Как вас коснулась авария на Чернобыльской атомной?

Как вас коснулась авария на Чернобыльской атомной?

Комментарии: 13
Рисунок Пресс КИТ.

Григорий БОРИСОВ, генерал-полковник в отставке, Одесса:

- На начальном этапе катастрофы мне довелось руководить всеми подразделениями, ликвидировавшими последствия аварии. До сих пор восхищаюсь мужеством и самопожертвованием людей, которые ценой своего здоровья и жизни сделали все возможное, чтобы очистить зону бедствия. В те годы многие семьи лишились крова, а сотни - кормильцев и членов семей. Иногда по ночам ко мне приходят видения тех  страшных дней, когда люди умирали и никто не был в силах им помочь.

Олег МОРКВА, независимый финансовый эксперт:

- Мой отец был вертолетчиком, возил делегацию МАГАТЭ в Чернобыль после аварии. Получил большую дозу облучения и сегодня является ликвидатором 2-й категории. 

Александр НАУМОВ, полковник милиции в отставке, автор интернет-проекта «Чернобыльский след»:

- Сегодня Чернобыль для большинства ликвидаторов - это время потерянных надежд и забытых обещаний. В моей карточке дозконтроля написано, что я набрал 70 рентген. Когда я шел в отставку, молодой кадровик посмотрел на эту цифру и заявил: «Вам придется доказывать, что у вас такая доза». А кому я должен доказывать? Я не собираюсь оформлять инвалидность, потому что для этого надо пройти через унижение. 

Игорь КОНДРАТЮК, судья проекта «Україна має талант»:

- Я в том году окончил вуз и на лето уехал к родителям в Херсонскую область, где работал комбайнером. 

Михаил БЕРО, главный психотерапевт области, Донецк:

- Это перевернуло всю жизнь. Я руководил первой бригадой врачей, которая приехала на Чернобыльскую АЭС. В общей сложности на станции мы пробыли 1,5 месяца. После возвращения попал в больницу. Получал процедуры в барокамере, ингаляции, а когда возвращался в палату, перед ней стояла очередь моих соратников по Чернобылю. Я проводил с ними сеансы психотерапии, снимал стресс. И после этого понял, что должен помогать ликвидаторам. В 2002 году удалось создать медико-психологический центр - по сей день это единственный в Украине центр психологической реабилитации пострадавших в Чернобыле. 

Надежда ОРЛОВА, предприниматель, Киев:

- Мы с семьей жили в Припяти, муж работал на АЭС. Когда объявили эвакуацию, собрали детей и три дня прятались в лесу. Думали, все обойдется, и мы вернемся домой. Когда поняли, что дело приняло серьезный оборот, вернулись, и нас эвакуировали в Киев. Но из-за того, что вывезли нас позже, нам не дали материальную помощь. Страшно, когда на руках двое маленьких детей, мужа рядом нет, нет средств к существованию. Соседи помогали - кто посуду принесет, кто одежду какую-то.

Сергей ОРЛЕНКО, пенсионер, Симферополь:

- Когда произошла авария, я работал в Чернобыле водителем «скорой». Многих друзей, которые работали тогда со мной, уже нет в живых.  

Игорь, читатель сайта kp.ua:

- Больше половины товарищей, с которыми был с первых дней аварии, сегодня нет в живых. Меня бог миловал, хотя болячек прибавилось. А денег на лечение нет. Пенсия маленькая, чернобыльская добавка в 166 гривен - смешная, а тут еще правительство льготы собирается отменить. Как дальше жить - не знаю.

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт