Александр МЕШКОВ. (17 мая 2011)
Итальянский дневник русской сиделки

Итальянский дневник русской сиделки

Комментарии: 8
Несмотря на красоты Италии, Лена мало здесь видела хорошего.

Нет работы в своем Отечестве

Недавно возвратилась из Италии моя двоюродная сестра Лена. Три года назад у себя в Ростове Елена Ивановна была отправлена на заслуженный отдых. Вы будете смеяться, но Лене менее всего хотелось отдыхать, а хотелось работать! (Она портниха, парикмахер, медсестра, маляр-штукатур, продавец.) Но работодатели упорно отказывались брать на работу крепкую начинающую пенсионерку. И тогда Лена, вместо того чтобы предаваться созерцанию сериалов, решилась предложить свои силы загнивающему Западу. Через три года вернулась с мешком подарков и впечатлений.

- Вот, почитай, может быть, пригодится! - Лена дает мне тетрадь с певицей Бейонсе на обложке. - Я тут записывала кое-что... свои впечатления.

Я с удовольствием прочитал ее дневник и подумал, что нашим женщинам, мечтающим о сказочных заморских странах, тоже интересно будет узнать о «радостях» добровольного заморского рабства. С разрешения Лены я, слегка украсив ее слог, предлагаю на ваш суд итальянские откровения русской сиделки.

В поисках рая

Ну вот я и пенсионерка! 4 тысячи рублей в месяц! 100 евро! Спасибо, Родина! Но не все потеряно. Нашла в газете объявление: «Легальная работа в Италии. Оформление документов. Не интим. Уборка помещений. Уход за больными». Что ж! Будем квартиры убирать! Туристическая фирма, куда я пришла, разместилась в подвале многоэтажки. В маленькой комнате - человек двадцать за компьютерами. На стенах - календари с видами Греции, Италии, Турции. Здесь же принимают заказы на изготовление пластиковых окон, дверей и надгробий. Все приветливые, ласковые, только что ручки не целуют.

- Я сама только что вернулась из Неаполя! - говорит мне с очаровательной улыбкой сотрудница, похожая на мадам Грицацуеву. - Я вам даже завидую. Вас ожидает райская красота Неаполя! Море! Воздух! Ух! Я на следующий год снова поеду.

- Работали там? - спрашиваю.

- Ну да… Типа того... - смутилась она.

- А отчего же вы вернулись?

- Дети тут у меня, муж...

На столе у нее - большая икона Богородицы, сразу располагающая к доверию. Я заплатила 1000 евро, занятые у родных, сдала загранпаспорт и стала ждать. Мне обещали за эти деньги авиабилет, гарантированное рабочее место и рабочую визу. Но... шли дни, недели. Я уже стала подозревать, что меня подло кинули. Но через месяц мне позвонила мадам Грицацуева и сказала, что документы готовы. На крыльях надежды прилетела я в контору. И тут меня встретил первый сюрприз. Оказывается, из Москвы я поеду автобусом, а не самолетом, как было в договоре. И виза у меня - туристическая, на 20 дней, без права на трудоустройство.

- В Неаполе вас встретит наша сотрудница Наташа и оформит трудовую визу на год! Это обычная практика! - успокоила меня мадам Грицацуева и крикнула в глубины кабинета: - Галь! Там ведь Наташа их встречает?

- Точно! Наташа! - откликнулась невидимая взору сотрудница.

- Вот видите: все в порядке! - улыбнулась мне мадам.

Мне показалась, что она что-то недоговаривает...

Мы едем, едем, едем!

В капиталистический рай отправляемся из Москвы. Туристический автобус забит потенциальными нелегальными эмигрантами. Все сто человек ехали в Неаполь не отдыхать, а работать. Познакомились очень быстро. Мужики, словно гранаты перед атакой, извлекли из котомок бутылки с огненной водой и стали поднимать пластиковые тосты за любимую Родину. Моими попутчиками были представители Украины, Молдавии, Узбекистана и России. Моя соседка, тридцатилетняя учительница начальных классов Олеся с Черниговщины, ехала в Неаполь с конкретной целью - выйти замуж за какого-нибудь дона Корлеоне и остаться с ним на Неапольщине, пока смерть не разлучит их. Ее должна была встречать там подружка, которая уже нашла своего дона и два года ждала от него официального предложения. Но неаполитанские доны Корлеоны (как, впрочем, и другие доны) тоже предпочитают сомнительным узам брака испытанные веками свободные отношения. Миша, тракторист из Ставропольского края, ехал в Неаполь второй раз. Он уже отработал на неаполитанских стройках три года и вернулся. В Неаполе работала его верная любовница, а также его неверная жена с новым мужем и старшая дочь с русским женихом.

- Ты держи ухо востро в Наполи, - по-отечески напутствовал меня тракторист Миша. - А то я однажды так вляпался, что еле ноги унес.

- А что случилось? - насторожилась я.

- То! Слушай сюда…

Пенсионеры Неаполя готовы опереться на наших безработных. Фото Алексея БЕЛЯНЧЕВА.
Пенсионеры Неаполя готовы опереться на наших безработных. Фото Алексея БЕЛЯНЧЕВА.

 

Руссо в горы тяни, рискни!

Изнуренный безработицей Миша приехал в макаронный Неаполь, куда его уже давно звал земляк. Бросив вещи у приятеля, два дня он безрезультатно околачивался на Бусе (площадь в Неаполе, куда приходят автобусы из России). Здесь можно достать поддельные документы, купить русские книги и газеты. А самое главное - сюда приходят работодатели в поисках дешевой рабочей силы.

- Что умеешь делать? – спросил Мишу быковатый мужчина с холодными глазами отставного палача.

- Все! - быстро ответил Миша.

- Поехали! - деловито скомандовал мужчина.

- А вещи? - поинтересовался Михаил уже в машине. - У меня вещи у приятеля... Зубная щетка, полотенце, трусы…

- Потом! Посмотришь сначала...

В черной-пречерной машине были еще три черных-пречерных угрюмых громилы - клоны быковатого мужика. Когда авто, миновав последние городские постройки, выехало за город, Миша слегка заволновался. А через час, когда дорога уже, извиваясь, уводила его высоко в горы, все дальше от зубной щетки и трусов, он спросил:

- А это далеко?

- Близко, - ответил водитель и вдруг жутко расхохотался. «Это конец!» - подумал тогда Миша и был почти прав. Они привезли его на огромную виллу в горную деревушку - домов пять всего. Вокруг горы и каменистое поле.

- Вот там инструмент. Бери и копай! - словно прапорщик, приказал ему один из клонов, кивнув в сторону сарая. Ни тебе: испейте с дорожки каньи, камрад! Ни тебе: откушайте ризотто, товаришч!

- А вещи когда я заберу? - спросил растерянно Миша. Короткий и болезненный тычок в зубы был ему красноречивым ответом.

Никто не хотел умирать

Так для тракториста Миши начался неаполитанский ад. Спал Миша в комнатушке без окон. На стене, возле двери, виднелись бурые пятна крови. На ночь комнатку запирали, чтоб не сбег, но оставляли горшок. Поднимали Мишу в шесть часов. И сразу отправляли работать. Миша обрабатывал огород, строил хозяйственное помещение, убирал навоз за свиньями и овцами. Об оплате он боялся заикнуться. Хозяева воспринимали разговоры на эту тему как оскорбление. Однажды Миша задумал уйти. Он бежал по горной дороге, словно молодой сайгак, почти час. Но братья догнали Мишу и наваляли ему по рогам так, что он два дня не мог подняться. В этой маленькой деревне жили три угрюмых брата с семьями и еще две семьи. Они дружили. Когда братья уезжали по делам, сосед Марио приглядывал за хозяйством и за тем, чтобы Миша не сбежал. Он и рассказал Мише, что до него тут работал румынский паренек Чорчу. Но однажды он дерзнул восстать против тоталитарного режима братьев и вскоре куда-то исчез навсегда. Лишь пятна крови на стене спальн   и напоминали о румыне. Местная полиция, как понял Миша, предпочитала не лезть в дела братьев. Когда Миша убедился, что тут ему состояния не сколотить, он по телефону сообщил дочери, что похищен в рабство, и приблизительно описал место. И, когда братья в очередной раз отправились кого-то грабить, дочь приехала с женихом на машине и тихо вызволила Мишу. Жаловаться в полицию Миша не пошел.

Не верь конторам, путевки дающим

Мы ехали через Белоруссию, Польшу, Германию, Словению. Спали в автобусе. Останавливались в придорожных кафе, чтобы помыться, размяться, поесть. И через два дня были уже в Наполи (так называют Неаполь итальянцы. Смешные!). Мы остановились на большой площади со старинными серыми домами. В народе ее называют Бус. Там уже стояли штук пять автобусов из России.

- Уно евро! Ду евро! - выкрикивали торговцы. Некоторые красиво пели и приплясывали тарантеллу, рекламируя товар. Торговали всем: фруктами, рыбой, овощами, сувенирами.

- Дай, дай конфетку! Конфетку дай! - дернула меня за рукав взлохмаченная женщина. Одного глаза у нее не было. Я содрогнулась. Женщина была безумна. Она бродила по площади, приставала к людям. Мне рассказали, что лет пять назад эту сиделку жестоко избил палкой старик-хозяин, заподозрив в воровстве, после чего она повредилась умом.

Через узкую улочку на площадь с песнями и танцами праздничная толпа несла большую фигуру Мадонны. Но я не могла разделить ликования неаполитанцев! Меня ведь так никто и не встретил. Напрасно я подходила к незнакомым женщинам, спрашивала: «Вы Наташа? Я Лена из Ростова!» Расчет моей конторы был прост до гениальности. Если я возвращаюсь ни с чем и предъявляю претензии, мне вежливо ответят: «Вас встречали, но не нашли. Немудрено в такой толчее! Извини, Лена!»

На площади Бус в Неаполе всегда встретишь наших. Фото с сайта TBG-Brand.ru
На площади Бус в Неаполе всегда встретишь наших. Фото с сайта TBG-Brand.ru

 

Неаполитанский Вавилон

Меня охватил панический страх. Я позорно заплакала. Подошла Олеся с подружкой.

- Да не плачь ты! Найдешь работу! Тут никого не встречают! Это обычная разводка!

Но она была никудышный психолог, и от ее слов я зарыдала пуще прежнего. Подошел Миша.

- Не боись, Ленка! Мы тебя не бросим! Пошли!

Я была близка к истерике. Ну почему «наши» так подло кинули меня? Икона Богородицы стояла на столе! Ведь я им свои последние деньги! Как во сне, я шла куда-то вслед за Мишей по узким улочкам Наполи. Потом мы долго ехали на автобусе в неведомую даль. Меня не радовал живописный пейзаж за окном. Куда я еду? Что меня ждет? Может, пока не поздно, вернуться домой? Миша привез меня в какую-то гнусную ночлежку. В узкой комнатушке на полу лежали бурые матрасы, на которых пили вино и курили четыре женщины-азиатки, двое мужчин с одутловатыми лицами и оттого неопределимой национальности. Моему приходу они так обрадовались, как если бы я была, к примеру, Ксения Собчак.

- О! У! Давай к нашему шалашу, землячка!

- Я не пью! - ответила гордо я.

- И за Родину не выпьешь? - давили мужики на патриотические чувства. Миша о чем-то говорил на кухне с толстым мужчиной, с большим золотым крестом на груди, по-видимому, хозяином ночлежки.

- Заплатишь ему десять евро! Я завтра за тобой заеду! - шепнул он. - Смотрите, не обижайте мою сестру! - сказал как-то нестрого Миша джентльменам на полу.

Гуляй, Россия!

Я заплатила хозяину десять евро, устроилась в уголок и попыталась заснуть. Но веселая компания праздновала окончание очередного рабочего дня и требовала моего участия. Они с садистским наслаждением фальшиво и громко орали песни. И хотя это были русские песни, они меня не радовали. Потом соотечественники выключили свет и стали заниматься любовью. Всем дружным коллективом. Толстый хозяин пытался примоститься рядом со мной:

- Я устрою тебя завтра на работу! 500 евро… Будешь цемент месить...

Я вырвалась из его потных объятий и, схватив чемодан со скарбом, выскочила на улицу. Вот так за десять евро я провела романтическую ночь в темном переулке, моля Бога, чтобы меня не обнаружил дикий итальянский маньяк.

Какая скука полуживого забавлять!

Миша не обманул, приехал за мной утром.

- Ты чего тут? - спросил он удивленно, увидев меня возле подъезда. Я рассказала ему о ночной мистерии. Он невесело посмеялся.

- Ничего! Зато я нашел тебе работу! - сказал Миша. И повез меня к новому месту работы. Это был элитный дом на четыре хозяина. Большой дворик с бассейном. В одном отсеке дома жила большая семья: два сына с женами и детьми и двухметровый, частично парализованный старец-исполин. Старик проработал всю жизнь в американской компании электриком, имел пенсию 2000 евро и считался зажиточным человеком. Эх! Мне бы такую пенсию, я бы дома сидела! Моя предшественница Надя из Белоруссии показала мне, как и что надо деду готовить, и отбыла на родину. Она добросовестно отслужила на этом месте два года. Платить мне пообещали 600 евро в месяц, сумма по моим меркам нереальная! В мои обязанности входило: убирать, готовить, стирать, гулять с дедом Франческо, ну и водить его в туалет, что было великой мукой для меня. Дед передвигался в пространстве скверно и совсем не разговаривал. Однажды во время прогулки я не удержала его, и он жутко, словно куль с цементом, грохнулся на грунтовую дорожку. Я перепугалась: а вдруг кто из его детей увидит?! Стала его поднимать. Снова уронила. В этот раз он, как статуя Командора, рухнул на меня и придавил. Еле-еле выбралась из-под него.

Жила и спала я на кухне на раскладной койке рядом с комнатой деда. Хозяйка брезгливо бросила мне какое-то тряпье вместо простыней. Ну а что ты, Лена, ожидала? Алькова и шелковых простыней? Ты здесь рабыня!

Море было в двух шагах. Я по утрам слышала его шум. Но окунуться в его воды не было времени. Я, словно кремлевский часовой, не имела права покидать пост. Хозяева нервничали, что я не понимаю итальянского, и частенько бранили меня на своем языке. А потом мне позвонил Миша и сказал, что эти хозяева на площади Бус ищут на мое место другую женщину. А мне ведь ничего не сказали! Я поработала неделю. По моим подсчетам, заработала 150 евро. Но денег мне не заплатили. Сказали: «Нет денег. Через неделю будут!» Расчет верный: какая дура поедет через неделю?

Не друг и не брат

Неделю, пока искала новую работу, я жила в двухкомнатной квартире с тремя девочками из Читы. Платила пять евро в сутки. Миша меня устроил. Эту квартиру снимал для русской любовницы увядающий неаполитанский сладострастник. А она, коварная, сдавала ее посуточно. Старикашка приходил надругаться над ней по пятницам. А остальные дни итальянская жилплощадь служила России!

Каждый день, как на работу, я ходила на Бус. Познакомилась с соотечественниками, в основном гражданами Украины, Молдовы. Но здесь мы все - русские.

Некоторые русские стали зарабатывать прямо на площади. Приходит из России автобус с нелегалами, тут же шустрые девчата предлагают им заплатить 200 евро за номер телефона, по которому вас возьмут на работу. А когда вы позвоните, вас попросят перезвонить завтра. Потом - послезавтра. Пока не поймете, что вас развели свои же. Молодые россияне и украинцы приходят на Бус пообщаться, познакомиться, полюбить друг друга хотя бы ненадолго. Итальянцы тоже тусуются тут: покупают у русских семечки, халву, водку, сало, ищут девочек подешевле.

Неаполь 
не без добрых людей

Работу мне нашла Наташа, отоларинголог из Новосибирска.

- Там старик умирает. Ему осталось пару дней всего. Обещали хорошо заплатить.

Три сестры, Мария, Луиза и Розанна, сами отвезли меня на удивительный остров Искья. Такой красоты я еще не видела! Я как будто попала в декорации исторического рыцарского фильма. Кругом старинные замки, крепость, булыжные мостовые, постройки тысячелетней давности. Мария показала мне отдельную комнату, в которой я буду жить. Сама застелила мне кровать красивым постельным бельем. У меня выступили слезы. Обо мне заботились! А дед и в самом деле был плох. Он лежал недвижим и, казалось, уже пребывал в другом мире. Жизнь едва теплилась в нем. Каждую ночь возле постели старика дежурил его зять Анжело.

В критических случаях Анжело помогал мне менять дедушке пижаму, подгузники и постельное белье. Умер старец тихо, во сне, днем у меня на руках. Я была в доме одна. Он так и не приходил в сознание, но я каким-то чутьем поняла, что жизнь уходит из него. Я позвонила в «Скорую», подвязала ему подбородок полотенцем (челюсть у него некрасиво отвисла) и заплакала. Приехали Луиза, Розанна, Мария и Анжело.

- Ты не мучайся! - успокаивали они меня. - Так должно было случиться.

Анжело, смущаясь, сунул мне десять евро.

- Иди, помяни его, - сказал он. - Здесь сейчас будет суета...

Я пробыла среди этих добрых людей три ночи и четыре дня. Договаривались мы с Марией на 10 евро в день. Но заплатили они мне 150. А когда узнали, что мне негде жить, сказали: «Живи у нас, пока не найдешь себе работу». Я прожила там месяц. Бесплатно. Это был первый счастливый момент на чужбине: я встретила добрых людей. Спасибо вам!

Окончание читайте в завтрашнем номере.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Топ-5 первых леди мирового кино
Топ-5 первых леди мирового кино 244

Фантазируя, как новая девушка Васи Голобородько будет соблазнять и поддерживать босса, мы вспомнили и других женщин президентов, которые прекрасно сыграли свои роли.

Спорт