Александр МЕШКОВ. (2 июля 2010, 03:42)
Достану денег я из шкафа, куплю, пожалуй, титул графа

Достану денег я из шкафа, куплю, пожалуй, титул графа

Александр МЕШКОВ. Коллаж Дмитрия ПОЛУХИНА.

Купите титул!

Однажды промозглым осенним днем, гуляя по просторам Интернета, я наткнулся на удивительное объявление и не поверил глазам:

«Внимание! Уважаемые Дамы и Господа! В настоящее время Дворянский Союз собирает средства на открытие музея истории российского дворянства. Окажите поддержку и, в знак признания Вашей добродетели, Дворянская Дума рассмотрит вопрос о пожаловании Вам дворянского достоинства, титулов барона, графа и князя. Полученные средства пойдут на благое дело - сохранение культурного наследия российского дворянства, а Вы и Ваши потомки станете элитой общества! Ваш род будет внесен в дворянскую Родословную книгу, и Вы автоматически приобретете статус действительного члена Дворянского Союза. Вы получите: Грамоту о пожаловании потомственного дворянства (титулов барона, графа, князя), заверенную печатями Дворянского Союза; Свидетельство о внесении Вашего рода в дворянскую Родословную книгу; Диплом действительного члена Дворянского Союза; Визитные карточки с информацией о Вашем дворянском статусе. Таким образом, Вы совершенно легально становитесь дворянином, обладателем почетных титулов барона, графа и князя. Ваши права и права Ваших потомков закрепляются в дворянской Родословной книге России».

Тут я ощутил, что, если не помогу дворянам сию минуту, меня хватит кондратий. Я ведь до сих пор не помог ни одному российскому дворянину (да и зарубежные дворяне не могут похвастать моей поддержкой) и чувствовал себя от этого неполноценным. Кроме того, непонятно почему, но чувство вины за действия Стеньки Разина, Дубровского, Ленина, за октябрьский переворот 1917 года и экспроприацию частной собственности терзали меня постоянно, хотя лично я в этих безобразиях участия не принимал. А сейчас я стоял на пороге революционных перемен в моей жизни, в моем характере и в моем гражданском статусе! Не медля ни секунды, боясь, что мне не достанется дворянского звания и меня опередят тысячи других россиян, желающих стать дворянами, я позвонил по указанному телефону и, включив басовый регистр, придал голосу депутатскую басовитость и значимость:

- Здравствуйте! Я хочу оказать материальную поддержку дворянству. (Про то, что сам хочу стать дворянином, скромно умолчал.)

- Очень хорошо. Для начала пришлите нам автобиографию, - сдержанно ответил мне мужской баритон, - а мы рассмотрим вашу кандидатуру на заседании Дворянской Думы, и, если вы нам подойдете, встретимся для обсуждения дальнейших действий.

Портфолио для дворян

«Здравствуйте, господа дворяне! Я Александр Мешков, - словно Ванька Жуков, высунув кончик языка, старательно писал я на е-мейл Дворянского Союза. - Я хотел бы получить дворянский титул, чтобы участвовать в важных деяниях дворян России. Я русский. Рожден в г. Таллине Эстонской ССР в 1954 году. Батюшка мой в те смутные времена вынужден был устанавливать в Эстонии конституционный порядок, матушка пела в местном хоре. Шли годы. В 1970 году я поступил в Одесское мореходное училище, которое успешно окончил в 1974 году. Три года провел в Вооруженных Силах СССР, но страсть к учебе не давала покоя. И вскоре я изменил судьбу, окончив филфак университета. Работал в областях, далеких от русской филологии: был строителем на стройках социализма, музыкантом в похоронных оркестрах, в ресторанах, на танцплощадках, писал сценарии теле- и радиопрограмм, учительствовал. Сейчас занимаюсь частным предпринимательством. Получить дворянский титул - это тайная мечта каждого прогрессивного русского человека, для которого слово «патриотизм» не пустой звук. Возродить духовность, носителями которой являлись лучшие представители рода русского, собранные под знаменами русского дворянства, - это благородная цель, которой я бы хотел служить в меру возможностей. За сим остаюсь с нижайшим почтением и глубоким уважением к вам простолюдин Александр Валентинович Мешков».

Не все в России в графьях пребывать изволят

В биографии я почти не лукавил, но кое о чем умолчал, опасаясь, что некоторые неблаговидные факты могут препятствовать получению графского титула. Мне, как вы поняли, не довелось родиться графом. Мой папенька Валентин Порфирьевич был простым оседлым цыганом. (В те далекие времена, когда он произошел, все графья уехали в Париж, а цыгане были оседлыми. Сталин не поощрял бродяжничество.) Маменька Вера Андреевна происходит из крестьянской семьи села Липовка Павловского уезда Воронежской губернии. Судьба свела родителей после Великой войны, и в результате на свет появился чудный светловолосый веселый мальчуган с голубыми глазами (явно не граф). Это был я. «Отчего я не граф?» - возникала порой беспокойная мысль в моей головушке. Шли годы. Менялись мир, страна, менталитет, менялся и я. Вскоре из чудного веселого мальчугана я превратился в чудного сварливого старичка. Но мечта стать графом с годами крепчала, как вино.

Встреча за пастой

С вице-предводителем Дворянского Союза Вадимом Александровичем мы, словно резиденты разведки, договорились тайно встретиться в итальянском ресторанчике. Офиса, как пояснил мне Вадим Александрович, у них пока не было.

- Как я вас узнаю? - спросил Вадим Александрович по телефону.

- Мое лицо будет обрамлено благообразной седой бородой, - ответил я. - А ваше?

- Я буду гладко выбрит.

Я по старой интеллигентской привычке пришел загодя и, заказав стаканчик вина, в волнении ожидал встречи (типа Максим Исаев с женой в Германии). Признаться, с настоящими дворянами мне доводилось встречаться нечасто, отчего я слегка робел. Вице-предводитель Дворянского Союза оказался гладковыбритым худеньким пареньком лет тридцати с честным, искренним взглядом носителя русской духовности. Мы заказали еще красного вина и пасту.

- Почему вы хотите стать дворянином? - спросил вице-предводитель после тоста за знакомство.

- Чтобы быть в авангарде борьбы против пошлости и торжества посредственности, за возрождение русской духовности, - четко, словно комсорг перед знаменем, отрапортовал я. Помню, подобные вопросы мне задавали, когда я вступал в комсомол.

- А что вы, Александр Валентинович, ждете от вступления в дворянство?

- Видите ли, Вадим Александрович, человеку нужна какая-то точка отсчета для начала новой жизни, для каких-то качественных изменений, которые он наметил. Я хотел бы не просто быть полезен России, но и делать добрые дела вместе с единомышленниками, исполненными искреннего благородства, лишенными позерства и сословного чванства.

Мне показалось, что волосы на голове вице-предводителя слегка шевельнулись.

Расплата за титул

- Замечательные слова, - сказал дворянин через пару минут, словно бы дегустировал мою напыщенную фразу. - А то некоторые люди хотят стать дворянами лишь затем, чтобы потом кичиться этим званием на каждом углу.

- Неужели такие подонки до сих пор существуют? - возмутился я, сжимая кулаки.

- Для этого мы и встречаемся предварительно, чтобы отсечь таких проходимцев. Их видно сразу! Кем вы, Александр, хотели бы стать? Бароном? Графом? Князем?

- А вы кто?

- Я - граф, - отрекомендовался Вадим Александрович.

- Потомственный? Или как я?

- Нет. Я потомственный, - поставил границу между нами вице-предводитель.

- Пожалуй, и я тогда буду графом, - подумав, ответил я, повторив про себя несколько раз сочетание: «К вам его сиятельство граф Мешков пожаловали!»

- Деньги у вас с собой?

- Да. Сколько надо?

- 18 тысяч.

- Почему не 20?

- Это непринципиально, - ответил Вадим. - Это ведь пожертвование. Можете и больше пожертвовать. Деньги пойдут на возрождение дворянства.

Несмотря на, как мне показалось, туманную формулировку цели пожертвования, я вытащил кошелек и, обильно послюнявив палец, отсчитал ровно восемнадцать тысяч.

- Мы хотим снять офис, создать музей русского дворянства, - словно прочитав мои мысли, объяснил Вадим, не считая, пряча купюры в портфель. (У нас во дворянстве принято доверять друг другу.) - Ведем переговоры с властями Москвы насчет места в старой усадьбе.

- Ваше сиятельство, а когда я стану дворянином? - спросил я тоном ребенка, которому пообещали, что он тотчас вырастет после съедения кашки, провожая тревожным взглядом денежки, как провожает мать детей на войну.

- Я вам позвоню. Мы вручим вам грамоту в торжественной обстановке!

Он ушел, растворился, словно деньги. О месте следующего заседания обещал сообщить особо. Я ждал торжественного момента долгие три недели. Честно говоря, я стал подумывать, что «плакали мои денежки», но Вадим Александрович позвонил:

- Поздравляю вас, Александр! Дворянская Дума утвердила вашу кандидатуру. Завтра могу вручить грамоту.

- Так давайте соберемся всем российским дворянством, я проставлюсь, как положено! Водочка-с, икорка-с, шашлычок-с, балычок-с… - по рабоче-крестьянской традиции предложил я.

- Попробую всех собрать, - пообещал Вадим Александрович.

 

СПРАВКА МЕШКОВА

Ну и что с того, что я цыган? Термин «дворяне» встречается в памятниках не ранее второй половины XII века и обозначает людей, живущих при княжеском дворе. Другое их названиe - дворовые люди. Дворянами с самого первого момента возникновения этого термина были, таким образом, и вольные слуги, и холопы. Так что все нормально! 

 

Проснитесь, граф! Вас ждут великие дела!

Я надел праздничный (и единственный) костюм, который берег для торжественных случаев (ну там вручение мне орденов и госпремий в Кремле, свадьба, похороны), а их все не было. Но вот пришел и на мою улицу праздник. А я пришел в знакомое кафе, заказал роскошный, по моим меркам, «магарыч»: бутылку водки, жульен из перепелок и селедку с луком. Сижу, жду братьев по сословию, пальчиками постукиваю от нетерпения. Вадим Александрович пришел с квадратным свертком. Один. Без дворян.

- К сожалению, сегодня представители Дворянского Союза заняты, - улыбнулся он, виновато глядя на часы. - У всех работа. Время сейчас вынуждает работать в полную силу, иначе пропадешь. Давайте банкет перенесем на более удобное время?

Да. Действительно, это раньше, до революции, дворяне могли заседать сколько хочешь. Бабки есть, отчего не заседать! А сегодня и князьям приходится пахать, как простым лудильщикам, чтобы не сдохнуть с голода.

- Вот ваша грамота! Поздравляю вас с получением дворянского титула! - торжественно встряхнул мне десницу вице-предводитель дворянства. - Теперь вы имеете право именоваться с предикатом «Ваше сиятельство». Мы можем изготовить вам визитки.

- Но вы-то можете со мной отметить… - робко предложил я, огорченный обыденностью обстановки получения титула - без речей, без «Пропала Россия…», без «Боже, царя храни…».

- Увы, ваше сиятельство! - виновато развел он руками. - Но у меня сегодня работа.

- А где вы работаете?

- Я - депутат районного Совета. Сегодня встречаюсь с избирателями… Но мы непременно отметим! - пообещал он. Я еще некоторое время сидел, надув щеки, осознавая важность происшедшего, как гигант мысли и отец русской демократии.

Его сиятельство барин едут!

Я возвращался домой с блаженной улыбкой на лице, бережно, словно хрустальную вазу, прижимая к себе дворянскую грамоту. Вагон электрички мерно потряхивало на стыках рельсов. Многочисленные торговцы ширпотребом беззвучно шевелили губами, обращаясь ко мне, протягивали заморские стеклорезы, мягкие игрушки, бесцветные пластыри, средство от моли, но я не слышал их. Я представлял себе свою будущую жизнь во дворянстве - праздную, сытую, полную сладких утех. Надо будет заказать фрак для светских раутов, дворянских ассамблей и поясной портрет в камзоле у Никаса Сафронова. Это считается хорошим тоном в светских высших кругах. Потребовать от окружающих соответствующего к себе отношения. Интересно, как будет ко мне обращаться главный редактор? «Ваше сиятельство граф Александр Валентинович, прошу Вас почтить меня своим присутствием!» «Он-то поди пока не дворянин!» - думал я с теплой, доброй улыбкой.

- Подвинься! Расселся, как барин какой! - вздрогнул я от резкого, грубого, противного голоса откуда-то сверху. Толстая тетка с красным рябым лицом в сиреневом парике и с громадной клетчатой сумкой в руках вывела меня из сладкого забытья. Узнала барина-то! Узнала! Видимо, что-то неуловимое в моем облике все-таки выдавало во мне дворянскую породу. Она уселась рядом, словно айсберг, обдав меня запахом лука и мяса, сдвинув меня к дремлющему соседу справа и придавив своей ляжкой мою худенькую птичью ножку. Эх! Знала бы ты, клюшка, что садишься рядом с сиятельной особой, авось не хамила бы так откровенно! Распустила все-таки советская власть простолюдинов! Совсем рамсы попутали!

СПРАВКА МЕШКОВА

Сначала в России собственных графьев не было. Как почетную награду присваивали за доблесть русским дворянам звание «граф Римской империи». Титул графа Римской империи из числа русских подданных раньше других получили Ф. А. Головин (1701 г.) (фото 1), А. Д. Меншиков (1702 г.) (фото 2) и Г. И. Головкин (1707 г.).

Княжеский титул в 1705 г. был пожалован А. Д. Меншикову. А при Екатерине II его получили Г. Г. Орлов (1772 г.), Г. А. Потемкин (1776 г.), А. А. Безбородко (1784 г.) (фото 3), П. А. Зубов (1796 г.). Пожалования эти производились по просьбам российских императоров (императриц). Например, в январе 1776 г. Екатерина II просила «римского императора», «чтоб его величество удостоил генерала графа Григория Потемкина, много мне и государству служившего, дать Римской империи княжеское достоинство, за что весьма обязанной себя почту».

Первым собственно российским графом стал фельдмаршал Б. П. Шереметев, получивший этот титул в 1706 г. за усмирение стрелецкого бунта в Астрахани. В 1709 г. графский титул был пожалован Г. И. Головкину (и он стал «дважды графом») (фото 4), а в следующем году - И. А. Мусину-Пушкину, генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину, П. М. Апраксину (фото 5) и бывшему учителю царя Н. М. Зотову (по смерти Зотова в 1717 г. его наследникам запрещено было пользоваться графским титулом).

А КАК У НАС?

Беспородные, зато во дворцах

Ольга МУСАФИРОВА.

В Англии тоже несложно приобрести себе титул лорда - если есть лишние деньги и безразмерные понты. Достаточно лишь найти родовитого, но обнищавшего аристократа и убедить его доживать жизнь не сэром, зато в бытовых и финансовых условиях, достойных зависти. И вот тут уже все зависит от степени врожденного аристократизма. Кто-то пошлет нахального простолюдина подальше, а кто-то с удовольствием согласится... Впрочем, чаще на предложения отвечают «йес».

Существуют даже международные бюро-посредники, которые вполне легально, с соблюдением юридических формальностей, организуют куплю - продажу «лордства» в розницу и мелким оптом. При этом гражданство, национальность, вероисповедание и пол желающих влиться в ряды элиты нации значения не имеют. Бизнес! Круче титула лорда только алая мантия и звание барона. Но такое удовольствие стоит дороже, придется выложить сотню-другую тысяч фунтов. Плюс расходы на сертификат, удостоверяющий принадлежность к сообществу помещиков Великобритании, специальную заколку для галстука или брошь, нагрудный знак на ленте. Однако ни земельных угодий, ни замков, ни привилегий или льгот, ни тем более переходящего по наследству места в палате лордов к титулу не прилагается. Свое кресло в Раде надо иметь! Хотя можно вступить, например, в Аристократический клуб и перейти на жесткий режим экономии: взносы для новых лордов соответствуют их самомнению.

Украина - не Россия и не Англия. Тут имперские ритуальные комплексы не пестуют. Ни собственных лордов, ни баронов, ни прочих графьев не разводят ни для себя, ни на продажу. Правда, в пору президентства Виктора Ющенко среди политиков стало крайне модным, покопавшись в корнях генеалогического древа, обнаружить великого гетмана. В крайнем случае - кошевого атамана. Ну и уж совсем при беде - казака, который славился геройским нравом на целую Запорожскую Сечь.

Сам Виктор Андреевич объявил о том, что его родоначальник - гетман Петро Калнышевский. Факт немедленно подтвердили придворные, «присекретариатские», историки. Потом пошли дальше. Стали разрабатывать линию непосредственного родства предков Ющенко-Калнышевского с Мазепой. И непременно бы добились успеха, воспев во всю мощь этих государственных гениев, но результаты выборов 2010 года показали: в обществе мало желающих «купить» даже титулованного наследника Мазепы.

С приходом к власти Виктора Януковича изыскания на тему причастности к казацкой старшине поутихли. Возможно, потому что лично Виктор Федорович до сих пор не сообщил, кто из гетманов близок ему по крови. А лезть поперед президента в национальную историю у регионалов не принято.

Потому пока Украина обходится без именитой верхушки. Впрочем, дворцы в Конче-Заспе, огражденные заборами, как крепостными стенами, с приватизированными лесами-озерами, с яхтами и «мерсами», с бесчисленной вышколенной обслугой и охраной лучше любых списков и фамильных гербов подтверждают существование отечественной знати. Здесь собралось единое сословие, не­взирая на партийные цвета - оранжевый, бело-голубой или красный.

А породу, если потребуется, они себе купят.

 

Конец первой части. Продолжение читайте в следующем номере.

 

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт