Марина КИНАХ:  «Дух истории живет на Соловках»

Марина КИНАХ: «Дух истории живет на Соловках»

Комментарии: 2
Марина Кинах поделилась эмоциями от поездки. Фото Артема ПАСТУХА

Марина Кинах - заслуженный журналист Украины, известный общественный деятель - очень любит путешествовать. Она тщательно продумывает маршруты и вместе с подругами, также неравнодушными к красоте и истории, отправляется в путь. Так они объездили почти всю Европу. Марина была также в Южной Африке, на Кубе, в Японии и Китае. Но ниоткуда не возвращалась с такими огромными впечатлениями и позитивными эмоциями, как те, что получила от недавней поездки в Россию на Соловки. Всем этим она и поделилась с «Комсомолкой».

«КОЛЬСКИЙ ПОЛУОСТРОВ ВСТРЕТИЛ 30-ГРАДУСНОЙ ЖАРОЙ»

- Марина Владимировна, почему решили отправиться именно на Соловки?

- О Соловках я знала с самого детства. О них мне рассказывал мой отец - Владимир Максимович Горощеня. 17-летним добровольцем в 1941 году он пошел на службу на Военно-морской флот и попал в Мурманский флотский экипаж. Поскольку новобранцы не имели военно-морской специальности, в 1942-м он с товарищами был направлен в школу связи учебного отряда Северного флота, которая находилась на Соловках. Ему пришлось пройти и жесткую школу Великой Отечественной войны. За заслуги перед Отечеством награжден многими орденами и медалями, в том числе и уникальной медалью «За оборону Советского Заполярья», которой очень гордится. Такая награда - большая редкость. Поэтому идея съездить на Соловки преследовала меня еще с детства. Я хотела своими глазами увидеть место, где служил мой отец, побольше узнать об истории государства, в котором я родилась.

И вот наступил долгожданный момент - в начале июня мы отправились в путешествие.

- Сложно ли туда добираться?

- Как оказалось, из Архангельска на Соловки можно добраться только маленьким самолетом из небольшого аэропорта под названием «Васьково». Полет над Северодвинском - городом, где находится крупнейшая в России база подводных лодок, и Белым морем - зрелище уникальное и захватывающее.

Встретили нас Соловки неестественной для этого края погодой - 30-градусной жарой. Знакомство с историко-архитектурным заповедником, с островами, на которых проживают около 900 человек, многие из них - потомки тех, кто или работали надзирателями в ГУЛАГе, или сидели там, но не захотели вернуться на родину, началось со Спасо-Преображенского Соловецкого мужского монастыря. Это монастырь со специальным ставропигиальным статусом, то есть подчиненный непосредственно патриарху Кириллу и независимый от местной епархиальной власти.

Соловецкий монастырь был построен еще в середине XV века. Фото Зои КИНАХ
Соловецкий монастырь был построен еще в середине XV века. Фото Зои КИНАХ

- Расскажите о монастыре: именно там содержали последнего казацкого гетмана Калнышевского?

- Красоту Соловецкого монастыря, его архитектуру - а он был построен  еще в середине XV века, - его богатейшее внутреннее убранство, исторические святыни никакими словами описать невозможно. Все это надо увидеть собственными глазами. Приятно было увидеть в храме украинский вышитый рушник, висящий возле бюста последнего кошевого атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского. На Соловки его сослала Екатерина II в 1775 году после разгрома Сечи. Когда Калнышевского привезли на Соловецкий остров, ему было уже 85 лет. Какое же надо было иметь здоровье, а главное - силу духа, чтобы прожить в каменном влажном подземелье еще около 26 лет! Выводили его оттуда только два раза в год - на Рождество и Пасху в церковь под конвоем и не позволяли ни монахам, ни богомольцам разговаривать с этим «опасным» узником.

После освобождения Калнышевский остался жить на Соловках до самой смерти (он умер в возрасте 112 лет).

«МОНАХИ НА КОНТАКТ НЕ ИДУТ»

- Гетман Калнышевский получал содержание?

- Мы узнали о нем интересные факты: как «политический», Калнышевский получал в день рубль на пропитание, хотя все остальные заключенные - 2,5 копейки. Но именно 2,5 копейки он и тратил, остальное экономил и через несколько лет купил старинную, отделанную золотом и драгоценностями Евангелие, которую впоследствии даровал  монастырю (дальнейшая ее судьба неизвестна). Кстати, бюст последнего кошевого войска Запорожского изготовлен при содействии Вячеслава Богуслаева, генерального директора «Мотор-Сичи».

- Общались ли с простыми монахами?

- Соловецкие монахи - обитатели монастыря - на контакт ни с местными жителями, ни с туристами не идут: не принято это у них. Зато соловчане очень разговорчивы и приветливы. 65-километровая удаленность от материка, отсутствие каких-либо средств коммуникации заставляют их радоваться приезду каждого туриста. Спрашиваю у них: газеты какие читаете? Говорят, «Комсомолку» читаем, если привезут с Большой земли. Так и возникла идея по прибытии рассказать «Комсомолке» о наших приключениях.

- Как же на остров попадают блага цивилизации?

- Привозят на остров с материка практически все, начиная от продуктов питания, медикаментов, товаров первой необходимости. Климатические условия не позволяют собственноручно выращивать овощи, фрукты или культурные злаки. Наслаждаются соловчане только ягодами и грибами, а также богатством фауны. Более того, порой «погодные капризы» - туманы, сильные ветра и бури - на длительное время оставляют местное население без пищи, поэтому самое необходимое - хлеб - соловчане пекут сами.

Мы посетили Свято-Вознесенский скит, находящийся на самой высокой горе острова - Секирной. Там в советское время располагался особый, с жестким режимом содержания, карцер для политзаключенных - часть лагеря, получившего название СЛОН, что расшифровывается как Соловецкий лагерь особого назначения. Сейчас она является символом страдания заключенных, а в народе именуется второй Голгофой.

- Суровые погодные условия, наверное, сказывались на заключенных…

- Стужа в скитах была страшная. Зимой усидеть там практически невозможно. На дверях еще сохранились ячейки, через которые надзиратели наблюдали за заключенными. Ночью, когда надзиратели уходили спать, политзаключенные ложились и грелись, прижавшись друг к другу, причем нижние постоянно менялись с верхним. Пища их состояла из утреннего стакана кипятка, обеденной похлебки, опять же на воде, а ужина вообще не было. При этом тяжело работали. Как можно было выжить в таких условиях, я себе не представляю...

«БЛАГОДАРЮ СУДЬБУ ЗА ШАНС УВИДЕТЬ МЕСТА ЮНОСТИ МОЕГО ОТЦА»

- Скиты так и стоят заброшенными?

- Сейчас скиты не пустуют - там живут монахи-отшельники. На одном из таких помещений мы увидели солнечную батарею и обрадовались, что Соловки не так уж далеки от цивилизованного мира.

Чрезвычайно интересной была экскурсия озерами Беломорских островов с оригинальными названиями - Щучье, Семиостровное, Святое, Благополучие, Большое Красное и другие. Все они соединены между собой каналами, которых со стороны и не видно. Когда-то их выкапывали монахи и с обеих сторон обкладывали валунами, которые сохранились и сейчас.

На территории Соловков есть ботанический сад, в котором сейчас цветут сирень, черемуха и много других растений. Местные жители радуются каждому цветочку, каждому деревцу, потому что не часто и не долго выпадает им счастье любоваться цветением и зеленью. Сейчас на острове период белых ночей. Говорят, Соловки по-особенному красивы зимой. Этот период соловчане называют временем напряженного духовного делания, возможностью побыть наедине с самим собой.

- И все-таки, что главное вы вынесли из путешествия?

- Лично я получила массу эмоций от поездки на Соловки, которые являются неотъемлемой частью нашей истории. А мы обязаны ее знать. С тех далеких времен - когда на островах был основан монастырь, когда там находилась ужасная тюрьма, - жизнь поменялась кардинально. Но, похоже, неспешный темп жизни, особенности быта остались те же.

Непростое это испытание - жить в краях, где три месяца лето, а все остальное время года - зима… Жители Соловков - пылкие почитатели истории своих предков, их культуры и традиций. Вывод из путешествия я сделала такой: не стоит гоняться за экзотикой в далеких широтах. Есть удивительные места  - намоленные, навечно запечатленные в исторической памяти народов - гораздо ближе.

Для меня эта поездка оказалась очень важной - я смогла почувствовать дух нашей истории, полюбоваться красотой Соловецкого архипелага. Сейчас удивляюсь, почему не сделала этого раньше. Рада, что со мной были мои старшие дочери, которые восприняли все увиденное так же эмоционально, как и я. Мы получили огромный  заряд энергии и добра, который, уверена, будет поддерживать  нас в течение длительного времени. Прикоснуться к святым камням, постоять на том месте, где молодым юнгой жил и учился твой отец, помолиться за души невинно загубленных - в этом всем есть высокий человеческий, нравственный смысл. Я очень благодарна судьбе, что она предоставила мне такой шанс.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт