Марина РЫБИНА (22 сентября 2010)
Беременность в большом городе

Беременность в большом городе

Комментарии: 21
Место в троллейбусе уступать беременным не хотят - меня прсто «не заметили».

Живот в аренду

Вжиться в образ беременной довольно сложно. Особенно если до этого в положении бывать не приходилось. Но есть подруги, коллеги, которые охотно делятся советами, как изображать правильную «утиную» походку, где держать руки, в общем, как не попасться на том, что живот ненастоящий. 

Для того чтобы оказаться на седьмом месяце всего за несколько минут, захожу в магазин одежды для будущих мам. Здесь наряды на любой вкус, но у меня цель другая. Для репортажа беру в аренду под расписку пластиковый животик, который для меня снимают с манекена. Креплю амуницию скотчем, обматываясь клейкой лентой, как мумия. В итоге все выглядит вполне натурально.

Тут же, привыкая к новому состоянию, кладу руки на животик. Но не для того, чтобы охранять воображаемого малыша. Просто мой живот издает такие же звуки, как пустая пластмассовая бутылка, которую уронили на пол. И если им неосторожно задеть дверь или поручень в транспорте, станет ясно, что беременность - «пластмассовая».

Выходя из универмага, начинаю ощущать преимущества, которые даны только будущим мамам. Передо мной открывают двери и учтиво пропускают вперед. Молодые девушки смотрят с завистливым интересом, а мужчины - с нескрываемым уважением. Будто я не ребенка родить собралась, а иду в бой против танков с голыми руками. 

О беременных заботятся… пенсионеры

В общем, первые минут десять беременность казалась мне неоспоримым преимуществом, но довольно скоро я разочаровалась. Из универмага прямиком отправляюсь в одно из отделений «Ощадбанка» неподалеку от станции метро «Площадь Льва Толстого». Прихватив с собой из дома квитанции за коммуналку, решила заплатить за квартиру. Это место славится «советскими» очередями - в них часами толпятся и старики, и молодежь. Здесь никого не жалеют - все равны. В отделении работают три окошка для оплаты коммунальных услуг, при этом очередь в них одна и ее «хвост» выглядывает на улицу. Спрашиваю, кто последний, и пристраиваюсь у самого выхода из отделения. Очередь двигается по-черепашьи медленно, кассиры не спешат обслуживать клиентов. 

- Детка, тяжело-то стоять, наверное, - заговаривает со мной бабушка - божий одуванчик, глядя на мой внушительный живот. - Пойди, присядь вон там, на стуле, я скажу, что ты за мной занимала. 

Я вежливо отказываюсь, мол, стоять мне совсем не сложно (что в принципе не далеко от истины).

Потихоньку очередь начинает закипать. Новые посетители сначала тихим голосом, а потом громче начинают вслух рассказывать, что они думают о кассирах и о том, что обеденный перерыв, увы, не резиновый.

- Эй, ну давайте, снимайтесь с ручника, - выкрикивает в адрес кассиров несдержанный молодой человек, - у меня обед только до часу, мне здесь некогда разгуливать!

После этих слов терпение у очереди лопается, и народ начинает возмущенно шуметь.

- Да что же это такое! - бубнит под нос пенсионер в кепке. - Я тут уже 15 минут стою, а очередь не продвинулась ни на сантиметр. Смотрите, здесь же одни старики. И вот, беременные женщины даже…

Дед указывает на меня и начинает возмущаться еще громче. 

- Пропустите хотя бы будущую маму вперед! Девушка, проходите к окошку!

Меня долго уговаривать не надо - подхожу и плачу. Интересно, почему молодежи не пришло в голову пропустить меня вперед? 

Уступите даме место!

Выйдя из сберкассы, потихоньку (я ж беременная!) двигаюсь к остановке неподалеку от метро «Университет». Захожу в троллейбус №8. Несмотря на то что в городе далеко не час пик, народу много. Первое, что приходит в голову, - старый советский фильм «Операция Ы и другие приключения Шурика», где один из героев в ответ на упрек: «Уступите место! Вы что, не видите, она готовится стать матерью» - гордо заявил: «А я готовлюсь стать отцом!» 

Кажется, мой приличный живот никто не замечает. Ни мужчины, уткнувшиеся в газеты, ни молодые девушки, щебечущие у окна, не спешат подняться и уступить место. Кондуктора в салоне нет, повлиять на ситуацию некому. Когда троллейбус подъезжает к остановке, наконец один из сидящих мужчин решается и уступает мне место со словами:

- Ой, девушка, а я вас и не заметил. Я сейчас выхожу - присаживайтесь, пожалуйста.

Вообще-то не заметить меня трудно - в магазине сказали, что живот «на семь месяцев». И стояла я прямо у этого мужика перед носом. Скорее всего, он просто не хотел замечать беременную женщину, ведь по правилам хорошего тона (который, очевидно, не в моде в нынешнем сезоне) ему пришлось бы встать и уступить место... 

«Крикну, а в ответ тишина…»

Окончательно добили мою веру в вежливость и гуманизм центральные железнодорожные билетные кассы. Это место тоже славится очередями. 

Билеты мне на самом деле были не нужны, но ради эксперимента я решила пройти к окошку на правах женщины в интересном положении без очереди. Но сначала для приличия интересуюсь, кто последний. А потом довольно громко задаю вопрос:

- Простите, а без очереди можно к кассе пройти? Мне только узнать, есть ли свободные места на нужный поезд.

Никто не отвечает…

Повторяю вопрос, но уже громче. Несколько человек оборачиваются, смотрят на меня оценивающе и продолжают молча ждать своей очереди.

Напролом с животом идти неудобно, потому решаю покинуть билетные кассы не солоно хлебавши. Хотя живот у меня и ненастоящий, обидно почти до слез. На улицах Киева красуются плакаты о том, что пора улучшать демографическую ситуацию и что стране нужны футболисты, космонавты и ученые. Но кто же согласится «обеспечить страну кадрами», если к беременным у нас нет ни уважения, ни понимания? 

Фото Артема ПАСТУХА.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Любовь НАЙДЕНОВА, заместитель директора Института социальной и политической психологии Академии педагогических наук Украины:

- Для того чтобы уступать беременной женщине место в транспорте или пропускать ее вперед, есть целый ряд объективных причин. Во-первых, женщина в положении более уязвима и чувствительна к несправедливости и обидам. Во-вторых, во время беременности из-за смещения центра тяжести вес женщины переносится на ноги и ей намного сложнее стоять. Кроме того, у беременной женщины, находящейся  в транспорте, больше риск травмировать себя и малыша. В большом городе, к сожалению, люди, как правило, слишком сильно озабочены своими собственными проблемами, потому забывают о том, что нужно заботиться о других. Увы, это и фактор воспитания. Но, полагаю, киевляне должны сами себя мотивировать, думая о том, что можно сделать хорошего. Ведь каждая мелочь способна принести в мир немного доброты.

С пласмассовым животом ходить по улице неудобно, но зато можно без очереди платить за квартиру.
С пласмассовым животом ходить по улице неудобно, но зато можно без очереди платить за квартиру.

ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА

Восточные народы верят, что отказывать беременной женщине нельзя. По преданию, ее желание - это желание Бога. Пока дама находится в положении, клубника в полночь или поход в кассу без очереди считаются делом нормальным и ни у кого не вызывают возмущения. У нас же дела обстоят иначе. Для того чтобы присесть в транспорте, нужно устраивать скандал. Но какая беременная будет тратить на это свои нервы?

Честно говоря, хамство окружающих - это последний фактор, который может остановить женщину в желании завести ребенка. Но, с другой стороны, вежливость может сделать долгие 9 месяцев (а ведь в это время приходится терпеть токсикоз, сонливость, нервозность, лишний вес и многие другие неудобства) немного легче. Так, может быть, киевляне все-таки вспомнят собственных мам, которые тоже ходили с большущим животом, и представят, что уступать место нужно им?

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт