Сергей Шведко специально для "Комсомольской Правды" (23 июня 2010, 20:19)
Как я сдавал тесты вместе с дочерью или субъективные записки родителя о внешнем независимом оценивании

Как я сдавал тесты вместе с дочерью или субъективные записки родителя о внешнем независимом оценивании

Комментарии: 20

Эпизод первый. Кто придумал Перестройку? В первый день, который мне пришлось провести возле одной из школ Мариуполя, где сдавала тестирование моя дочь, в голове крутился один старый анекдот: «Бабушка спрашивает молодого студента-очкарика:

-Сынок, а кто придумал Перестройку: коммунисты али ученые?

- Ну, как, бабушка! Конечно коммунисты, точнее сам Горбачев, генеральный секретарь ЦК КПСС.

- Вот и я думаю: ученые сначала бы на собаках проверили!».

Дело в том, что борясь с очередной «коррупцией», чиновники значительно сократили количество пунктов тестирования по стране. Мол, в малых городах процветает «кумовство» (ага, в больших, значит, живут только кристальной честности люди!). И теперь нам придется сдавать ВНО за пятьдесят километров от дома, в трех разных школах, которые еще надо найти. Возмущению знакомых родителей и абитуриентов нет предела… Мы с ребенком прибыли к пункту тестирования в начале десятого. И были не первыми! Выпускники, разбившись на стайки в окрестностях школы, нервно смеялись или просто откровенно дрожали, уставившись в учебные пособия. Родители тоже не отличались адекватностью поведения, пытаясь давать последние наставления своим чадам и заставляя их в сто первый раз проверять: все ли необходимые документы те взяли. Время, как будто, остановилось…

Томительное полуторачасовое ожидание «кончило» всех. Наконец, открылись двери, и выпускников начали пускать. Те столпились, чуть ли не давя друг друга, чтобы быстрее попасть в здание. Как будто это что-то решает. Моя дочь тоже, потолкавшись, в конце концов, скрылась в вестибюле. Постепенно через это «чистилище» прошли все присутствовавшие дети. В 10-50 двери закрылись… И когда они закрылись, произошел случай, после которого захотелось передать «пламенный привет» директору УКОЦО Игорю Ликарчуку, желательно лично и желательно не на словах. Случайно обернувшись, увидел, как с автобусной остановки сломя голову по направлению к школе неслись юноша и женщина (как оказалось, выпускник и его мать из отдаленного села Володарского района).

Подбежав первым, парень начал отчаянно стучать в стеклянную входную дверь, откуда выглянул милиционер в звании прапорщика и спокойно, но твердо сказал, что впустить пацана не имеет никакого права: время регистрации закончилось! И ребенок, и мать буквально потеряли дар речи, один явно впал в ступор, а другая беспомощно оглядываясь по сторонам, ища поддержки. Выручила простая людская солидарность: стоявшие поблизости родители подняли «бучу», которая грозила перерасти во что-то серьезное. Нервы то у всех на пределе! Страж порядка скрылся за дверью и через минуту вернулся с пожилой женщиной- инструктором, которая, немного подумав, сжалилась над опоздавшим. Тот, в один момент обмякнув, еле-еле переставляя ноги, пересек невидимую границу, отделяющую отчаянье от надежды. Вдогонку послышалось материнское: «Ручки! Ручки возьми!» Но сын, такое ощущение, уже ничего не слышал.

Благо милиционер из-за закрывающейся опять двери, высунул руку, взял у женщины две гелиевые ручки и передал абитуриенту. Внимание вопрос: много шансов у хлопца после такого стресса успешно сдать тест? Сразу подумал, что у вдохновителей такого дискриминационного подхода к ВНО просто-напросто нет детей-выпускников. Им не надо, как нам, перед началом очередного экзамена (хорошо, если автомобиль есть) ехать в чужой город, искать, где находится пункт тестирования, затем в день «Ч» загодя, молясь, чтобы ничего не случилось в дороге, вести туда свое страшно волнующееся чадо, потом забирать ребенка и только вечером добираться домой. И так три-четыре раза на протяжении двух-трех недель. Хорошо, если работодатель с пониманием относится к этому. А если нет?..

Дочь вышла в числе последних и сразу ухмыльнулась: «Ты меня как из плена встречаешь!». Как потом оказалось, с тестовыми заданиями она справилась неплохо. Но могла и лучше! Эпизод второй. Английский морской бой. На тест по иностранному она поехала с подругами: у меня была важная работа. Еле дождался двух часов дня, чтобы позвонить: - Ну, как? - Как-как? «Морской бой»! Задания ужасные! Сразу скис. Даже срочная работа из головы вылетела, как футбольный мяч после пушечного удара. Вообще-то английский для нас – дополнительный экзамен, потому что на историю мало надежды. Но все равно: неужели она ни черта не знает?.. Уже вечером, взглянув на тестовую тетрадь, понял: полный гаплык! Такое могли придумать только в качестве издевательство. Дочка (видимо, чтобы не ругал) тут же доложила, что все ее знакомые, даже те, кто не один год занимался дополнительно, тоже не блещут результатами. Дети собираются куда-то отправлять жалобу, даже собирают подписи…

На следующий день по телевидению показали акцию выпускников по поводу английского теста и комментарий Ликарчука. Может он, конечно, и умный, но мне показалось, что просто «лепил горбатого», не ожидав протестов. Мол, изучим, разберемся. И вообще, во всем виноваты недобросовестные репетиторы. Ага, разберетесь! Валите свои недоработки на нас! Моя «любовь» к директору центра оценивания знаний стала еще сильнее. Одна радость – 124 балла, судя по всему, мы наберем. Эпизод третий. Алгебра и гармония. На математику у нас особые виды, дочь хорошо «шарит» в ней: лучшая в классе, к тому же несколько лет занималась с моей матерью – хорошим учителем с сорокалетним стажем. Одна беда: жара стоит несусветная: 35 градусов! А окна аудиторий, где сдают тесты, по-моему, выходят на южную сторону. И кондиционеров не нгаблюдается. С самого сошло семь потов, пока ждал чадо из очередного «плена»… Постепенно стали выходить дети. На них как чайки на рыбу, набрасывались родители, и свои, и чужие:

- Ну что? Ну как? Тяжелые задания?

- Тяже-е-лые! – Отвечают, как один детишки, вытирая пот с чела.

– Жарко! – Добавляют они, помолчав…

Моя вышла, как всегда, в самом конце. С улыбкой на лице. Слава богу, справилась. «Только две последние задачи не решила, - отвечает она на мой традиционный вопрос, - не хватило времени». Едва дождавшись, когда вынесут черновики, садимся в машину и быстро к бабушке, на проверку. И тут радость постепенно меняется досадой. Мой талантливый ребенок «запорола» две задачи из второй части теста. Правильно подобрала формулы, нашла правильный путь решения, решила, но в конце, как на грех, совершила механические ошибки. В одном случае, вместо «3» поставив «х», а в другом – неправильно сложила члены арифметической прогрессии. Узнав это, бедная аж заплакала. Четыре балла – в трубу. А могло быть почти двести!

Пришлось успокаивать, правда, получалось неважно. Потом стала возмущаться мать, но уже самой тестовой системой. «Если бы задания проверял педагог, он бы обязательно отметил, что ребенок, по сути, справился с задачей, может быть несколько и снизил оценку за невнимательность, но все равно поставил бы высокий бал. Компьютеру же все равно, лишь бы ответ сошелся». В общем, арифметикой тестов гармонию алгебры не поверишь! Кстати, одна из нерешенных задач оказалась четвертого, олимпиадного уровня, в школьной программе таких нет. Традиционный вечерний созвон с одноклассниками показал, что дочь, несмотря ни на что, лучше других прошла это испытание. Молодец! Эпизод четвертый. История отдохнула на детях. Кто составил такой дурацкий график прохождения тестов? На подготовку к истории отведено всего два дня. А с ней у нас проблемы. Пришлось нагло уходить после обеда с работы, чтобы хоть немного натаскать дочку. И началось: верхний, средний, нижний палеолит… Рюрик, Олег, Игорь, Ольга… Хмельницкий, Выговский, опять Хмельницкий, Тетеря, Брюховецкий…

Правда, заявил, что двадцатым веком заниматься не буду, а то порассказываю такого, что дочь точно не сдаст. Как оказалось, зря… Буквально через двадцать минут после начала тестирования из дверей школы вышел первый абитуриент. С улыбкой на лице. На вопрос о том, какие же были задания, ответил: «Не знаю!». Понаставлял крестиков, где бог на душу положит. Молодец! Фартовый, наверно… Когда начали выходить одноклассники дочки, и я увидел тесты, начал умничать, показывая, где именно они ошиблись. Задания оказались не слишком сложными, но «хитрыми», иногда провокационными. А в одном даже заметил ошибку составителей: Закарпатье в 1940 году не входило в состав Венгрии, а было аннексировано ею. Антифашистская коалиция не признала этого факта. Тщательнее надо быть, господа разработчики! Это, почти веселое настроение улетучилось, когда увидел тестовую тетрадь дочки. Коллапс! Куча неправильных ответов.

Едва дождавшись, когда сядем в машину, непедагогично устраиваю разнос. Как же так? Разве ты не знала, что здесь нужно отвечать так? А здесь – так! По ходу проверки, споткнувшись на неправильном ответе на элементарный вопрос по истории Великой Отечественной войны, чуть не кинул в дочку тетрадкой. Она сжалась в комок, затравленно смотря с заднего сидения. Только губы вздрагивали… Два дня ходил как чумной. Не выходило из головы, что дочь двух историков так смазала именно этот предмет. На поверку результаты оказались не такими же плохими: она набрала больше половины тестовых баллов. Но все равно! Объективности ради следует отметить, что и сам не знал правильных ответов на четверть вопросов... Потом уже, методом гадания на кофейной гуще, точнее анализа прошлогодних таблиц соответствия тестовых итоговым баллам, понимаем, что, в принципе, общие результаты у нас достаточно хорошие, позволяют надеяться на то, что наша мечта – поступление на бюджет в приличный донецкий вуз – может осуществиться.

Остается ждать результатов… Субъективное послесловие. После окончания личной тестовой эпопеи проверил свои наблюдения, опросив порядка десяти педагогов-предметников (кстати, хороших педагогов). В итоге вырисовывается следующее коллективное мнение. - Не все тесты вписываются в рамки школьной программы. - Количество заданий, как правило, больше, чем может решить обычный ребенок за отведенное время. Особенно страдают от этого флегматики, которые не обладают взрывной реакцией, а таких среди детей- немало. - Временами хромает валидность: некоторые задания не выявляют знания, а, скорее, рассчитаны на логическое мышление. Часто встречаются «ловушки», цель которых – элементарно задурить голову. - Есть вопросы, которые сформулированы нечетко, что затрудняет их понимание.

И самое главное. Нормальному выпускнику, без серьезной специальной подготовки с помощью грамотного и «натасканного» на тестах учителя, хорошо пройти внешнее независимое оценивание – невозможно. Эти выводы, естественно, субъективны. И чиновники от образования всегда будут их опровергать. Мол, не верьте, это все – «заговор» репетиторов и коррупционеров. Но сталкиваясь с практикой, их бравурные реляции о самом распрекрасном, объективном и справедливом инструменте оценки знаний – ВНО, почему-то, не кажутся такими уж бесспорными. По крайней мере, нам: родителям, педагогам и самим выпускникам. Кстати, как правило, налогоплательщикам, за счет кого и существуют эти умники. А может, как говорил Жванецкий, «в консерватории нужно что-то поменять»?..

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 12896 3

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт

вакансии портного Днепропетровск