Как казаки в Крыму за православный крест воевали

Как казаки в Крыму за православный крест воевали

Комментарии: 32
Власть и атаманы пошли на принцип. В итоге - конфликт.

Какие могут быть беспорядки в Крыму?! Бред! Хотя в голове застряли случайно услышанные перед отъездом рассуждения какого-то московского политолога.

- Кто знает - может, нам повезло, что Крым не достался России, - говорил он. - Для Украины это будущий Кавказ...

Смешно. Все-таки веселые эти ребята - "российские политологи"... 

Мысли текли медленно. Лениво. Блаженно. Дремотная жара... Дорога-змея на Феодосию. Ну и, конечно, ласковое-ласковое... Отпускное-отпускное... 

Эх-х-х... Солнце. 

За рулем - веселый атаман Сергей Юрченко. Он рассказывает анекдот.

Решили как-то казаки барана резать. Но баран попался упертый. Послали за крымским татарином - татары в этом деле профи. Приходит злой, перепачканный бараньей кровью казак в мечеть и орет: татары есть? Берут одного, но и тот не может барана зарезать. Поехали за другим... Так казаки ездили за татарами, ездили-ездили, пока окровавленный казак снова не ввалился в мечеть с криком "Татары есть?". И тут перепуганный имам взмолился: "Последнего забрали - вот те крест!" 

Юрченко повторяет: "Вот те крест!", и поглядывает - смешно?

Я изучаю визитку атамана - председатель комиссии по межнациональным отношениям Бахчисарайского районного совета. Смешно...

Останавливаемся у святого источника, что у женского монастыря. "Ополоснись святой водой", - со значением говорит казак. Едем дальше - слева замечаю высоченный крест. За ним еще. У въезда в Феодосию новое распятие.

- Да, это наша земля! - при виде крестов улыбчивый Юрченко вдруг взволновался. - 

Навеки наша! - чеканит он и снова включает на автоплеере видео недельной давности. На нем кадры заварухи, из-за которой я, собственно, и приехал, - знаменитый "крестовый поход" казаков Крыма...

По горячей степи бредут сотня седо­власых мужиков в разношерстном обмундировании и тетушки с иконками (сменить декорации - и вот она, демонстрация патриотов-"хоругвеносцев" в Москве).

Несколько молодцев покрепче несут распятие на плечах. Вид воодушевленный, цель - святая. Казаки устанавливают еще один крест - в память о гибели феодосийского десанта в декабре 1941 года...

- Сейчас нас будут бить, - предупреждает атаман.

Я киваю. Видео мы смотрим уже раз третий, впрочем, Юрченко им скорее любуется. На экране казаков встречает спецназ "Беркут". Решением суда установка креста запрещена. Диспозиция - проще не бывает: власти прекрасно понимают, чего хотят казаки (они уже подали заявки на водружение 10 крестов и, будь их воля, этими "памятными знаками" застолбили бы за русскими весь полуостров). Казаки прекрасно понимают, чего боятся власти (новой драки с татарами). Власти пошли на принцип. Казаки тоже. 

Юрченко с видеокамерой в руках бесстрашно ходит между ощетинившимися щитами омоновцами и зовет их командира: "Эй, товарищ полковник, выходи, предатель!"

- Вы же русские пацаны! - кричат омоновцам казаки. - За басурман вступаетесь?! Смотрите, опять обо...тесь, уже тысячи гектаров земли татарами захвачены...

"Беркут" в ответ зло загремел щитами... 

"Ух бл..." - успел только сказать атаман Юрченко, когда его казаки вдруг... протаранили спецназовцев. Крестом (!) наперевес. Началась драка. 

Я уважительно смотрел на Юрченко - ай да атаман, не бросил видеокамеру. Он хладнокровно снимал побоище да еще подтрунивал над спецназом с нахальством дрессировщика, дергающего льва за усы.

- Ну вяжи меня, вяжи! - орал он прямо в черные маски...

Это были самые душераздирающие кадры. Вооруженные до зубов амбалы... виновато отворачивались (несколько раз прокручивал эти кадры - черт возьми, трогательно!). Но дело было уже сделано - крест упал, с рассеченных лбов нескольких казаков текла кровь... "Ты крещеный али нехристь?!" - орал атаман отводящему глаза пареньку в маске. 

- Сейчас минский ОМОН вас бы скрутил, московский побил, тбилисский, думаю, покалечил. А крымский "Беркут" у вас нежный, - замечаю я гордому от просмотра видео атаману. - Только зачем?

- Что - зачем? - вздрогнул казак.

- Зачем вам все это? - спросил я, наблюдая, как омоновцы неуклюже поднимают с земли распятие и растерянно стоят с ним под крики "Не лапай крест своими грязными руками!". - Это же провокация.

Казак опешил. И несколько секунд мы ехали молча.

- Хорошо, будь по-вашему, - взорвался атаман и остановил машину. - То есть нам смириться?! То есть татарам можно, а нам нельзя?! Так получается?!

"КРЕСТ ЖЖЕТ ИХ ОГНЕМ!" 

Ох уж эта бодрящая мимикрия Крыма - от вальяжного до воинственного... Я ее испытал еще в 2004 году, когда пришлось наблюдать, как казаки бились с татарами под Судаком. Бились, кстати, в кровь... И все-таки (как ни парадоксально звучит) по-вегетариански. Это была скорее вражда "хозяйствующих субъектов", описанная еще Ильфом и Петровым. Конечно, ради "золотой" земли у моря противники с удовольствием бы подпалили "Воронью Слободку"-Крым с четырех концов, и все-таки в этом противостоянии было мало личного. Бизнес. На самозахваты татар русское население отвечало своими самозахватами - и философия "если им можно, то почему нам нельзя", как это ни цинично звучит, приносила конкретную прибыль. Не факт, что татарам и казакам. Но лицам, в чью пользу в итоге распределялась земля, - уж точно. 

Семь лет спустя Крым опять мимикрировал. И я долго вглядывался в него, чувствуя тонкую, пронзительную, до боли знакомую тональность. Здесь уже не было бизнеса, появилось что-то другое...

Примчавшись вместе с атаманом в Феодосию, мы очутились на митинге. Все та же сотня казаков. К полному изумлению ошалелых от солнца отдыхающих, мужики развернули знамена и устроили пикет в поддержку плененного во время "крестового похода" атамана Миниха (у атамана под кроватью очень вовремя для спецслужб обнаружился боевой патрон). Лидер севастопольской организации "За единую Русь" Владимир Тюнин кричал в мегафон: "Крест жжет их огнем! Они терпеть не могут крест!"

Казаки согласились. "Не могут басурмане его терпеть, - заметили они. - В прошлом году ставили крест, как же они сатанели. На бульдозере приехали сносить. Еле отогнали".

- А зачем ставили?.. - попытался было встрять я, но оратор отвлек внимание - он как раз перешел к сути.

- Кто наркотические притоны содержит?

- Менты, - гаркнули казаки.

Задумчивая пауза. Явно ожидался другой ответ.

- А какой национальности? - перенацелил вопрос Тюнин. 

- Известно какой! - хохот. 

Тогда выступающий начал перечислять убийства. Как в селе Путиловке Бахчисарайского района татарин изнасиловал и зарезал 16-летнюю Анжелу Стрелец. Как мусульманский сумасшедший фанатик, состоявший на учете в психдиспансере, повинуясь "большому джинну", зарезал в Джанкое 5-летнего Виктора Шемякина. 

- Знаем мы этого джинна! - проворчал кто-то в толпе.

Тот самый
Тот самый "крест раздора" под защитой казаков. После драки с ОМОНом его эвакуировали во двор местной церкви. Там он не "оскорбит" ничьих религиозных чувств.

- И когда убийца начал называть фамилии единоверцев, кто им руководил, следователи сказали - не надо, - предложил неофициальную версию Тюнин. - И теперь его признали психом, и лет через пять он выйдет на свободу. То есть когда это делают они, - оратор старательно уклонялся от точного обозначения противника, - то умалишенный, если мы - то подонки и получай срок на полную катушку! 

- И то правда! - подтвердили мужики.

Если честно, атаман Юрченко меня почти убедил. Мы в этот момент навещали в местной больнице избитых казаков. Молодые парни, которые и несли злополучный крест, гордо демонстрировали сизые синяки, а невесть откуда взявшийся "батюшка в отставке" (так мне его представили и добавили с уважением - "бывший десантник"), провозгласив "снимайте это видео" (смотрите на сайте kp.ua), благословлял болезных. 

- Да, с крестом мы, может, перегнули, - 

кивнул атаман. - Но нам в Крыму надо себя как-то ставить. Чтобы мой ребенок спокойно ходил в школу и чувствовал себя на этом полуострове дома! Да, мы ставим кресты, чтобы показать - мы здесь хозяева!

- Но, может, лучше договориться...

- Договориться? - рассмеялся казак. - Когда закладывали камень в симферопольскую мечеть, на церемонию из уважения пришел даже крымский митрополит Лазарь. Когда попытались заложить церковь (у села Голубинка), татары заявили: церкви здесь не будет... Нам что, каждый раз делать им... (далее - яркое, но непригодное для печати определение постыдной податливости).

- Главное, - вдруг включился в разговор батюшка-десантник, - русский русского беречь должен. Мне в России историю про одного патрульного милиционера рассказывали. Убил он сгоряча прохожего. А на суде сказал - каюсь. Особенно больно, говорит, что убил русского, уж лучше бы я вместо него с десяток инородцев положил. 

Казаки усмехнулись. А я ошарашенно смотрел на святого отца, понимая, что, похоже, Крым я уже не узнаю... 

КАЗАКИ-КОНСЕРВАТОРЫ И ЗАСЛАННЫЕ КАЗАЧКИ

Впрочем, если пересилить сорочью привычку журналиста замечать только то, что блестит, ничего сверхнеординарного пока не происходит.  Симферополь, например, к "крестовому побоищу" остался равнодушен. То есть народ, конечно, немного поворчал: дескать, а чего это наш крутой Джарты (назначенец Януковича, выбравший себе амплуа "я прислан навести здесь порядок") на принцип-то пошел? Два квадратных метра под крест пожалел, а татары вон сотни гектаров захватили.

Но как заметил мой симферопольский коллега: народ в таком глубоком анабиозе, что даже по-спортивному интересно, а чем вообще его можно взволновать. 

К примеру, власти недавно вырубили любимые горожанами симферопольские аллеи. Молчание. Жизнь все хуже, налоги все удушливее. Тишина. Все больше анекдотов про донецких и макеевских, захвативших чуть ли не весь крымский бизнес. Подумаешь...

На этом сонном фоне казаки-бузотеры со своим крестом выглядят странно. И подозрительно. 

Большинство атаманов Крыма (их тут около двух десятков) называют таких, как Миних и Юрченко, чуть ли не "засланными казачками". К ним у соратников вопросов много. Интересных. Главный, конечно: зачем они вообще эту бучу организовали? Другая часть казаков сильно интересуется, откуда у людей Миниха деньги. На агитацию, атрибутику, военные сборы со стрельбой из автоматов. Ревниво, впрочем, замечая, что молодежи у Миниха становится все больше... 

- Из СБУ приходили с этим вопросом, а мне и самому интересно, - говорит руководитель Союза казаков Феодосийского региона Борис Степанов, когда-то  руководивший обороной порта от натовских кораблей. - Но точно знаю - деньги из Севастополя. 

Отвечать на естественный вопрос - может, они из России? - казаки не любят.

Как  заметил в Симферополе один из них - это было бы хуже всего. 

"Я слышал, как один из московских политологов на закрытом форуме сказал казакам: а чего вы боитесь - Южная Осетия за свою независимость заплатила парой-тройкой процентов своих граждан... Мол, хорошая цена за святое дело. Орел! Только он почему-то не понимает, что в масштабах Крыма это десятки тысяч человек. Кому нужны такие жертвы?!"

Феодосийский атаман Степанов в Крыму считается идейным противником казачьего хулиганства. Будучи последовательным консерватором, он даже в сердцах заявил, что "правильно вломили" "крестоносцам", надо было сильнее. Дабы умнее были. 

- Вот смотри, - показывает мне стопку свеженапечатанных удостоверений своего союза. - Присягу казаки дают в церкви. Батюшка расписывается, ставит печать... И его благословение - для нас закон. А кто благословлял установку креста? Кто освящал сам крест? Какой-то странный поп из зарубежной православной церкви. Настоятель храма Всех Святых отец Михаил звал их к себе в храм - не пошли. Ну раскольники! И какие они после этого казаки, если они против своего же закона идут?

- Но мне бузотеры показались искренними. Их возмущает несправедливость. 

Степанов улыбнулся. И попытался объяснить мне, иностранцу, особенности местной игры... на выживание.

Апофеоз диалога казаков с властью - атаманы таранят распятием спецназ.
Апофеоз диалога казаков с властью - атаманы таранят распятием спецназ.

РУССКАЯ СТРАТЕГИЯ И ТАТАРСКАЯ ТАКТИКА

Впрочем, я и до этого разговора подозревал, что вся "вина" "Миниха, Юрченко и Ко" перед "своими" сродни идиотскому проступку шального батальона, к негодованию командарма, атаковавшего неприятеля раньше времени. 

Может, я большой пессимист и путаю фронт с добрососедской линией "притирки" между христианской и мусульманской культурами, но где бы я ни был - в мечети, в православном храме, меджлисе или за казачьим столом, - я чувствовал, что, наверное, Степанов прав. Идет шахматная игра непримиримых противников. И вопрос только, кто тоньше, эффективнее в нее сыграет. 

Крымские татары ведут ее умно. Сидя на коврах одной из мечетей Феодосии, я целый час терпеливо вел политкорректные беседы с местным имамом (он просил не упоминать его имени). Как и заместитель председателя меджлиса Рефат Чубаров, справедливо убеждавший меня, что большинству населения Крыма чужды националистические идеи казаков, имам говорил правильные вещи. Что национализм (имам называл его фашизмом) - 

зло, что жить нужно дружно. Что установка символов христианства и ислама должна согласовываться между общинами. И только через час имам расслабился и, заметив, что, несмотря на уверения властей, самая старая мечеть Феодосии древнее местной церкви (для него это очень принципиально!), наконец начал говорить "за жизнь". Заметил, что, коль для правоверного мусульманина все равно, какая власть - своя или христианская, "то и простому москвичу все равно - шариат ли над ним или нет". 

- Не все равно! - обиделся я. Тут мы начали спорить и в итоге выяснили, что Москва вообще-то должна покаяться за Чечню, что татары приняли много чеченских беженцев и раненых (часть из них до сих пор в Крыму) и что русские солдаты не совсем палачи, конечно (тут он был по-восточному вежлив), но были слишком жестоки... Да и вообще в этой истерии с крестом замешана Москва. Под конец имам сказал мне прямо: да, он знает, какие настроения зреют у части казаков.

- Но и у татарского населения тоже много оружия, - грустно заметил он. 

В стане православных растерянность. Отказавшийся по велению церковной вертикали благословлять установку креста (говорят, в этом распятии увидел провокацию сам патриарх Кирилл) настоятель феодосийского храма Всех Святых отец Михаил заявил мне, что, если я христианин, наш откровенный разговор останется секретом. 

Власти Симферополя, чувствуя, что они снова рискуют оказаться между молотом и наковальней, стали истерично решительными. После ареста Миниха они объявили о высылке еще одного "мятежного атамана" Храмова. Под горячую руку СБУ попал и несчастный экс-президент Крыма Юрий Мешков, прибывший в Симферополь на поминки супруги. За "невинное" предложение Мешкова "поднять на вилы крымские власти" его тут же депортировали, а местная пресса провожала его душераздирающими снимками. Первый и последний президент Крыма стоит перед судьей, прижимая к сердцу российский паспорт...

- Нам не надо обострять ситуацию, это вредит цели, - объяснял мне атаман Степанов во время прогулки по Феодосии. - Я многому учусь у татар - 

как умно, систематично добиваться своего. Казакам надо идти во власть, чтобы создать условия, при которых татары не проживали бы компактно. Да, рождаемость у них выше, но наш шанс - их интеграция в нашу культуру и ассимиляция. Уже сейчас молодые татары сопротивляются родительскому запрету и вступают в межнациональные браки. Скоро таких будет больше. Главное - не делать резких и глупых движений...

Кстати, видите чашу? - атаман показал на скромный гипсовый постамент у трассы. - Когда-то там стоял крест.

- И где он?

- Мы сами его убрали, чтобы татары не нервничали. И теперь мы называем ее "чашей терпения".

Фото УНИАН, feo.ua и автора. 

КОММЕНТАРИЙ

Политолог Владимир ЛУПАЦИЙ, исполнительный директор Центра социальных исследований "София": "Украина самоустранилась от решения проблем на полуострове"

- Ключевой вопрос - это контроль Киева над недопущением разжигания межнациональной розни со стороны кого бы то ни было. Для этого требуется координация усилий самых разных организаций - политических партий, местных властей, Службы безопасности, но все они и Украина в целом или самоустраняются от проблемы, или просто не хотят ее признавать. У нас совершенно открыто происходит межэтническая, межрелигиозная вражда, и есть люди, которые сознательно ее разжигают, пытаясь заработать себе рейтинг, признание, статус. В условиях, когда нет системного противодействия всему этому, действовать им особенно легко. 

Казачьи организации? На мой взгляд, они не являются самодостаточными и автономными, финансируются со стороны.

Что до конкретной ситуации с крестом, то были профилактические встречи местных властей с представителями казаков. Местные власти, уверен, искали компромисс, а дальше - одно из двух: либо власти приняли решения, но так и не смогли наполнить их реальной работой, после чего начались жесткие действия, либо все было сделано правильно со стороны властей, но представители казачьих организаций решили продемонстрировать силу.

Записал Тарас БУК. 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ