Светлана ВОРОНЮК (24 июня 2011)
Екатерина Амосова уважает «Доктора Хауса» и не жалует «Интернов»

Екатерина Амосова уважает «Доктора Хауса» и не жалует «Интернов»

Комментарии: 4
Фото автора.

«СТУДЕНТАМ ПОБЛАЖЕК НЕ ДЕЛАЮ»

- Екатерина Николаевна, вы одной из первых 15 лет назад ввели тестирование для своих студентов? Сегодня оно внедряется повсеместно, это хорошо?

- В1990 году, когда мне доверили кафедру, я с группой коллег подготовила для студентов пятого курса по госпитальной терапии тестовые задания. Я ночами печатала лично на машинке до ста вопросов в каждом варианте, чтобы проверить уровень знаний студентов. И перепечатывала их для каждой новой группы, чтобы они не списывали друг у друга. Мы ввели жесткий протокол: сдал тесты, подпускаем к экзамену на пациенте. Я считаю, что больной – не игрушка и людей без знаний к нему допускать нельзя. Проверяли тесты под номерами (фамилий не знали). В первый «заход» из 50 человек 70% получили двойки. Даже мой родственник попал в это число. Я боялась, что руководство меня не поймет. Ведь я два месяца завкафедрой и тут такой конфуз. Но проректор, академик Владимир Широбоков разрешил продолжать эксперимент. Пути назад не было. И я, и преподаватели выкладывались по полной. Напуганные студенты зубрили, как никогда в жизни. Поблажек не было никому. Зато к концу учебного года первичных двоек стало не больше 20%. Сегодня тестовая система, увы, так не работает.

- Почему?

- К сожалению, методы цивилизованных стран не работают в Украине. На западе студента «прижимают», и он рьяно учится. А наш студент начинает искать лазейку: совершенствуется в шпаргалках, ищет, где купить ответы, как передать их товарищам. Сегодня приходится менять задания тестов после первого же экзамена. Показателен в этом отношении сериал про Хауса. Девочка – студентка из его команды до диплома должна сделать 11 спинно-мозговых пункций, а сделала 10. Ей практику подписали, но она не ушла, пока не сделала последнюю 11 пункцию. Это отражение того, как работает народ на западе.

- А «Интернов» смотрите?

- Видела 3-4 серии. Хаус – это супер, там передана медицинская атмосфера зарубежных клиник. А «Интерны» - это стеб в стиле Верки Сердючки. Больничная атмосфера передана процентов на 50%. Основная мысль «интернов», что «наши» медсестра и врач тоже люди.

БОЛЬШЕ БЕГАТЬ И МЕНЬШЕ ЕСТЬ!

- Как относитесь к нетрадиционной медицине в кардиологической практике?

- Плохо. Нужно разграничивать немедикаментозное лечение и нетрадиционное. Немедикаментозные методы необходимы. Это здоровый образ жизни; правильное питание для поддержания оптимальной массы тела с 7-ю порциями фруктов и овощей в день; физическая активность; отказ от курения. Все это дает не меньший эффект, чем лечение лекарствами. Еще нужно исключить злоупотребление солью. Тогда можно понизить артериальное давление на 5-7 мм рт.ст. и уменьшить риск развития артериальной гипертензии.

Но использование всяких токофонов, магнитных браслетов, душей и массажей – это полная фигня. Также не работает траволечение ни в кардиологии, ни в ревматологии. Все эти биодобавки – выкачивание денег. Я не советую больным тратить на них деньги.

- Правда, ли что появились таблетки, омолаживающие сердце?

- Не предвидится такая таблетка пока. Сегодня в рамках научных исследований пробуют вводить в сердечную мышцу, пострадавшую от инфаркта, стволовые клетки. Сразу скажу – не те, которыми пытаются лечить в Украине. И это дает некоторое улучшение насосной функции органа. Но четких позитивных доказательств пока нет. Зато существует риск бесконтрольного размножения стволовых клеток в миокарде и смерти пациентов от сердечных аритмий.

- Приходится ли Вам лечить близких?

- Многие врачи на это не решаются. А муж сделал моему отцу операцию грыжесечения после вмешательства на сердце. Тогда никто не хотел браться за это - все боялись. Я лечила своего отца и сейчас лечу маму. Это большая ответственность. Ведь пациенту выписал лекарство и он ушел. А, когда лечишь родственника, то вот он все время перед глазами. И, если что, то винить некого.

- Можете дать совет, как выбрать для себя толкового врача?

- Найти хорошего доктора у нас достаточно сложно. Больной чаще идет не к тому, кто назначит правильное лечение, а «обходительному» доктору, которым можно управлять. У постсоветского пациента сложилось представление, что дважды в году нужно получать душ, массаж, капельницы, физиотерапию. Мол, это «укрепит организм». А большинству пациентов на самом деле нужен здоровый образ жизни, кое-кому работа на лесоповале, похудеть на 10-20 кг, не курить и тем, кто действительно болен - пить по три таблетки в день. Многие с этим не согласны и ищут доктора по душе.

- А вам подарки дарят?

- Редко, да я и не рассчитываю на них. Счастье, если тяжелый больной выжил. А часть успеха принадлежит семьям больных. Это они выхаживали, не жалели денег и покупали лекарства. Я понимаю людей, которые «уходят своими ногами» и больше не появляются. Сама прошла через это. После того, как отца успешно прооперировали в Германии, мне друзья говорили: «Катенька, ты бы профессору Керхеру написала…». Я корю себя, что не поблагодарила его. Но было столько пережито, что я не могла погружаться в эту боль, в этот кошмар снова.

Чтобы жить дольше, больше двигайтесь и меньше ешьте.
Чтобы жить дольше, больше двигайтесь и меньше ешьте.

«САХАРА НЕ ЕМ 20 ЛЕТ, А НЕ ЗАГОРАЮ - 15»

- Вы так замечательно выглядите, посоветуйте нашим читателям, как сохранить здоровье на долгие годы.

- В первую очередь нужно двигаться не менее 40 минут в день. При этом должен учащаться пульс. Это может быть бег трусцой, работа на велотренажере, танцы – все, что угодно, но регулярно и с достаточным приростом пульса. Второе – не иметь лишний вес. Один лишний килограмм поднимает артериальное давление на 0,5 мм.рт.ст. Лет 15 назад я сильно озаботилась лишним весом. Я начала заниматься степ-аэробикой и ограничила себя в еде. И теперь мое меню состоит в основном из моцареллы, 4% творога, отварной говядины, листовых салатов, капусты и фруктов. Еще каждый день выпиваю 1,5 л воды без газа. Хотя, очень люблю ржаной хлеб и позволяю себе пару ломтиков в день бородинского. Изредка устраиваю праздник желудка – это пицца. Очень ее люблю. Сахар не употребляю ни в каком виде уже 20 лет. Я, когда занялась спортом и ограничила себя в еде, сбросила 15 кг. Это для меня было большим достижением, я горжусь этим больше, чем защитой двух диссертаций. Потому, что мне это далось значительно труднее. Самый большой кайф – победа над собой. И теперь мой вес много лет 65 кг!

- И что, вы даже к косметологу не ходите?

- Два года назад стала бывать раз в неделю. Но подчеркиваю: заниматься степ-аэробикой по четыре раза в неделю я начала с 1998 года, а посещать косметолога только с 2009. А 99% женщин делают все в обратной последовательности. И еще очень плохо действует солнце. Оно увеличивает риск меланомы и сильно старит кожу. Я не загораю уже лет 15 вообще. В день я провожу за рулем автомобиля 2,5 часа, и считаю, что того солнца, что попадает на меня через стекло машины - достаточно.

-  Вы и не курили никогда?

- Был такой грех в молодости. Бросила в один день лет в 40, когда пришлось по 5-6 часов проводить в кресле стоматолога. Тогда все делали без обезболивания, мучения были неимоверные, вот и бросила курить раз и навсегда. И могу утверждать, что курение настолько сильно вредит сердцу и сосудам, что полезно сделать это в любом возрасте и курильщику с любым стажем.

ДОМ НЕ МЕНЕЕ ВАЖЕН, ЧЕМ РАБОТА

- Ваша дочь Анна поддерживает семейные традиции здорового образа жизни?

- Не очень. Дочка очень быстро стала отказываться от домашней кухни и питаться нездоровой пищей. У нее очень крепкий характер, который рано прорезался. Уже в средней школе она говорила: «не буду есть кашу». И не ела. А я считала, что не стоит раздувать из этого «федеральное дело».

- Может просто, вам не хватало времени на стряпню?

- Нет, я сознательная мама. Дочка родилась в 1989 году, тогда даже детское мыло по 19 копеек было жутким дефицитом. Я очень боялась инфекций, и обслуживала ребенка по высшим стандартам гигиены: все делала сама. Хотя была уже доктором наук, но лично кипятила марлевые подгузники в детском мыле, развешивала их на веревках в квартире (упаси Боже, не на батарее). А в шесть утра перед работой гладила все: распашонки, , ползунки и т.д. Молочной кухней мы не пользовались – все сама готовила.

Когда ребенку было полгода, умер мой завкафедрой и мне представился шанс. И только, когда Ане исполнилось год и четыре месяца, муж с огромным трудом нашел няню. Ей мы отдавали мою зарплату профессора и доктора меднаук. Тяжелое было время. Но я уверена, что вкладываться в семью, столь же важно, как и в работу. Хотя скучнее. Я балансировала, а насколько это мне удалось, покажет моя старость.

- Дочка пошла по вашим стопам?

- Она заканчивает в этом году медицинский университет, а что делать дальше решит сама.

- Неужели вообще не советуете, где легче будет?

- Это ее жизненное пространство. Моя мама прилагала огромные усилия для того, чтобы руководить моей жизнью. И это продолжалось пока мне не исполнилось где-то 45 лет. Я не поддавалась, но это оставило отпечаток. И такая модель поведения с дочкой была неприемлема для меня с ее рождения. Я не всегда согласна с тем, что она делает, но я не настаиваю. Максимум что могу - высказать свое мнение два раза. Она все равно сделает, как считает нужным, я не считаю, что нужно скандалить. Я уверена, что люди не должны принуждать друг друга. И родительская любовь не может служить оправданием принуждения и унижения детей.

- И в детстве не заставляли дочь заниматься чем-то определенным?

- Активная опека моей мамы в детстве от того, что мне надеть до того, что мне делать, произвела на меня неизгладимое впечатление. Я три года боролась, чтобы подстричь волосы. Пять лет за возможность бросить уроки игры на фортепиано. Это принуждение выработало такое отвращение к музыке, что я только лет 10 как стала ее слушать. И я свою дочь ни к чему не принуждала. Одно исключение было – сначала водила ее из-под палки на английский язык. Но желание его учить быстро у нее прорезалось – повезло с учительницей в школе. Сейчас она имеет уровень «Advanced» в Британском совете (не все преподавателей кафедр английской филологии сдали этот экзамен).

ДОСЬЕ «КП»

Екатерина Амосова родилась 8 февраля 1956 года в Киеве в семье знаменитого украинского кардиохирурга Николая Aмосова, академика НАН и АМН Украины.

Екатерина Николаевна – член-корреспондент НАМН Украины, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой внутренней медицины № 2 Национального медуниверситета им. А.А. Богомольца, автор более 600 научных публикаций, редактор двух журналов – «Серце і судини» и «Therapia», а также многолетний руководитель Киевского городского терапевтического общества.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт