Евгения СУПРЫЧЕВА (16 сентября 2010)
Как из олигархов делают культурных людей

Как из олигархов делают культурных людей

Комментарии: 2
Чтобы в галерее подруги Абрамовича Даши Жуковой (на фото в центре) не выглядеть вот таким вот страусом, и записываются жены олигархов на всевозможные курсы по искусству...

В МАГАЗИН - НА ЛЕКЦИЮ! 

Вечер в одном из самых дорогих магазинов Москвы. К лифтам спешат шикарные дамочки и холеные владельцы «Бентли». Если думаете, что все они за новыми шмотками, то нет. Это старо. И даже неприлично. Гламур нынче не в моде. Толстосумов потянуло на прекрасное. 

- Появилась мода на некую духовность, - говорит главред журнала «GQ» Николай Усков. - Даже серьезность. Теперь хорошим тоном считается увлечение искусством. На практике это смотрится еще комичнее, чем гламур. Гламур был более простым языком, его могли присвоить себе люди самого смехотворного образования. Теперь им, конечно, непросто. Дело в том, что новый тренд предполагает новый образ жизни. Вместо сауны и голых девок - заседание философского клуба (открыты при театрах и университетах). Вместо пафосной вечеринки - фестивали альтернативного кино. Оптимальный вариант: «неизвестное кино Голландии 70-х». На такое мероприятие ходят «все». Но просто засветиться мало. Надо еще суметь ответить на вопрос: «А как вы находите последний фильм Изабель Койшет, вам не кажется, что она подняла испанский арт-хаус на новый уровень?» А ведь какая-нибудь сволочь точно спросит (даже если сама не знает ответ). К этому надо быть готовым. Вот почему слово «лекция» вновь обрело магическую силу. Олигархи прямо фанатеют. На потребу дня в Москве уже вылупилось с десяток лекториев. Самый престижный, конечно, в ЦУМе. Богачи уже протоптали туда дорожку за элитными шмотками, теперь потянулись за элитными заниями. Устроители - один из столичных аукционных домов. 

За партами - тетеньки с идеально подтянутой кожей и дядечки - мечта длинноногих охотниц. Все листают конспекты. В углу аудитории преподаватель - страшно модный кинокритик современного искусства в растянутой кофте. Еще год назад толстосумы таких презирали, а теперь благоговеют. 

- Сегодня, - вещает критик, - мы познакомимся с творчеством Дзиги Вертова - документалиста 30-х годов. 

После вступления включился прожектор. На экране началось какое-то безумие: толстая женщина надевает чулки, пловчихи, станки, трамваи, пустые магазины. Круговорот кадров под сопровождение психоделической музыки. Честно говоря, хочется встать и выйти. И, судя по брезгливому выражению холеных лиц, не мне одной. Но никто не решается. Запихиваемся искусством через силу, словно рыбьим жиром: противно, но надо. Наконец финальные титры. 

- Потрясающе! - подытожил лектор, оглядывая зал. 

- Да! - проникновенно выдыхает аудитория. 

Подавив снисходительную улыбку, лектор перешел к обсуждению. 

- Вы наверняка отметили так называемое клиповое мышление режиссера, - говорит. - Как смело режиссер ломает сюжетную линию. 

Ручки забегали по блокнотам. Отличная фраза «ломает сюжетную линию» - можно ввернуть куда угодно. Записав еще ряд постулатов о кино 30-х годов, толстосумы с чувством выполненного долга спускаются к своим «Бентли». А лектор тем временем буйствует в опустевшей аудитории. 

- Ну как я им расскажу о кино 30-х? - выговаривает куратору курсов. - За одну лекцию? И как вы хотите впихнуть всех импрессионистов в один урок? Это же галопом по Европе. Куда мы спешим?

- Как куда? За модой. - Куратор (высокая блондинка) поясняет, что их задача - объяснить лишь основные направления, обрисовать ключевые персоналии - большего не надо. Если рублевские будут хоть что-то знать о том же арт-хаусе, это их спасет от полного краха. Они не могут себе позволить сидеть за партами годами - на биеннале надо лететь завтра. И вообще за академическим курсом - это в Третьяковку. Но туда никто не идет. Почему? Потому что там нет главного - лекций на тему, как «держать фасон». Они пришли не ради академического курса, а ради практики. В Третьяковке не расскажут, как устроены эти биеннале.  

Российскому олигарху Михаилу Прохорову для просмотров фильмов искусствоведы не нужны. Фильм «Любовь-морковь» он в состоянии понять сам.
Российскому олигарху Михаилу Прохорову для просмотров фильмов искусствоведы не нужны. Фильм «Любовь-морковь» он в состоянии понять сам.

ГУСЬ СВИНЬЕ НЕ ТОВАРИЩ

- Долгое время искусство оставалось узкоспециализированным продуктом, - говорит директор «Школы экспертов и коллекционеров» Марина Агеева. - В арт-рынке свой этикет. И не все решают деньги. В этом мире завоевать авторитет не так просто. Недостаточно иметь модные джинсы и «Ламборгини».

Проще говоря, арт-тусовка в составе критиков, галеристов и другой богемы мнит себя «белой костью». И придерживается мнения, что гусь свинье не товарищ. И если толстосум с ходу проявит себя как свинья, то «своим» никогда не станет. То есть на фуршет с Дашей Жуковой не пригласят, что обидно. 

- Вот потому мы приглашаем галеристов, - продолжает Марина. - Которые рассказывают, как правильно начинающему коллекционеру общаться с художниками, владельцами арт-галерей: как себя поставить, что спросить. Зовем сотрудников аукционных домов, которые объясняют правила и специальную лексику. 

В общем, это похоже на экспресс-курсы для Золушки, которая намылилась на бал и намерена всех убедить, будто родилась принцессой. К слову, на этот бал надо еще раздобыть путевки. Самые крупные биеннале регулярно проходят в Европе. Но просто прилететь и шататься по галереям - это фи. Весь пафос в приемах, коктейлях и вечеринках. Туда приглашают лишь избранных. Ну вы представьте себе эту галерею: метр на метр. Там поместятся 60 гостей, (а на биеннале их съехалось несколько тысяч). То есть попасть непременно нужно. Но кто ты такой? Может, тебя знают в арт-кругах как авторитетного коллекционера? Нет. Как уважаемого мецената? Тоже нет. Тогда как «пробить» приглашение? Опять-таки спрос рождает предложение. В столице за пару месяцев открылось несколько турагентств, которые специализируются на арт-туризме. В задачу такого агентства входит не просто забронировать отель и билеты, но и обеспечить приглашения на закрытые приемы. Кроме того, к группе будет приставлен гид-искусствовед. Во-первых, он порекомендует наиболее достойные галереи. И по итогам каждого дня будет выдавать экспертные заключения о самых значимых выставках. Если заключение повторить на коктейле, произведешь впечатление. Впрочем, само представление тоже играет немаловажную роль. Одно дело: «Добрый вечер! Маша Пупкина». Совсем другое: «Маша Пупкина, рада познакомиться. Вы знаете, у меня в Москве тоже галерея…» Это я к тому, что, если раньше жены олигархов поголовно числились модными дизайнерами, теперь они подались в галеристы. Еще в рамках «новой духовности» не помешает иметь свою церквушку. Не обходится и без перегибов. 

- Я наблюдал одного спортивного чиновника, - вспоминает Николай Усков, - который приехал на соревнования с личным священником. Это очень забавная деталь, мне это напоминает феодализм: свой поп, свой повар.

И, конечно, придворный художник.  

ПРИДВОРНЫЙ ХУДОЖНИК

Так, владелец элитной недвижимости на Рублевке Сергей Гридич отгрохал огромную галерею прямо у себя в огороде, притом она в разы больше его собственного дома. И не то чтобы он увлеченный коллекционер, просто «захотелось». 

- Это и выставочный зал, - говорит Гридич. - И резиденция для художников. Мне бы хотелось наблюдать и участвовать в процессе создания картин или инсталляций. 

- Вы будете брать художников на полный пансион? - интересуюсь. 

- Скорее всего, - отвечает Гридич. - Но не молодых, а именитых. Захотят ли они у меня жить? А почему нет? Не у всех есть своя мастерская. Как закончит проект, его работы будут выставлены этажом ниже. 

Работает галерея номинально - три дня в неделю. Посетителей мало, но Гридича это устраивает. Не для толпы строил. Но и не для искусства (так бы спонсировал художников). Просто прихоть, и в понятие «новой духовности» она как-то не укладывается. Впрочем, как и галереи жен олигархов, которые они открывают после трехмесячных «курсов экспертов». Хотя в их бытность дизайнерами хватало и нескольких лекций по истории моды. Схватывают прямо на лету… Что касается самих олигархов, то новый тренд не поменял уклад их жизни. Изменились лишь отдельные паззлы. Да, теперь немодно кутить в Куршевеле. Но появились арт-туры. И они стоят дороже, чем отдых на альпийской лыжне. 

- Есть ряд очень модных художников, - говорит известный арт-критик Давид Риф, - чьи работы не видели даже критики. Все картины находятся в закрытых галереях (в Интернете репродукций не найти. - Авт.). Но благодаря стараниям галеристов, которые выступают их продюсерами, такие художники очень актуальны. И очень популярны в арт-кругах. Правда, визит в такую галерею стоит о-о-чень дорого. И предполагает покупку. 

Зная русский размах, они непременно туда поедут...

А не окажется ли так, что они выложат баснословные деньги за пустышку? В эпоху гламура это было обычным делом. Что поменялось с приходом «новой духовности»? Похоже, ничего. Да и бог с ним - пусть развлекаются как хотят. Человек может тратить свои деньги так, как считает нужным, - это основа демократии. Радует то, что постепенно тренды сверху спускаются ближе к народу. В закрытые галереи мы все не поедем, но, если хорошим тоном станет бывать в Третьяковке, это здорово. Лучше, чем позориться в поддельном «Dolche&Gabana». Фактически махнемся с олигархами местами: им на этот раз достанутся вершки, а нам корешки. 

Искусство пошло в поселки для избранных.
Искусство пошло в поселки для избранных.

Фото ИТАР - ТАСС, PHOTOXPRESS и Валерия ЛЕВИТИНА/ «КоммерсантЪ».

КОМПЕТЕНТНО

Почему родился новый тренд и надолго ли его хватит?

 

Специалисты расходятся в мнении, отвечая на вопрос: отчего возникла мода на духовность? Часть экспертов считают, что все дело в кризисе. Дескать, потеряв часть состояния, олигархи переосмыслили ценности. Но большинство экспертов настаивают на том, что тренд проклюнулся еще до кризиса. И обусловлено это общей пресыщенностью - ну все уже есть. Яхта есть, остров есть, особняк в Лондоне, футбольная команда. Ничего не радует… А душа чего-то просит. Стали коситься на антиквариат и Ван Гога. Картина за картиной. И понеслось. Вопрос в том, когда остановится этот галоп.
 
- Довольно быстро, - уверен доктор экономических наук московский футуролог Даниил Медведев. - Тот же гламур выживал за счет массовости: он был для богатых и для бедных. То есть под эту тенденцию была создана целая инфраструктура, которая, словно плот, поддерживала тенденцию. Искусства же для бедных быть не может. А создавать целую инфраструктуру для узкой прослойки нерентабельно. Есть несколько специальных курсов и несколько турагентств, которые занимаются арт-туризмом, но продолжения не будет. Потому и в массы, к сожалению, этот тренд вряд ли спустится - зачахнет по пути. Но зато через пару лет вернется мода на «вечную молодость». Это просто катастрофический интерес к пластике, спонсирование ученых, которые будут изобретать эликсиры молодости, и открытие собственных медцентров по омоложению.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт