирается специальный семейный суд, который в течение трех дней решает проблему. Если суд постановит, что родители не достойны растить ребенка, поскольку действуют против норм морали и права, его  могут поместить, скажем, в семью других родственников или опекунов. Но в казенный интернат маленький пострадавший не попадет! Хотя государство выделяет ему помощь и внимательно следит за дальнейшей судьбой.

Если же суд устанавливает, что семья еще имеет потенциал для "выздоровления", в нее приходят социальные педагоги, и воспитание детей происходит уже под их наблюдением. 

Уверена: потребность в ювенальной юстиции - а приведенный пример имеет к ней прямое отношение! - в Украине тоже назрела давно.

На все четыре стороны... 

Еще статистика утверждает: каждый десятый из них ежегодно сбегает из приюта, каждый третий - оказывается в местах лишения свободы, каждый пятый - не имеет определенного места жительства, каждый десятый сводит счеты с жизнью. С такой вот жизнью, которая с первого младенческого крика внушала ребенку: "Ты хуже остальных, ты здесь лишний!"

Когда нечего есть (26 процентов опрошенных ребят признались, что дома часто не бывает даже хлеба и денег на его покупку), когда одетого в обноски сторонятся сверстники или из жалости приносят свои старые кроссовки, чтобы зимой не ходил в кедах (более 30 процентов не могли вспомнить, когда родители покупали им одежду и обувь), трудно радоваться детству, которое, как утверждают школьные учителя, самая счастливая и светлая пора. 

Кстати, о школе. Система образования в Украине все более становится платной. Дети из малообеспеченных плюс неблагополучных семей для нее ничем не отличаются от остальных лишь в теории да в докладах высоких чиновников. На деле они превращаются в изгоев. Зачем полуголодному оборванцу с вечно невыученными уроками и отвратительным, вызывающим поведением (он ведь должен хоть в чем-то почувствовать себя лидером!) компьютерная грамотность, иностранные языки да и вообще – образование? Разве неясно, какой его ожидает путь?  Не для него - новые стандарты обучения, реформированные методики, классы с углубленным изучением ряда предметов, репетиторы. Он – гиря на шее, головная боль педагогов и дирекции: уровень знаний ниже базового, с  трудом усваивает материал, как следствие - становится помехой. Его отстранение от образовательного процесса в школе воспринимают со вздохом облегчения, дома - с безразличием. Иди на все четыре стороны!

Вот еще данные социологов: 9,43 процента украинских детей никогда не ходили в школу, поскольку родители считали эту процедуру необязательной, 18,7 процента посещали ее редко. То есть почти треть беспризорных детей фактически не имели доступа к образованию. В среднем, утверждает статистика, они окончили 4-5 классов, только начальный курс. Дальше их обучением жестоко занималась улица…

И вот результат. Дети-сироты, не знавшие положительного примера семейной жизни, не умеют создать уже свою полноценную семью. На первый взгляд, невероятно: те, кто страдал от родительских побоев и пьянок, тоже под пьяную руку калечат собственных малышей. Мучительно страдавшие от недостатка материнской и отцовской любви, они так же повторяют модели их поведения, лишаясь в итоге родительских прав и расширяя поле социального сиротства. 

Вряд ли страна способна подняться к высотам развития и успеха, пока не остановит это самоуничтожение будущего. 

Счастливы только вместе.
Счастливы только вместе.

СПРАВКА "КП"

Сегодня в Украине около 136 тысяч детей воспитываются в 60 тысячах неблагополучных семей.

Каждый десятый ребенок в Украине - беспризорный.

По данным статистических исследований, каждый второй беспризорник регулярно употребляет алкоголь и наркотики.

Многие бездомные дети зарабатывают себе на жизнь воровством, разбоем и проституцией.

Исследования ЮНИСЕФ свидетельствуют: 10 процентов беспризорных детей – неграмотны, остальные имеют уровень знаний, не отвечающий их возрасту.

На сегодня в Украине насчитывается всего 91 дом семейного типа (это семья с приемными детьми, число которых может достигать 10 человек).

ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ! 

Приемные правозащитной детской сети Донецкой и Луганской областей

Макеевка

Администрация проекта/Правозащитный детский центр

Ул. Свердлова, 38, г. Макеевка, 86108, Донецкая область.

Тел./факс: 8-0623-222-913, 050-620-29-15, martin@martin-club.org

Правозащитный детский отель ("Детская деревня")

Ул. Киевская, 2, г. Макеевка, 86141, Донецкая область.

Тел.: 066-312-64-70, 066-312-64-70, martin@martin-club.org

Донецк

Правозащитный детский центр/ДГМО "Альтернативный молодежный центр"

Ул. Сиверская, 7, г. Донецк, Донецкая область.

Тел.: 062-349-57-59, 050-820-90-48, 067-286-16-51, tanino@rambler.ru 

Мариуполь

Правозащитный детский центр/Благотворительный фонд "Пилигрим"

Пер. Трамвайный, 10а, г. Мариуполь, 87556, Донецкая область.

Тел.: 067-911-52-94, 067-625-79-30, Fund.pilgrim@gmail.com, boravlev@gmail.com

Луганск

Правозащитный детский центр/Правозащитный центр "ПОСТУП"

Ул. Градусова, 10, оф. 138, г. Луганск, 91005, Луганская область.

Тел.: 050-623-58-46, tarabanova2006@mail.ru

Алчевск

Правозащитный детский центр/ДОО "Театр эстрады "Класс"

Ул. Ленина, 43-118, г. Алчевск, 94214, Луганская область.

Тел. 050-940-81-22, zuev@usr.al.lg.ua

Северодонецк

Правозащитный детский центр/ЛОО Всеукраинской общественной организации "Комитет избирателей Украины"

Ул. Ленина, 14, оф. 26,  г. Северодонецк, 93404, Луганская область.

Тел.: 06457-029-31,050-189-89-35, cvuluhansk@sdtcom.lg.ua, severodon@mail.ru

ХОРОШИЕ ПРАКТИКИ

Миссия  выполнима! 

В марте 2009 года начала работу первая и пока единственная в Украине сеть правозащитных детских центров, объединившая шесть общественных организаций Донецкой и Луганской областей. Миссия правозащитных пунктов поддержки, открытых на их базе, состоит в предоставлении квалифицированной социальной и юридической помощи социальным сиротам региона. Тем, кто фактически остался без семьи, однако не имеет статуса сироты.

Реализация проекта стала возможна благодаря финансированию представительства Еврокомиссии в Украине. А объединились в сеть общественные организации, которые до того на протяжении долгого времени занимались вопросами социальной реабилитации детей. Часто им приходилось сталкиваться с проблемами, находящимися в юридической плоскости. Отсутствие документов, ущемление имущественных прав, противоправные действия, совершенные  в отношении  детей, насилие… Без квалифицированных специалистов тут оказать содействие непросто.

Конечно, подобные вопросы находятся в компетенции государственных структур. Однако дети и подростки, попавшие в беду, далеко не всегда решаются прийти на прием к чиновникам. А после недовольного "Вас тут много, а я одна!" проявит настойчивость даже не каждый взрослый… К тому же механизмы внедрения законов, направленных на защиту детства, прописаны слабо. Не существует и общепринятых стандартов качества оказания правозащитных услуг детям. Потому правовая составляющая проекта оказалась чрезвычайно востребованной.

Еще участники правозащитной детской сети создали электронную базу клиентов, воспользовавшихся услугами центров. Доступ к ней имеют работники служб по делам детей, центров социальных служб для молодежи и секторов криминальной милиции по делам несовершеннолетних. База - своеобразная "копилка" опыта, успешных юридических решений, которых удалось достичь. На их основе проводятся мастер-классы для представителей других негосударственных организаций, а также государственных социальных служб.  

Фото автора и из архива "КП". 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт

робота визажиста в ОдессеисточникДжимон Хунсу