Писатель Виктор Некрасов: «Не врать, не притворяться и не льстить»

Писатель Виктор Некрасов: «Не врать, не притворяться и не льстить»

Комментарии: 2
Писатель-фронтовик Некрасов (слева) с одним из своих боевых товарищей.

Видела его раз в жизни. Он приехал из Киева, где жил с матерью, и это были его последние дни в Отечестве. Привел к нему друг, писатель и врач Юлий Крелин. Небольшое помещение было забито народом. Были писатель Феликс Светов, поэт Владимир Корнилов, кто-то еще. Красивый человек, с медальным профилем, голова - соль с перцем, пил водку, что-то говорил сухим, надтреснутым голосом. Друзья звали его Вика.

За этим человеком, написавшим культовую, как сказали бы нынче, книгу «В окопах Сталинграда», к тому времени уже следили компетентные органы, вызывали на допросы, устраивали унизительные обыски, отобрали партбилет, который вручили под Сталинградом, и вот теперь выталкивали из страны.

Андрей Платонов сказал о его главной книге: «Некрасов придает описанию войны, всему движению чувств и действиям человека, пребывающего в огне боя, необыкновенно ощутительную, живую, непосредственную конкретность». «Окопная правда» - это оттуда пошло. А какой ей быть, если автор сам рыл, сам лежал в тех окопах, сам опален тем огнем?

С появлением «Сталинграда» в журнале «Знамя» Виктор Платонович Некрасов проснулся знаменитым. Читающая публика оценила, про что написано и как написано. Руководство Союза писателей, сделав большую губу, уже готовило разнос инакомыслию, как случилось непредвиденное: повесть понравилась Сталину. Сталин лично велел дать автору за нее Сталинскую премию.

Позже - когда те же высокие инстанции станут объявлять ему строгие выговоры, формулировки будут незатейливы: «За то, что позволял себе иметь собственное мнение, не совпадающее с линией партии».

Они все больше не совпадали - линия партии и Некрасова. С его циклом зарубежных очерков «По обе стороны океана» (за которые партийный публицист Мэлор Стуруа заклеймил автора в статье «Турист с тросточкой» как низкопоклонника перед Западом). С его честной повестью «Кира Георгиевна» о пошлости и конформизме, проистекающих из несвободы. С его подписью под письмом в защиту украинского диссидента Вячеслава Чорновила. С его настойчивым обращением к запретной теме гибели евреев в Бабьем Яре.

Партия уезжать отсюда не собиралась - уезжать надо было Некрасову. Навсегда.

20 лет его имя и его книги были под запретом. Во времена горбачевской перестройки он мог бы приехать. Приезжал ведь Владимир Максимов, главный редактор журнала «Континент», взявший Некрасова к себе на работу заместителем. Обитателя скромной парижской квартирки на площади Кеннеди, французского гражданина (советского гражданства он был лишен, когда выступил по радио «Свобода» с критикой «Малой земли» Брежнева) на Родину никто не звал. Возвращаться было некуда и незачем. Горячо любимая мать, уехавшая с ним в эмиграцию, умерла. А он был болен раком.

«Быть самим собой, не врать, не притворяться, не льстить» - простым истинам, которым научила своего Вику мама, он оставался верен всю жизнь.

Он умер 3 сентября 1987 года и похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, рядом с другими русскими писателями, от которых отказалась Родина. В «Литературной газете» из сверстанной полосы тогда был снят некролог, написанный Василем Быковым.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Главные новости 28 марта
Главные новости 28 марта 144

Дайджест наиболее интересных событий прошедшего дня. Чем запомнился вторник, 28 марта: продажа "Сбербанка", пропавшие эксперты ООН и создание тканей сердца из листьев шпината.

Светская хроника и ТВ

Спорт

Месси дисквалифицировали на четыре матча
Месси дисквалифицировали на четыре матча 544

Дисциплинарный комитет ФИФА принял данное решение в связи с инцидентом с участием футболиста, который произошедшего 23 марта. Там посчитали, что футболист оскорбил помощника судьи.