Ольга МУСАФИРОВА (31 августа 2010)
Люби жену, как душу, тряси ее, как грушу?

Люби жену, как душу, тряси ее, как грушу?

Комментарии: 17
- Спокойно, милый, иначе ответишь по закону!

Об этом корреспондент «КП» побеседовала с Моникой Платек, экспертом Европейского союза и Совета Европы, профессором факультета права, руководителем отдела криминологии Варшавского университета. 

…Киев, Южный вокзал, одиннадцать утра.  Прибыл очередной скорый поезд. Стеклянные двери не успевают сомкнуться ни на миг, пропуская пассажиров. Народ загорелый, даже с виду благополучный. Солидная супружеская чета с солидными же, дорогими чемоданами. Компания молодежи  хохочет: «Да здесь жарче, чем в Крыму!». Маму с дочкой заключает в объятия шумная родня. Малышка  тянет к взрослым руку, на запястье болтается браслет с надписью «Я против насилия».  «Ой, как красиво!» - умиляются старшие. «Ну хорошо, поиграй…»

Фоном -  флаг Евросоюза и Государственный флаг Украины. Несколько девушек в футболках розового цвета раздают подобные браслеты и нечто похожее на кредитку или календарик  тем, кто выходит на Привокзальную площадь. Наблюдаем со стороны: практически все  останавливаются, поддерживают беседу. «Представительство ЕС распространяет пятьдесят тысяч информационных карточек для тех, кто страдает от домашнего насилия в Украине? Спасибо, очень интересно. И благородно. Успехов вам! Нет-нет, эта проблема нашей семьи не касается».

Эх, девушки-волонтеры,  у электричек - обычных, не фирменных! - вам было бы куда познавательней работать… Уже не говоря о провинции. Но и такая акция лучше молчания. Действие лучше бездействия.

Наташа, студентка четвертого курса Международного университета финансов,  общается с людьми явно не для галочки.

- Как реагируют? Мужчины иногда прикалываются: «А если я - «за», а не «против»?» Но становятся серьезными, когда спрашиваю: «Значит, и по отношению к себе позволите насилие?» - «Э, нет!»

- Наташа, вы тратите свободное время, за волонтерство  денег не платят. Успели сами столкнуться с семейной драмой?

Минуту молчит.

- Несколько лет назад мои родители развелись по этой причине. Я не боюсь  сказать, что не хочу повторять их путь. Никто не должен жить в страхе, не по-человечески.

«РОЗОВЫЙ» ОТПОР ДОМАШНЕМУ ТИРАНУ

- Пани Моника, думаю, не ошибусь, если скажу, что в западных странах такие акции воспринимают уже как должное. Но не слишком ли экзотично подобное для Украины? Вы полагаете, наши женщины готовы носить на руке розовый браслет с надписью «Я против насилия!»? Они станут звонить чужим, по сути, людям и жаловаться на то, что их бьют и унижают дома?

- Мне не кажется, что это экзотика. Посмотрим на реакцию дальше. И если откликов не будет только в том смысле, что не последует телефонных звонков,  то это может означать и следующее: женщины в состоянии защищать себя сами. Они знают -  при помощи насилия на них воздействовать нельзя. Достаточно сказать: «Нет, я  так не хочу, не соглашаюсь!»

Во-первых, важно, чтобы обидчик получил информацию - то, что он делает, ненормально, не по-мужски.  Так себя ведет только слабый, глупый, тот, кто  вообще не имеет яиц. А с другой стороны - что совершено преступление  и  наказание непременно последует. Подчеркиваю, это не значит, что домашних  тиранов надо сажать в тюрьмы. Но необходимо, чтобы они понимали: отвечать придется!

Не менее существенный момент: дать информацию жертвам о том,  что происходящее с ними - ненормально.  И что у них есть возможность  обратиться  за защитой. Когда  в семьях начинается  насилие, мы  даже не представляем, как оно сказывается на уважении в стране к праву в целом.  Не видим, до какой степени люди, нарушающие законы дома,  чувствуют себя в тотальной безопасности. А  домашние насильники уверены: с ними ничего  не случится. И нарушают остальные законы.

- Очень серьезный посыл, на мой взгляд. Скажите, где-нибудь в Европе проводили параллельные подсчеты - сколько из тех людей, что издеваются над домашними, являются также нарушителями других общественных норм и законов?

- Да, такие исследования проводились, потому я и сказала о взаимозависимости. Но зачем  настолько упорно отделять Украину от Европы? Украина - европейская страна. Очень часто вы делаете  даже больше, нежели мы в данном направлении. Мы просто занимаемся этим дольше по времени. У нас ниже уровень коррупции, а уровень обучения полицейских, прокурорских работников и других специалистов в данной области выше. То есть главное отличие - в длине дороги, которую мы уже прошли.

Но все прочие аргументы - мол, семейные «разборки» - личное дело семьи, такая у нас культура, народные обычаи и так далее - находят лишь затем, чтоб не признать открыто: нет политической воли для того, чтобы бороться с домашним насилием и прекратить его. 

В 2004 году  польский омбудсмен сделал вывод на основании большого массива изученного фактического материала. Мужчины, бесчинствующие дома, часто совершают преступления, связанные с неуплатой налогов, они нарушают порядок на дорогах, когда управляют авто, и склонны к кражам.

ПОВЕДЕНИЕ ЖЕРТВЫ НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ

- Могу ли я просить нарисовать некий собирательный образ типичной жертвы насилия? Ее возраст, социальное положение? Каким поведением она провоцирует…

- Стоп! Стоп! Вы говорите о поведении жертвы?! Вот еще одна разница между нами и вами. Есть четыре вида законов, которые касаются домашнего насилия.  Немецкий - где нет разницы между домашним насилием и насилием на улице. Немцы уверены: человек имеет право быть  защищенным дома и вне дома одинаково. Польский закон: насилие дома - «полноценное» преступление. Но если бы этого в законе не было, как у немцев, Польша считала бы насилие в семье не преступлением, а только домашней проблемой.  Шведская модель усматривает разницу: человек  имеет право чувствовать себя дома в большей безопасности, чем на улице. И  четвертая модель, очень неприятная, но уже удаленная  из соответствующего закона - украинская. Увы,  в головах она осталась. Вы продолжаете размышлять: «Что она сделала, что он ей дал в лоб?» У вас  так было записано: если жертва своим поведением  провоцирует… Нет провоцирования!

Моника переходит в наступление:

- Скажите, Ольга,  вы  часто были нервны на своего шефа? Или злились на шефиню, которой с удовольствием дали бы под зад?

- Хм… Да, случалось.

- И что вы сделали?

- Удержала себя. 

- Почему?

- Я достаточно воспитана для того, чтобы  действовать  примитивно.

- Почему же вне дома надо выглядеть воспитанным, а  дома  можно дать или получить под зад?! Поведение жертвы не имеет значения. Потому что если меня кто-нибудь нервирует, злит - это моя проблема. Не аргумент - «Посмотри, до чего ты меня довела!»  Нет, милый,  ты сам себя довел! Очень хорошо, что вы такой вопрос подняли.

Теперь о возрасте и социальном положении. В роли жертвы в большинстве своем оказываются женщины, месяц им от роду или сто лет, не имеет значения. Хотя и  с дедом, отцом, братом,сыном может случиться подобное.  Жертва есть в доме президента и в доме дворника, в селе и в мегаполисе,  в интеллигентной и неинтеллигентной семье. Везде!  Нет конкретного человека, которого мы определяем  как жертву. Зато существенно, в какой именно стране  она живет. Там,  где существует атмосфера, располагающая к насилию, или там,  где тирании не оставляют шансов.

Волонтеры готовы рассказать, где искать защиту, если  твой дом - уже не твоя крепость.
Волонтеры готовы рассказать, где искать защиту, если твой дом - уже не твоя крепость.

О ВОЗДУХЕ СВОБОДЫ И АТМОСФЕРЕ НЕРАВЕНСТВА

- Что это означает?

- Есть неравенство между мужчинами и женщинами, между богатыми и бедными,  между теми, которых выбрали во власть, и теми, кто остался внизу. «Верхние» привыкают к иному укладу быта  и полагают, что и права имеют другие, бОльшие.

- Пани Моника, позволю себе  категоричный вывод: диктаторское поведение высшей власти  тоже способно влиять на рост преступлений дома.

- Потому что оно - отрицательный пример. В стране  разрешено неуважение к огромной части людей. К  женщинам, детям, старикам,  инвалидам, недееспособным, заключенным.  Вы имеете также высокий уровень домашнего насилия. Есть просто привычка,  некое культуральное разрешение на подобное поведение. Потому недостаточно сказать - «Нет! Так нельзя!»  Дальше должен идти положительный посыл - как исправить обидчика.

- А можно ли нарисовать  типовой портрет  домашнего тирана? Возможно, женщине удастся его распознать  по неким видовым признакам еще до того, как стать  супругой?

- Мужчина, который хочет, чтоб его уважали, любили, ценили. Собственно, мы все того же хотим. Только он применяет   средства, не способные обеспечить чувства. Это человек  с комплексами. Неответственный, поскольку заявляет, что его подтолкнули к грубости, рукоприкладству.

- Украинская реальность дает основания заключить -  подобных мужчин у нас немало. Их унижает  невозможность достойно заработать или вообще отсутствие работы, их статус главы семьи не оправдан финансово, они проигрывают,  пусть в телевизоре, властным и успешным, здоровым и сексуальным… Они компенсируют свое лузерство в социуме, когда приходят домой - и уж тут  превращаются в повелителей…  Последний шанс  реализовать знаменитое мужское эго!

- А почему они не могут его реализовать на кухне, приготовить обед? 

-  Для приготовления обеда нужны совсем иные установки.

- Например?

- Думаю, другое воспитание изначально. Момент упущен - по крайней мере, для взрослых господ. 

- Хорошо, в 2010-м мы  признаем, что упустили с воспитанием. Но мы не хотим, чтобы с сегодняшнего дня женщин продолжали избивать и дальше. Что делаем для прекращения насилия? Ваш президент и премьер-министр  уже извинились за свои слова о преимущественном месте женщины на кухне?  Нет, не извинились. А ведь могли получить эффект - «Извините, я не подумал. Я тоже могу сварить картошку, например. И детьми могу заниматься».  Вы  почти сострадаете мужчинам - «они мало зарабатывают!» А на  самом деле  мужчины зарабатывают больше женщин, хотя  нередко выполняют одну и ту же работу. Но ведь женщина не приходит домой и не дает мужу в лоб за то, что у нее неприятности на службе или медленный карьерный рост!

Надо показать, что оправдания насилия, которые мы допускаем, - родом из сказки, которую надо закончить, наконец.  Вы правы насчет воспитания. Однако как долго можно спекулировать на том, что из-за плохого воспитания, идущего с детства,  совершаются негодные поступки?

Вернусь к акции на Южном вокзале в Киеве. Одна она ничего не решает, верно. Но резонанс пошел по всей Украине. Пошла информация - мы против! Если  акцию поддержат, медиа в том числе, - хорошо, но недостаточно.. Нужны следующие шаги, конструктивные.

В Украине, кстати, уже много сделано в этом направлении. Больше, чем в других странах. Надо активно учиться  контролировать поведение в семье, чтобы понять, как и когда приходит охота дать в лоб.

БОЛЬШЕ СЕКСА - МЕНЬШЕ МОРДОБОЯ

-  Первый раз, когда мы кого-то бьем, у нас есть аргумент. Второй раз - просто пошла агрессия. Третий -  уже такая прелесть, такое удовольствие держать кого-то в страхе, в ожидании кары…Вот  момент, который показывает выход. Исследования  физиологов подтверждают: в нашем мозгу часть, которая отвечает за сексуальное наслаждение, и часть, которая отвечает за  наказание, - одна и та же. Потому мне кажется,  если бы в Украине  в семьях было больше хорошего секса,  насилия стало  бы меньше.

Знаете, там, где люди имеют высокий уровень счастья,  они не настроены карать по мелочам. Если бы я делала перспективную работу,  я бы думала  - как повысить уровень счастья в Украине? 

Ко мне  недавно приезжал  коллега из Польши. Мы гуляли по Киеву. Здесь заметны возможности гражданского общества, которое появилось и развивается…

- Пани Моника, попрошу уточнений - правильно ли поняла, что,  с вашей точки зрения, в Украине нормально развивается гражданское общество?  Украинские национал-демократы, да и не только они, напротив, утверждают, что именно незрелость данного института является причиной чуть не всех  бед нашей страны…

- Мне кажется, у вас завышен уровень критики по отношению к собственной стране. Люди танцуют в Мариинском парке и в Гидропарке,  поют,  встречаются и разговаривают,  есть места, где  молодежь ездит на скейтах и роликах. Да, хорошо, если бы этого всего было больше раз в десять. Но оно уже есть! И такое настроение людей, чтобы приходить и участвовать,  существует. Хотя Киев - не вся Украина, я понимаю, но он в ряду крупнейших европейских столиц. В этом смысле Киев не отличается ни от Парижа, ни от Барселоны. Отличается от Лондона - там такого нет. И в Варшаве нет …И театры у вас полные. Донецк,  Харьков,  Одесса,  Львов имеют похожие черты!

- Но не провинция, не сельские районы. Там иной, более суровый, что ли, уклад жизни. И домашние битвы тоже куда серьезней - драмы, трагедии, кровавые истории. Милиция подтвердит  статистикой. То, что в селе муж зверски лупит  жену,  не считается ужасным. Воспринимается скорее как данность…

ПОЧЕМУ МЫ ЗА НИХ ПЛАТИМ?

Вместо ответа Моника минуту молчит и спрашивает:

- Скажите, Ольга,  вы платите налоги?

- Конечно, - отвечаю несколько обескуражено.

- А десять лет назад платили?

- Да… -  в моем тоне чувствуется неуверенность..

- А пятнадцать?  - продолжает допрос собеседница.

Хорошо, сколько лет вам потребовалось для того, чтобы привыкнуть честно платить налоги? Десять - пятнадцать? А сколько времени  понадобится обществу, чтобы уяснить: избивать кого-то, обзывать  по-хамски - ненормально? Пяти лет хватит? Теперь вопрос: сколько кампаний по типу «Надо платить налоги!»  ваше правительство и другие представители власти  провели на тему семейного насилия? Какова интенсивность такой работы?

Если это будет задача не только международного сообщества, Министерства семьи, молодежи и спорта  и огромного количества  негосударствнных организаций, которые есть в Украине,  - то за пять лет вам удастся изменить само понятие. Целиком проблему мы не устраним. Но уже никто  не осмелится заявить: насилие  в семье - в  традициях украинского народа.

Послушайте, надо лишь показать информацию налогоплательщикам - вы из своего кармана каждый год выкладываете тысячи гривен за тех, кто бьет своих жен! Вы  же несете на своем горбу здоровых, но слабых мужиков! Достаточно подсчитать дни, когда избитые женщины не в состоянии работать, берут больничные, попадают в стационар. Бесспорно, они и живут меньше, и чаще страдают от хронических хворей, и растят детей, которым передают свою запуганность и обреченность.

Профессор Моника Платек уверена: украинки должны уметь отстаивать свои права.
Профессор Моника Платек уверена: украинки должны уметь отстаивать свои права.

«УРОВЕНЬ СЧАСТЬЯ В СТРАНЕ ЗАВИСИТ ОТ ЖЕНЩИН»

- Моника, ваши исследования  в Украине замкнуты лишь на профильном министерстве? 

- Благодарю за вопрос! 12 августа я принимала участие в заседании  в Министерстве семьи, молодежи и спорта по теме домашнего насилия, так как координирую здесь программу Евросоюза и Совета Европы «Усиление  и защита прав женщин и детей в Украине». Мне импонирует, что уже есть политика государства в данном направлении на 2010 - 2015 годы. На заседании присутствовали делегаты от  всех регионов. Следовательно, в стране есть люди с высоким уровнем сознания,  в том числе в Администрации президента и в региональных администрациях,  которые знают  проблему.  Хотя часто это - один-два человека, и на них возложен огромный объем задач.

Что принципиально: программы нацелены и на помощь жертвам, и на работу с обидчиками. Дальше возникает  главный вопрос:  сколько это стоит, откуда взять деньги? И важно, что, когда идет разговор о государственной политике, эти проблемы тоже поднимаются.

В Украине уже существуют телефоны доверия, так называемые линии «хэлп лайн» и «хот лайн». Хоть мы иногда получаем сведения: иные номера - обычная формальность, вы звоните, а вас посылают на фиг с пляжа… Очень неприятно, когда вместо помощи - фикция.  Реально действует  «Ла Страда-Украина», они открыли и интернет-линию для связи.

- Здорово. Но если учесть степень компьютеризации Украины, особенно в провинции, то мечтать о широком охвате  пока не приходится.

-  Но телефоны есть и в селах! Важно обнять всю страну этой сетью!

 (Глагол «обнять»  как никакой другой точно передает суть усилий и Моники Платек в том числе - О.М.)

В Польше устроено так, что борьба с семейным насилием - часть политики государства и обязанность  профильного министерства,  а министерство  передает  полномочия на реализацию соответствующих программ негосударственным организациям - вместе с деньгами. Надеюсь, что Минсемьи  Украины тоже добьется подобного - после того, как программа по работе с лицами, совершившими насилие дома, пройдет экспертные оценки. Нам для логической цепочки не хватает здесь только поддержки со стороны президента и премьера. И еще пяти-десяти женщин в правительстве. Должна выработаться привычка: страной управляют женщины. Потому что от них, в конечном итоге, зависит уровень счастья. Заметьте:  странами с высоким уровнем счастья считаются Швеция, Дания и Ирландия.

Именно там  в органах государственной власти - почти половина женщин.

ВЫ ЭТО ЗНАЛИ?

* Более 50 процентов населения Украины страдали от насилия в семье на протяжении всей жизни, причем 30 процентов столкнулись с насилием в детстве.

* Женщины страдают от домашнего насилия больше, чем от грабежей, изнасилований и в автомобильных катастрофах, вместе взятых.

* 68 процентов женщин (примерно 18 миллионов) в Украине подвергаются издевательствам в семье.

* За последние три года количество убийств, совершенных на почве домашнего насилия, выросло почти в три раза.

* 35-50 процентов женщин, попадающих в больницы с телесными травмами, - жертвы домашней тирании.

НА ЗАМЕТКУ

Если вам нужна помощь!

0-800-500-335 -  Национальная горячая линия по вопросам предупреждения насилия и защиты прав детей.

Работает с 9.00 до 20.00 в рабочие дни и с 9.00 до 16.00 в субботу.

Фото Максима ЛЮКОВА.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт