Олеся КУЧЕРЕНКО, Фото автора и из архива Иосифа Гофмана. (4 мая 2011, 02:00)
Единственный свидетель Нюрнбергского процесса из Украины Иосиф ГОФМАН: «Когда я выступал в «Зале 600», все аплодировали стоя»

Единственный свидетель Нюрнбергского процесса из Украины Иосиф ГОФМАН: «Когда я выступал в «Зале 600», все аплодировали стоя»

Комментарии: 15
Герман Геринг на скамье подсудимых (первый слева).

Когда историк Документального центра в Нюрнберге Экарт Дитцфельбингер накануне 65-летия со дня начала Международного военного трибунала узнал, что в Украине живет свидетель этого судебного процесса, сразу не поверил. Потом прилетел в Полтаву удостовериться, что Иосиф Гофман действительно был личным охранником главного обвинителя от СССР Романа Руденко. И уже через месяц обер-бургомистр Нюрнберга пригласил 85-летнего ветерана выступить в том самом «Зале 600», где судили фашистов.

ЭТОТ ЖЕ ПУТЬ В ВОЙНУ ПРОШЕЛ ПЕШКОМ

У Иосифа Давыдовича - ветерана, участника боевых действий, кавалера ордена Славы - даже не было сомнений по поводу этой поездки. Второго шанса снова побывать в Нюрнберге может и не выпасть.

- Поездка в ноябре 2010 года оказалась намного легче первой. В 1945-м пришлось дойти до Германии пешком с боями, а тут - с комфортом, - улыбается ветеран.

Полтавчанина встречали с почестями, и вскоре во всех документах их с женой называли не иначе как «официальная делегация из Украины». Хотя, по сути, столь важное событие для всего мира - 65-летие начала суда над главными нацистскими преступниками - Украина проигнорировала. В Нюрнберг съехались министры иностранных дел России, Франции, начальник департамента госсекретаря США, историки, политики, юристы и 200 журналистов со всего мира.

Иосиф Гофман издал книгу воспоминаний «Нюрнберг предупреждает», за которую ассоциация ветеранов войны США наградила автора медалью Viktory.
Иосиф Гофман издал книгу воспоминаний «Нюрнберг предупреждает», за которую ассоциация ветеранов войны США наградила автора медалью Viktory.

Полтавчанина дважды принимал обер-бургомистр Нюрнберга Ульрих Мали, который удивился, что Гофмана за 65 лет ни разу не приглашали сюда, и заверил, что отныне он в этом городе желанный гость. Иосиф Давыдович подарил бургомистру гобелен полтавских мастеров (подобный есть в ООН), который займет почетное место в местном музее. Гофман выступил с лекцией в Документальном центре истории партийных съездов перед студентами, преподавателями и старшеклассниками. Но больше всего от него ждали воспоминаний.

Во Дворце юстиции, где проходил процесс, сейчас музей, но самые резонансные дела здесь разбирают до сих пор. Когда Иосиф Давыдович начал свою речь перед столь уважаемой публикой, события 65-летней давности пролетели перед глазами и заставили слушателей вставать с аплодисментами, а потом долго задавать вопросы живому свидетелю самого громкого суда ХХ века.

«ИЗ ПЯТИ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ ВЫЖИЛ ТОЛЬКО Я»

У Иосифа Давыдовича Гофмана были свои личные счеты с фашистами, и он вполне мог выступать свидетелем на том процессе.

- На войне погибли мой отец и дядя. Еще с одним дядей Иосифом, который бежал из плена, мне даже удалось повстречаться на фронте. Но эта встреча была последней, он погиб в боях за Молдавию. Тетя Муся была на фронте медсестрой и, когда выносила бойца с поля боя, получила смертельное ранение. Так что из пяти членов семьи с войны вернулся только я, - рассказывает полтавчанин.

В 1941 году Иосифу было всего 15 лет. Что такое война, узнал, когда пришлось эвакуироваться из Николаева в Астрахань.

- Навсегда запомнил переправу через маленькую речушку. Мост фашисты разбомбили, на берегу собралась огромная толпа: кто на повозках, кто на велосипедах, кто пешком. Над головами проносились истребители и расстреливали ни в чем неповинных людей. Река была красной от крови людей. Никогда не забуду маленькую девочку, прижимающую к себе куклу и плачущую над убитыми родителями…

Свой личный пропуск в зал заседаний Международного трибунала Иосиф Гофман сдал в Национальный музей Великой Отечественной войны в Киеве. Там же находятся часы, подаренные ему американским палачом Вудом.
Свой личный пропуск в зал заседаний Международного трибунала Иосиф Гофман сдал в Национальный музей Великой Отечественной войны в Киеве. Там же находятся часы, подаренные ему американским палачом Вудом.

На фронт Гофман добровольно пошел 17-летним пареньком и попал в стрелковую дивизию. Пехотинец, старший группы захвата, с 1943 года - командир взвода разведки с боями дошел до самого Берлина, расписавшись на Рейхстаге. Осенью 1945 года начальник политотдела предложил Иосифу Давыдовичу послужить в Нюрнберге.

- От нашей дивизии нужен был сержант для охраны советских юристов. Я растерялся от такого предложения, но начальство подбадривало: мол, они б туда и в чине рядового поехали, - вспоминает ветеран.

Уже позже Гофман узнал, что компетентные органы до седьмого колена перепроверили его родословную, вызывали на допрос маму, выясняли, нет ли в его роду немцев. Оказалось, что Гофман - не еврейская фамилия, а немецкая.

КАК «РАСКОЛОЛИ» ГЕРИНГА

Оставшиеся на свободе эсэсовцы из группы «Эдельвейс» планировали освободить подсудимых. Один американский капитан помог красивой немке попасть в ложу прессы по фальшивому пропуску. К счастью, заговор раскрыли и усилили охрану танками. А в остальном в городе шла размеренная мирная жизнь. Немцы разбирали завалы, восстанавливали здания, им было безразлично, что творится в зале трибунала.

- Меня вызвали на встречу с начальником охраны. Он был в гражданской одежде, но по выправке я понял, что он явно военный. Начальник сказал, что служба в Нюрнберге подобна работе сапера. «Один раз ошибетесь - и ваша мама долго вас не найдет», - рассказывает Иосиф Давыдович.

- У Романа Руденко, прокурора УССР, было два телохранителя. Я, сержант, и капитан НКВД в сержантской форме. Я никогда не задавал вопросов Руденко. Но однажды, когда он был в хорошем расположении духа, осмелился: «Правда, что Гитлер и Ева скрываются в Тибете?» Руденко ответил, что все это политическая трескотня, есть неопровержимые доказательства того, что Гитлер отравился.

Позже мне удалось ознакомиться с показаниями начальника охраны фюрера: «Гитлер боялся, что яд не подействует. Дал своему приближенному личный пистолет, приказал через десять минут вернуться и произвести контрольный выстрел в голову».

Гофману необязательно было присутствовать на суде. В зале охраной занимались американцы. Но когда он бывал там, видел подсудимых метров с десяти. Они вели себя хладнокровно, хоть и до последнего отрицали свою вину.

Самым трудным было «расколоть» персону номер один среди обвиняемых - Германа Геринга. Американский обвинитель Джексон не справился с допросом. Подсудимый забивал его репликами, пока тот не бросил папку, снял наушники и отказался продолжать допрос.

- Геринг носил с собой одеяло из камеры, чувствовал себя некомфортно на деревянной скамье. Внешне был спокойным, любил поиграть на публику. Демонстративно снял наушники, когда Руденко начал выступать с обвинительной речью. Роман Андреевич допрашивал Геринга четыре дня. Американцы тогда напечатали сенсационную статью: «Руденко не выдержал наглого поведения Геринга и застрелил его», - рассказывает Гофман.

Газету раскупили, а через пару дней дали опровержение, что Геринга хватил сердечный приступ. Руденко «расстреливал» Геринга вопросами. И делал это до тех пор, пока фашист не признался, что участвовал в планировании и нападении на Советский Союз.

ПЕРЕД ВИСЕЛИЦЕЙ ФАШИСТАМ ПРЕДЛОЖИЛИ БЛИНЫ

Как известно, Геринг не дожил до исполнения приговора. Узнав о том, что его просьба заменить виселицу расстрелом отклонена, принял яд. Поговаривали, что ампулу ему передала жена во время прощального поцелуя. На самом деле ампул было несколько. Одну Герман Геринг специально оставил в кармане пиджака, чтобы отвлечь охранников. Вторая осталась в коробке с кремом для лица.

Иосиф Гофман не присутствовал на казни. Осужденным сообщали, что их просьбы про расстрел отклонены, предлагали прощальный ужин в виде сосисок с картошкой или блинов с фруктами.

В гимнастическом зале Нюрнбергской тюрьмы оборудовали три механические виселицы. На казни были представители союзных государств (СССР, США, Англии, Франции) и немцы. Им показали труп Германа Геринга. Преступников подводили к эшафоту по 13 ступенькам, ставили на помост, священник читал молитву. Потом на жертву надевали колпак, петлю, и палач нажимал на рычаг - осужденный падал в люк. Так один за другим были казнены главные военные преступники.

Перед смертью фашисты, уничтожившие миллионы невинных людей, забывали свои имена и даже мочили штаны. Их отвезли в крематорий в Мюнхен, а пепел был высыпан в мутный поток дождевой воды придорожной канавы.

ЗА КНИГУ ВОСПОМИНАНИЙ АМЕРИКАНЦЫ ДАЛИ МЕДАЛЬ

Иосиф Гофман написал книгу воспоминаний «Нюрнберг предупреждает», за которую ассоциация ветеранов войны США наградила автора медалью Viktory.

- Во время учебы в военном училище я уничтожил практически все, что касалось моего участия на суде. В конце 40-х годов в СССР началась борьба с космополитизмом. Это была явно антиеврейская кампания. Я тогда учился, был парторгом роты. Как-то меня вызывает начальник политотдела и говорит, что имеет информацию, якобы я расхваливал американцев. Дескать, они хорошо нас кормили. А я гурманом никогда не был, кормили и кормили, нормально вроде бы, живы все остались. Хлеба, правда, мне постоянно не хватало. Но чтобы хвалить - никогда такого не было. А он все напирает: «Мы ж не трибунал, сознайся, хвалил империалистов?» Меня тогда спас начальник училища. Он сказал: «Сынок, я много о тебе слышал, иди, учись». Я пришел к себе и все фотографии, что тогда со мной были, уничтожил. Мой пропуск в зал трибунала уцелел только потому, что лежал у меня дома и не был со мной в училище. Удалось сохранить и каталог фотографий про Международный военный трибунал, - показывает фотографии послевоенного Нюрнберга ветеран. - Свой пропуск я сдал в Национальный музей Великой Отечественной войны в Киеве. Там же находятся часы, подаренные американским палачом Вудом.

По сей день Гофману не дают забыть о Нюрнберге. Каждый день расписан поминутно: сегодня дает интервью «Комсомолке», потом учительница из Кривого Рога приедет за материалами для музея, завтра местный телеканал снимает про него фильм (это, кстати, раньше сделали американцы и немцы).

СПРАВКА «КП»

Нюрнбергский процесс - международный судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Проходил с 20 ноября 1945-го по 1 октября 1946 года в Международном военном трибунале в Нюрнберге.

В список главных военных преступников вошли 24 нациста: политики, военные, идеологи фашизма.

Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырех великих держав, победивших во Второй мировой войне: СССР, США, Великобритания и Франция.

Всего было проведено 403 судебных слушания, председателем суда был представитель Великобритании Дж. Лоуренс.

Международный военный трибунал приговорил к смертной казни через повешение: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрайхера, Заукеля, Зейсс-Инкварта, Йодля и Бормана (заочно).

Рудольф Гесс получил пожизненное, Карлу Деницу (он несколько дней управлял Германией после смерти Гитлера) дали 10 лет. Один из главных «спонсоров» нацистов Ялмар Шахт был вовсе оправдан.

Смертные приговоры были приведены в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года в спортзале Нюрнбергской тюрьмы.

Трибунал признал преступными организации СС, СД, гестапо и руководящий состав нацистской партии.

Позже в Нюрнберге прошло еще 12 процессов над второстепенными нацистами.

БЫЛО ДЕЛО

 

Палач погиб 
во время испытания электрического стула

Полтавчанину удалось познакомиться в Нюрнберге с главным палачом, американским сержантом Вудом, который казнил больше 300 человек. Поговаривали, что он озолотился, продавая в виде сувениров веревки, на которых вешали фашистов. Но Гофман утверждает, что это неправда: «Веревки вместе с трупами были положены в гробы, все было проверено и опечатано». Даже Геринг «ушел» в крематорий со своей персональной веревкой, которой так и не воспользовались.

В жизни Вуд был совершенно спокойным, доброжелательным человеком, хотя работа была не для слабонервных. Также сержант выступил палачом в 1948 году, приведя в исполнение приговор японским военным преступникам, приговоренным к смерти Токийским трибуналом.

Кстати, Вуд погиб в 1950 году во время испытаний электрического стула собственной конструкции.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт