Почечная недостаточность: За почку - 50 тысяч евро, за сердце - 160

Почечная недостаточность: За почку - 50 тысяч евро, за сердце - 160

Комментарии: 15
Дело «черных» трансплантологов из Института Шалимова обнажило серьезную проблему пересадки органов в Украине. Увы, даже самые квалифицированные доктора не в силах помочь обреченным пациентам. Законы регулируют вопросы пересадки настолько топорно, что шансы больных получить нужный орган сокращаются в десятки раз. В стране, где отменена смертная казнь, отказ врача проводить операцию по пересадке органов почти всегда становится приговором. 

120 ПЕРЕСАДОК ВМЕСТО ТЫСЯЧ

У Министерства здравоохранения Украины нет официальной статистики смертей, причиной которых стало отсутствие возможности для пересадки органов. Просто потому, что такую формулировку нельзя записать в свидетельство о смерти. Фактически эти люди умирают от сердечной или почечной недостаточности, цирроза печени и других неизлечимых заболеваний. В действительности за год случаются тысячи таких «не учтенных статистикой» смертей. За тот же год украинские хирурги успевают провести чуть более 120 операций.

- Реально мощность трансплантационных центров в Украине такова, что они могут пропускать в десятки раз больше людей, чем сейчас. Для сравнения: в США проводят до 60 тысяч подобных операций за год. В нашей стране потребность в трансплантации не меньше. Но законодательная база сегодня не позволяет находить нужное количество донорских органов для пациентов, - рассказал во время совещания по вопросам трансплантологии ответственный секретарь Ассоциаций трансплантологов Украины Андрей Костенко.

В Украине согласно законодательству разрешена только пересадка органов от живого родственного донора или от трупного донора. Счастливчики получают нужные «части тела» от родных, которые готовы поделиться. Те же, кому не повезло, ждут операции годами. 

ЖЕНА - «ЗА», А МАТЬ - «ПРОТИВ»

Медики - это круг специалистов, которые тесно общаются между собой. И любая  информация о судебных процессах против врачей распространяется со скоростью света. Именно таким образом была приостановлена трансплантация органов от трупных доноров в Украине. 

- Несколько лет назад в одной из областных больниц был случай, который стал камнем преткновения для проведения такого рода пересадок. В больнице умер молодой мужчина, органы его могли пригодиться для пересадки, поскольку он был при жизни практически здоров, - рассказывает директор Координационного центра трансплантации органов и тканей МЗ Украины Руслан Салютин. - Жена умершего подписала согласие на забор органов - и патологоанатом отправил их на трансплантацию. Затем случилось невероятное: мать умершего написала на врача заявление в прокуратуру о том, что он якобы незаконно торгует человеческими органами. 

По словам Руслана Салютина, после этого медика пять лет (!) таскали по судам и прокуратурам.

- Его полностью оправдали, но после этого случая ни один патологоанатом не хочет связываться с забором органов, - утверждает Салютин. - А проблема на самом деле в том, что в Украине нет нормальной нормативной базы, которая регулировала бы вопрос забора органов и устанавливала список бумаг, при наличии которых к врачу нельзя было бы предъявить нелепые претензии. 

После скандала в Институте им. Шалимова стало ясно, что отечественной трансплантологии нужны реформы и достойное финансирование.
После скандала в Институте им. Шалимова стало ясно, что отечественной трансплантологии нужны реформы и достойное финансирование.

 

 

15 ОПЕРАЦИЙ ЗА 13 ЛЕТ

Жертвой врачебного страха оказался 13-летний мальчик, житель Житомира Андрей Неподобный. Вот уже несколько лет ребенок страдает очень серьезным заболеванием. Четыре года назад - как только начался переходный возраст - его почки отказали. Единственный человек, который по закону может поделиться с ним органом, - мама Андрюши Валентина. Но, увы, вариант пересадки врачи исключили. При проведении обследования Валентины Неподобной выяснилось, что на одной из почек у нее опухоль - соответственно донором женщина быть не может. Опухоль удалили, но теперь исчезла возможность трансплантации для сына.

- Больше никто, кроме меня, не может отдать ребенку почку, отец даже алименты не платит… Какая уж тут операция, - в отчаянии рассказала журналисту «КП» Валентина в то время, как Андрюша был на гемодиализе. - Из-за болезни мой ребенок в школу ходит дважды в неделю, иногда - реже. В свои 13 он учится только в 7-м классе.

Сейчас мальчику приходится 3-4 раза в неделю проходить процедуру гемодиализа. Он уже пережил 15 общих наркозов, несколько сложнейших урологических операций, 5 операций на руке (ребенку устанавливали специальное приспособление, которое сшивает вену и артерию для проведения гемодиализа), по нескольку месяцев ему приходится лежать в больнице. Дважды Андрей лежал в «Охматдете», еще раз - в Институте Шалимова.

- Сейчас перспектив у нас никаких. Конечно, теоретически возможно пересадить орган от трупного донора, но доноров таких нет. Врачи предлагают ехать за границу. Мы узнавали: операция в Израиле или в России обойдется в 100 тысяч долларов - откуда у нас такая сумма? Я - пенсионерка, получаю чуть больше 700 гривен в месяц. Все деньги уходят на лекарства и кровь для сына, - рассказывает мама Андрюши. - Мне сказали, что вариант пересадки моей почки сыну будет возможен только через 2 года, да и то если не будет противопоказаний. Но кто знает, что за это время может случиться… 

16-летнему Саше так и не смогли найти донора в Украине. Мальчик умер в Московском центре сердца...
16-летнему Саше так и не смогли найти донора в Украине. Мальчик умер в Московском центре сердца...

 

 

13-летний Андрюша из-за болезни почти не ходит в школу - постоянные процедуры по очистке крови мешают его образованию.
13-летний Андрюша из-за болезни почти не ходит в школу - постоянные процедуры по очистке крови мешают его образованию.

 

 

НЕ БЕРИ ТЕЛО НА НЕБЕСА

Кажется, что в этом сложного - найти донорский орган у умершего человека и отдать маленькому Андрюше? Но дело в том, что по закону в Украине действует презумпция несогласия. То есть умерший человек автоматически не соглашается отдавать свой орган для пересадки (за исключением тех случаев, когда он еще до своей смерти оформил завещание, указав в нем, что его тело могут использовать для научных целей).

В числе жертв презумпции несогласия оказался и 16-летний Саша Лаврентьев, о котором уже писала «Комсомолка». Мальчик не дождался операции по трансплантации сердца. Его должны были оперировать в Центре Бакулева в Москве. Но, к сожалению, спасти ребенка не смогли - орган нашли слишком поздно, за пару дней до смерти мальчика. 

Мама Саши Ольга Тарасина сейчас активно участвует в конференциях и семинарах пациентов по вопросам трансплантации. По образованию Ольга юрист, а потому хорошо разбирается в том, как именно нужно менять законодательную базу, чтобы помочь таким пациентам, как ее сын.

- Мне кажется, в Украине необходимо ввести такую практику: констатация смерти мозга должна позволять хирургам забор органов, разумеется, после разрешения родных умершего. Это считается нормальным во многих европейских странах. Помимо этого, думаю, нужно обязательно отменить презумпцию несогласия, которая ставит крест на больных, - считает она.

Кстати, в Европе некоторые страны бьют рекорды по количеству трансплантаций, проводимых за год. Как ни удивительно, но на государства, где сильна католическая церковь, сильно повлияла позиция Ватикана. 

- Думаю, с позицией католиков в этом вопросе можно согласиться - не нужно забирать тело на небеса. Ведь если после смерти мы делимся с кем-то собственными органами - это акт милосердия и любви к ближнему, - считает настоятель храма при Институте им. Шалимова в киевском медгородке отец Геннадий, который сам долгое время до принятия сана работал в Институте трансплантологии, а потому хорошо знает проблему. - То же самое касается и эмоционального донорства. Если вы хотите отдать кому-то из близких орган безвозмездно (!) и это позволяют вам медицинские показатели, в этом нет ничего дурного, это не крамола.

Именно мнение церкви стало толчком для изменения законодательной базы в Испании и Португалии. После отмены презумпции несогласия в этих странах стали проводить десятки тысяч операций по пересадке органов в течение года.

Самая западная страна континентальной Европы в 2007 году совершила настоящую юридическую революцию в вопросе трансплантологии. До заветной даты принятия закона в Португалии, как и в Украине, тоже действовала презумпция несогласия и количество пересадок измерялось всего сотнями.

- В 2007 году произошла настоящая революция. Мы смогли расширить наши трансплантационные центры, теперь они работают по всей стране, - рассказал «Комсомолке» врач Лиссабонского центра трансплантации органов Андре Перейра. - В Португалии значительно увеличилось количество пересадок от трупных доноров таких органов, как печень, почки, роговица. Также мы пересаживаем сердца (после того как врачи констатируют смерть мозга). К сожалению, у меня нет под рукой статистики, но могу сказать, что с момента принятия закона количество операций выросло в десятки раз.

Нашей же стране до такого размаха в трансплантации еще далеко. Несмотря на то что еще в начале октября пациенты и врачи подписали резолюцию о срочном принятии необходимых мер в вопросе реформирования системы трансплантации, ответа от Министерства здравоохранения Украины они так и не дождались. 

Чтобы обеспечить свою 8-летнюю дочь, больной Вячеслав работает на стройке - других вакансий для него нет.
Чтобы обеспечить свою 8-летнюю дочь, больной Вячеслав работает на стройке - других вакансий для него нет. 

 

 

ЗАКОН НЕ ИСПРАВИТ СИТУАЦИЮ

- В Украине изменения в законах ничего не дадут, если общество будет не готово к тому, чтобы делиться органами с родственниками и чужими людьми, - уверен главный трансплантолог Министерства здравоохранения Украины Олег Котенко. - Даже если министерство сегодня подаст законопроект в Верховную Раду об отмене презумпции несогласия, я даю вам стопроцентную гарантию, что его не примут. Еще и поднимут шум - начнут говорить о коррупции и «черной» трансплантологии. Кроме того, в стране должна быть создана вертикаль системы трансплантации. К примеру, в Соединенных Штатах сейчас действует Национальная донорская сеть. Как только в одном конце страны умирает человек, который является потенциальным донором, его орган тут же изымают и отправляют на самолетах в больницу к реципиенту. Эта сеть фиксирует каждую смерть от несчастного случая, каждое самоубийство, каждого нужного донора сердца, у которого констатировали смерть мозга… 

По словам Котенко, в Украине сейчас нет ни материальной, ни законодательной возможности для создания системы такого рода. Цена вопроса огромна, и страна не в состоянии оплатить все расходы по созданию подобной сети.

- Сегодня нужно поднимать престижность работы хирургов-трансплантологов. Например, в Польше, где я недавно был, врачам за каждую трансплантацию доплачивают 10 окладов (!). У нас же доктор с 20-летним стажем получает пару тысяч гривен в месяц. 

ДВЕ ПОЧКИ НА БРАТА

Нельзя забывать и о тех людях, которым не помогла проведенная трансплантация. В идеале орган после пересадки приживается нормально и человек ведет полноценную жизнь так же, как до болезни. Но обстоятельства не всегда складываются в пользу прооперированного человека.

Примером неудачного варианта пересадки может послужить ситуация, в которую попал киевлянин Вячеслав Пироженко. Когда журналист «КП» попытался связаться с ним, оказалось, что после проведенной трансплантации мужчина по-прежнему вынужден проходить процедуру очистки крови на аппарате искусственной почки. 

- Перезвоните мне через пару часов. Когда я выйду из гемодиализного центра, смогу с вами поговорить, - вежливо ответил он.

Как выяснилось, четыре года назад Вячеславу провели трансплантацию почки. Родной брат согласился поделиться с ним органом. Но из-за осложнений произошло отторжение пересаженного органа, и почку Вячеславу снова удалили. Теперь ему необходима повторная трансплантация.

- Конечно, у меня есть еще младшие сестра и брат, они готовы поделиться почкой, но я брать у них орган уже не буду. Вдруг снова такое же получится - и сами без почки, и мне не помогли, - сетует мужчина. - Выход у меня один - трансплантация от трупного донора, но, сами понимаете, этот вариант возможен только в теории.

Сейчас Вячеслав не способен даже полноценно работать, чтобы обеспечить свою 8-летнюю дочь. Ему дали инвалидность и пенсию в 770 гривен… Теперь приходится перебиваться временными заработками на стройках. Каждый выход на работу для Вячеслава может закончиться плачевно. 

Уважаемые читатели! А что вы думаете по этому поводу? Автор статьи Марина Рыбина ждет ваших звонков сегодня, 16 ноября, с 11 до 12 часов по телефону (44) 205-43-66. Также вы можете узнать у журналиста контакты наших героев, чтобы оказать им финансовую поддержку.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Создается впечатление, что в Украине имеется влиятельная оппозиция, препятствующая развитию трансплантологии в стране, стимулирующая негативное освещение вопросов донорства органов. И дело не только в моральной готовности общества к решению проблемы. Черный рынок органов приносит сумасшедшие барыши. И его легализация в такой ситуации выглядит делом не только сложным, но и невыгодным. Зачем создавать рынок бесплатных трупных органов, если за каждую «незаконную» почку в Украине дают от 50 тысяч евро?

Дело «черных» трансплантологов Института Шалимова сделало достоянием общественности и другие цены черного рынка страны: сердце - 160 тысяч евро, печень - от 70 тысяч. Серьезный бизнес. При условии, что в стране хватает желающих как продавать, так и покупать…

Фото Артема ПАСТУХА.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт