Ульяна СКОЙБЕДА, Когалым - Москва. Фото автора и из семейных архивов (29 октября 2010, 14:06)

Из-за сектантов уже погибли 18 больных, которых врачи могли бы спасти. Часть2 Комментарии: 44

 Краткое содержание первой части: в Когалыме мать не дала перелить кровь ребенку-инвалиду, малыш умер, женщину судят за «оставление в опасности». Скорее всего, назначат штраф.

Коттедж на окраине Когалыма, в частном секторе. Квадратные окна, желтый сайдинг, ни одного украшения. Вечер четверга, собрание иеговистов.
 
Внутри яркий свет, голые стены и человек пятьдесят мужчин и женщин: все шумно здороваются, радуются друг другу. Мужчины в костюмах (странно сидящих, но костюмах), женщины - кто в чем. Вроде нормальные люди, многие с детьми. Шум, гам, дети бегают под ногами...
 
Интересуюсь:
 
- Костюмы - это что: «на экзамен как на праздник»?
 
Напрягаются:
 
- Д-да, из уважения...
 
За раздевалкой - Зал Царств. Церквей у иеговистов нет, а есть только такие вот помещения - по виду актовый зал. Ряды кресел, на которых все рассаживаются.
 
На сцене молодой человек с микрофоном:
 
- Добрый вечер, братья и сестры! Мы рады нашей встрече, очень всех радостно приветствуем на встрече «cвидетелей Иеговы», и давайте для начала исполним песню номер десять.
 
Все встают и шуршат песенниками. Я уже знаю: печатная продукция «cвидетелей Иеговы» для России издается в Германии, в Гамбурге, а туда спускается из Бруклина, головного центра секты. Так что мне взять текст неоткуда, но я не тушуюсь.
 
Зал Царств в Когалыме. Здесь славят Иегову.
Зал Царств в Когалыме. Здесь славят Иегову.

 
Клавишный аккомпанемент - и:
 
- Се-год-ня люди зло творят...
 
Иеговы имя все чернят...
 
Смысл гимна: «Выбери меня». Как в комедии про Шурика, где милиционер выдает наряды в вытрезвителе: «Два человека на цементный завод!» Алкоголик шагает вперед: «Я!»
 
«Кто имя Бога защитит?» - «Вот я, мой Бог, пошли меня!»
 
И так три куплета.
 
Мотивация на действие.
 
- Наш мудрый бог Иегова, - произносит ведущий. - Мы все вместе со смирением в наших сердцах хотим выразить тебе слова благодарности, поблагодарить тебя за твою мудрость, которая исходит от тебя...
 
Иеговисты гордятся, что не молятся заученными фразами, а говорят от сердца. От сердца, надо признать, выходит коряво.
 
- А сейчас изучение Библии.
 
Еще один мужчина, как нам представляют, брат Сергей, пробирается к сцене и с выражением зачитывает отрывок, смысл которого в том, что в Антиохии была большая еврейская община, но сама-то Антиохия была нееврейская, и потому ученики Христа начали проповедовать там не только обрезанным евреям, но и говорящим по-гречески, то есть коренным жителям. Зачитывается явно не Библия, а иеговистское пособие по ее изучению, скорее всего, журнал «Сторожевая башня». Стиль изложения - подробно-занудный. Наконец отрывок заканчивается.
 
Обложка иеговистского журнала «Пробудитесь!». Слова «Не дай мне умереть...» на языке сектантов означают: «Не разрешай переливать мне кровь!». В углу - реальный документ «Никакой крови», который «свидетелям Иеговы» рекомендовано всегда носить с собой.
Обложка иеговистского журнала «Пробудитесь!». Слова «Не дай мне умереть...» на языке сектантов означают: «Не разрешай переливать мне кровь!». В углу - реальный документ «Никакой крови», который «свидетелям Иеговы» рекомендовано всегда носить с собой.

 
Ведущий - залу:
 
- Кому в Антиохии стали проповедовать христиане из евреев и с каким результатом?
 
Пауза. Женщина в пятом ряду поднимает руку.
 
Ведущий:
 
- Сестра Людмила?
 
К женщине несется «служка» с микрофоном, «ученица», запинаясь, пересказывает:
 
- Не только евреям, которые говорили по-гречески, но и другим необрезанным неевреям, которые говорили по-гречески.
 
Я вне себя от удивления: мне казалось, устное изложения - это что-то из третьего класса средней школы. Но вокруг меня - взрослые и местами пожилые люди. Передают с рук на руки спящих младенцев.
 
Ведущий невозмутимо:
 
- С-спасибо. Сестра Евгения?
 
«Служка» несется, сестра Евгения осчастливливает нас информацией, что в Антиохии была большая еврейская община...
 
Может, я среди дебилов, неспособных усвоить текст сразу, без повторения?
 
- С-спасибо. Сестра Мария?
 
...Через несколько минут я ловлю себя на том, что подпрыгиваю на месте: «Я! Я знаю!» Грудь распирает от реально забытого школьного ощущения: учитель спрашивает, а я знаю! Я хочу ответить! Я здесь самая умная!
 
А как не быть-то?
 
Читают примерно такой текст: «Варнава проявил должную скромность, и сам пошел за Саулом, хотя мог обидеться, что ему дали напарника, и проповедовать в одиночку». Спрашивают: «Как Варнава проявил должную скромность?»
 
Ну, дык, ясно, пошел за Саулом! Меня, меня спросите!
 
Эйфория исчезает быстро, я начинаю засыпать.
 
- Адам, Сиф, Енос, Каинан, Малелеил, Иаред, Енох... - зачитывает очередной брат «Книгу Летописи»: это список Ветхого Завета - кто кого родил, смысл - доказать, что Иисус происходит из колена Давидова. Я вспоминаю «Неуловимых мстителей: «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова...» - но сил смеяться уже нет, мне не хватает кислорода, меня тошнит.
 
Кстати, подчеркиваю: я не считаю, что на меня воздействовали нейролингвистическим программированием, у меня нет паранойи. Просто невыразимо скучно все это для обычного человека, увы.
 
Это действительно школа для проповедников: они зубрят, чтобы люди не подловили их на незнании, ну и попутно славят себя, любимых.
 
Сценарий каждой встречи спускается из Бруклина, он - один для всех собраний. То есть, когда на сцене в Когалыме сестра Мария и сестра Ирина разыгрывают сценку: «свидетельница Иеговы» пришла к своей родственнице тете Кате и слушает ее жалобы на гадов-соседей, а потом плавно обрабатывает» тетушку в том смысле, как мирно живут с соседями иеговисты, - ровно такие же сценки в эту самую минуту идут по всему миру.
 
Ну, с поправкой на часовые пояса.
 
В ОПАСНОСТИ КАЖДЫЙ ИЗ НАС
 
Интервью с главой местной религиозной организации «свидетелей Иеговы» в Когалыме Владимиром Черневым вышло искрометным.
 
Я задавала вопросы типа:
 
- А правда, что супругам - «свидетелям Иеговы» запрещено явственно выказывать чувственное наслаждение во время полового акта? И если жена вдруг выкажет, то муж должен доложить на нее в правовой комитет вашей организации?
 
А Чернев делал большие глаза:
 
- Да кто вам это сказал такое?!
 
Да, такое, правда, никто не говорил, такое только написано в американских книжках (а еще там написано, что иеговистам запрещено носить траурное платье, удить рыбу и быть присяжным).
 
Зато протоколы исключения из организации за блуд прямо сейчас лежат у меня в сумке.
 
Вот Констанция П., Мытищи. Описание греха: «Общение с неверующими сверстниками, блуд, отсутствие раскаяния». Что делали, чтобы вернуть заблудшую овцу: «Трижды беседовали, давали советы - никакого отклика не последовало. Заявила, что отношения с молодым человеком, с которым совершила блуд, дороже всего».
 
Умница дочка! Правильно сделала!
 
Или другая бумага: сестра из Москвы находилась в разводе и хотела снова вступить в брак, «не имея на то библейского основания». Решения своего не переменила. Исключена из организации...
 
Сворачиваю разговор на кровь, Чернев оживляется:
 
- Да, иногда дети иеговистов умирают без переливания крови. А сколько детей умирает ПОСЛЕ переливания? Их тысячи! Вот возьмите Орлуковича, ваш московский случай: машина сбила его 9 августа, и, пока мать запрещала переливание, он жил. 20 августа по суду заставили, перелили - он сразу умер...
 
Неперешибаемая логика.
 
Я уверена, читая этот материал, многие улыбнутся: какое нам дело до сумасшедших?
 
И очень ошибутся.
 
Вот история Федорова Вадима Петровича, авиаконструктора на пенсии, из Москвы.
 
Отдыхал с женой на даче, «пас» маленьких внуков от любимой единственной дочери Юли. Вдруг трагедия: разбился на машине зять, Юлин муж, Юля поехала хоронить его и тоже исчезла. Вернулись дед с бабкой через месяц в Москву, а дочь уже «свидетельница Иеговы». Ходит проповедует и тянет с собой детей, дети от нее убегают (на улице-то!), их забирают в детскую комнату милиции, а деду звонят: «Забирайте». На постоянную работу дочь не устраивается (надо же проповедовать!), детей почти не кормит, пыталась разделить отцовскую квартиру, чтобы купить свою и устроить там помещение для собраний...
 
Какое горе для пожилого человека.
 
Вот другая история - Караваева Александра Петровича из Ижевска. Жил себе мужик, никого не трогал, пока не загремел в больницу с желчнокаменной болезнью и не впал в кому. Врачи - к родственникам: «Надо трансфузию (т. е. переливание крови. - Авт.), иначе больной обречен». А жена и дети Караваева - «свидетели Иеговы»! «Нет, - говорят, - ни в коем разе». А сам Караваев-то - наш мужик, «беспартийный»! Он просто в коме был, защитить себя не мог! Так и помер.
 
Так что мы пишем о восьми невинных жертвах, считая детей. А в реальности их было больше.
 
КАК МЫ ПЫТАЛИСЬ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СЕКТЫ
 
Россия пыталась избавиться от «Свидетелей Иеговы».
 
У нас есть для этого все основания: по закону ликвидировать религиозную организацию можно, если она:
 
- побуждает своих членов к отказу от установленных законом гражданских обязанностей;
 
- принуждает к разрушению семьи;
 
- и, что особенно важно, склоняет к самоубийству или отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицу, находящемуся в опасном состоянии для жизни.
 
«Свидетели Иеговы» побуждают к отказу от гражданских обязанностей! Все знают, что эти сектанты принципиально не служат в армии. Они умудряются косить даже от альтернативной службы! По стране десятки приговоров иеговистам-уклонистам.
 
Разрушает ли «Сторожевая башня» семьи, не берусь судить. Много историй, как у авиаконструктора Федорова: была семья, а как пошел кто-нибудь из ее членов в «свидетели Иеговы» - не стало семьи. Просто очень разными становятся люди.
 
Про склонение к отказу от медицинской помощи и самоубийству говорить нечего...
 
Суды двух регионов страны сочли эти доводы весомыми и ликвидировали у себя организацию «Cвидетели Иеговы». Это Москва и Таганрог Ростовской области.
 
В Таганроге секту еще и признали экстремистской за высказывания в адрес других религий. На одной кафедре там выступили православный батюшка, католический священник и протестантский пастор-баптист: забыли распри и согласно показали, что ни от кого не терпят таких оскорблений, как от иеговистов...
 
Предполагалось, что следующим шагом будет запрет секты во всех регионах Российской Федерации, но летом планы рухнули. Европейский суд по правам человека признал приемлемой жалобу «Cвидетелей Иеговы» на нашу страну.
 
Я читала это решение, оно волшебное. Европейский суд рассуждает так: «Вы говорите, что «свидетели Иеговы» запрещают службу в армии? А у нас в Европе служить необязательно. Вы говорите, что они склоняют больных к самоубийству? А у нас разрешена эвтаназия...»
 
НАШИ законы им неинтересны. Ситуация, пусть утрированно, выглядит так: «У вас в стране запрещено убивать? А у нас в Европе это нормально, поэтому мы запрещаем вам в России закрывать клуб киллеров-маньяков...»
 
Девять шансов против десяти, что Европа отменит приговор российского суда.
 
А мы, к сожалению, обязаны выполнять ее решения. Это наша плата за вхождение в единое европейское пространство.
 
Секта останется, и нам надо понять, как жить с ней дальше.
 
Как спасти детей? Широко внедрить перфтораны?
 
Сегодня ситуация такая: часть врачей ультимативно льют «свидетелям Иеговы» кровь, обманывают сектантов. Часть, наоборот, считают, что желание пациента - закон, пусть умирает. В суд идут единицы: не хотят связываться.
 
Суды, уж коли к ним обратились, решение принимают правильное, вот только часто опаздывают...
 
Я спрашивала, что делать, всевозможные правоохранительные органы, Уполномоченного по правам ребенка при президенте Павла Астахова и детского врача Леонида Рошаля.
 
Астахов и Рошаль сказали почти слово в слово: пропагандировать. Вести разъяснительную работу против религиозных фанатиков.
 
Ни один сотрудник правоохранительных органов не согласился дать мне комментарий.
 
Компетентно
 
Уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов: Вопрос о переливании решается за два часа
 
- Я уже неоднократно получал сигналы о том, что родители не допускают врачей до своих детей, не разрешают переливание крови или хирургическое вмешательство. Дети погибают из-за религиозных принципов родителей! Я считаю, что эта ситуация крайне опасна, потому что ни одна религия мира не одобряет участия родителей в смерти своего ребенка. Религиозные убеждения достойны уважения, но забота о ребенке - обязанность родителей.
 
По закону, если законные представители ребенка не позволяют врачам медицинское вмешательство, то порядок действий такой: врачи проводят медицинский консилиум, представляют его результаты в суде, и, по решению суда, проводится любая медицинская манипуляция. Так что процедура известна!
 
Другое дело, что многие врачи не хотят, что называется, связываться, тем более, когда ясно, что родители состоят в какой-то религиозной организации, фанатично исповедуют некий культ или веру. Они предпочитают потянуть время, и тянут иногда месяц, что приводит к смерти.
 
А, на самом деле, вопрос решается очень быстро! В любом суде есть дежурный судья, в любой прокуратуре есть дежурный прокурор, дело может быть рассмотрено в течение двух часов! Трое суток - максимальный срок.
 
Что касается конкретно «свидетелей Иеговы», я считаю, что эту проблему нужно решать не только с точки зрения запрета организации, но и с точки зрения более активной миссионерской деятельности государства и общественных организаций. Просвещать надо, пропагандировать - а то, пока, в этой сфере сектанты обыгрывают нас. Больше про такие случаи надо рассказывать.
 
Мнение детского врача
 
Леонид Рошаль: Бывало, что во время операции я переливал детям свою собственную кровь
 
- Я то, кто уважает чужое мнение. Я могу уважать в целом мнение «свидетелей Иеговы», но не могу согласиться с ними в одном вопросе: когда они отказываются от переливания крови. Мы сами, врачи, очень осторожно относимся к переливанию крови. Раньше переливали цельную кровь, потом анастезиологи предложили при разных патологиях переливать разные ее компоненты: плазму, эритроцитарную или тромбоцитарную массу. А при некоторых показаниях переливаем и непосредственно цельную кровь.
 
Через Институт Неотложной детской хирургии и травматологии в год проходят 40 тысяч детей, мы делаем сложнейшие операции, к попадают дети с сочетанными травмами, когда разбито все - и у нас за много лет не было такого случая, чтобы родители отказались от переливания крови. Все понимают, что это спасение. Я думаю, должна быть разъяснительная работа в секте Иеговы. Возможно, законодательно нужно решить вопрос.
 
- «Свидетели Иеговы» утверждают, что при переливании крови можно заразиться герпесом, грибками...
 
- За всю бытность у нас в НИИ не было ни одного случая заражения. Если кровь приготовлена правильно, если она поступает из квалифицированного учреждения... А вообще, были случаи, когда, во время операции у нас не было крови, и я тогда переливал ребенку свою кровь. Сдавал - и ее сразу переливали. И ребенок оставался жив.
 
- Как вы относитесь к перфторанам, которые требуют переливать иеговисты?
 
- Перфоранты это средства, которые улучшают поглощение кровью кислорода, они недавно стали входить в обиход. Мы используем перфоранты у себя в клинике, но они помогают не всегда, и опять-таки эффект не моментальный. Они действуют в течение двух-трех дней, а нам нужно немедленно. Это поддерживающая терапия, а не основная.

ДЕТИ, КОТОРЫМ НЕ ОКАЗАЛИ ПОМОЩЬ

Света Кириллина, Татарстан, 1998 год.
 
У маленькой Светы был порок сердца. Нужна была операция, мама, «Свидетельница Иеговы», потребовала, чтобы она была бескровной.
 
Перфторан (химический заменитель крови, который сектантам употреблять можно) достал Мурат Ибатуллин, старейшина казанской общины иеговистов, и, по совместительству, зам. главного врача Республиканского медико-диагностического центра (бывает и так).
 
Операция прошла успешно, но, через несколько часов поднялась температура, упало давление...
 
Чтобы спасти девочку, нужно было много крови, но мать стояла на своем. Врачи оказались бессильны уговорить фанатичку, а поезд, на котором ехала для Светы вторая «порция» перфторана, пришел только назавтра после смерти...
 
Комитет госбезопасности Республики пытался возбудить против «Свидетелей Иеговы» уголовное дело, Регистрационная палата обратилась в суд с иском о ликвидации этой организации. Но, ничего из этого не получилось: на суде Мурат Ибатуллин представил доказательства, что у Светы был крошечный порез на печени, так что, мол, переливание крови не спасло бы ребенка.
 
И это при том, что экспертиза, проведенная комиссией Минздрава Республики сразу после ЧП, назвала «отказ по религиозным убеждениям от переливания крови» одной из основных причин смерти.
 
Мама Светы до сих пор «Свидетель Иеговы». Мурат Ибатуллин – до сих пор в медицине.
 
Свете было три года.
 
Света Кириллина.
Света Кириллина.

 
Галя Вдовенко, Ярославль, 2004 год.
 
Галя только успела перейти в 11-й класс. Девочка тяжело болела (у нее было что-то с кровью), даже обучалась на дому. Учителя, которые приходили к ней, помнят: бедняжка всегда была жизнерадостной, училась с интересом, получала хорошие отметки...
 
Мама даже во время занятий подходила и поила Галю гранатовым соком.
 
Девочка скончалась в «Российском НИИ гематологии и трансфузиологии» Санкт-Петербурга. В ее медицинской книжке остался отказ мамы от переливания крови в связи с членством в религиозной организации «Свидетелеи Иеговы».
 
Полной уверенности в том, что именно он повлек смерть, нет, но...
 
Соседей шокировало, что Галю хоронили не в подвенечном платье, как принято у православных, а в ярко-розовом свитере. С галиной мамой они не общаются, чтобы избежать навязчивых предложений иеговистской литературы.
 
Галине было только 16 лет.
 
Галя Вдовенко.
Галя Вдовенко.

 
Сережа Подложевич, Тюменская область, 2010 год.
 
Сережа был глубоким инвалидом, не ходил, не говорил, не видел.
 
Тем не менее, когда он поступил в Когалымскую горбольницу с язвой двенадцатиперсной кишки, воспалением легких и анемией, для врачей даже не стоял вопрос: спасать ребенка или нет. Они утверждают, что дело было несложное: всего-то залечить язву и «докормить» малыша, а для начала срочно перелить кровь, эритроциты...
 
Это единственный случай, когда экспертизой доказано: именно отказ матери убил сына.
 
Сережа жил на свете 5 лет.
 
Сережа Подложевич.
Сережа Подложевич.

 
Ваня Орлукович, Москва, 2010 год.
 
Ваня ехал на велосипеде, его сбила машина. «Скорая» доставила ребенка в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии под руководством Леонида Рошаля. У мальчика была разможженная голова, ушиб мозга, переломы костей лица, перебиты ноги, снят скальп... Неизвестный подонок, оставивший этот кровавый комочек умирать на обочине, точно не войдет в царствие небесное.
 
Мальчик не приходил в сознание, кровопотерю нужно было возмещать, но мама, «Свидетельница Иеговы», категорически запретила это. Самое удивительное, что медики слушались и целых семь дней заливали в Ваню кровезаменители, препараты железа...
 
На восьмой, когда стало ясно, что химия не помогает, медики обратились в суд, еще четыре дня ушло на получение решения.
 
Но было уже поздно.
 
Лечащий врач Вани, которая вела переговоры с иеговистами, после этой жуткой истории не смогла работать, взяла отпуск.
 
Родная мать даже не пришла к сыну на похороны...
 
Возбуждено уголовное дело.
 
Ване было 10 лет.
 
Ваня Орлукович.
Ваня Орлукович.


Саша Губченко, Магнитогорск, 1998 год.
 
Саше было семь, как и Ваня Орлукович, он попал в реанимацию после дорожной аварии. Тяжелые травмы, кома третьей-четвертой степени. Требовалось переливание крови, но родители оказались «Свидетелями Иеговы».
 
Это единственный ребенок, фото которого мы так и не смогли найти. Прошло слишком много лет.
 
Сразу у трех умерших детей «Свидетелей Иеговы» фото быть не может: это новорожденные.
 
В 2007 малыш скончался в роддоме Вяземской больницы в Смоленской области, в 2009 умерли двое: в Туле и в Санкт-Петербурге.
 
Всем детям требовалось переливание, везде родители заполняли документ «Никакой крови!» (внутренняя документация иеговистов), или на словах сообщали о членстве в «Свидетелях Иеговы».
 
В Смоленске возбуждали уголовное дело, но так ничего и не доказали.
 
Ольга Король, («КП»-Казань»), Галина Онучина, («КП»-Ярославль»), Ульяна Шевченко, («КП» - Челябинск»), Елизавета Пчелкина.
 
 
 
 
 

КОММЕНТАРИЙ ГЕМАТОЛОГА
 
Заведующий кафедрой гематологии и гериатрии Московской медицинской академии имени Сеченова профессор Павел Воробьев: «Отказаться от крови не получается»
 
- Перфтораны - передовая технология по сравнению с эритроцитарной массой. Эритроциты производятся из донорской крови, которой, как известно, не хватает.
 
Но перфтораны заменяют только эритроциты, то есть их применяют в случаях, когда надо доставить кислород к тканям. А есть много случаев, когда нужны не они, а свежезамороженная плазма: например, когда кровотечение в родах или сепсис. Или тромбоциты при лечении лейкозов - ничем их заменить нельзя.
 
Эритроциты реально нужны только в одном проценте случаев.
 
Потому отказаться от крови и нельзя.
 
Рекомендации «свидетелям Иеговы», как себя вести в больнице. Внутренний документ секты предоставил нам родственник одного из адептов.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ