Виктор КОРОБКОВ. (19 июня 2010, 02:00)
Был бы человек, статья - найдется?

Был бы человек, статья - найдется?

Комментарии: 6
- Теперь у меня поседевшие глаза, - говорит наш герой после тюрьмы.

Заподозрили в преступлении - расстрел на месте? Давайте примем закон о вседозволенности милиции, прокуроров, судей. По крайней мере правоохранителям не придется выдумывать байки типа: поскользнулся, упал - труп…

Разве журналисты нагнетают обстановку, сообщая о серийных беспределах в следственных застенках?

В конце мая студент Игорь Индыло отмечал 20-летие в одном из киевских общежитий. Галдящая молодежь не понравилась проживавшему там же участковому. Игоря забрали в райуправление милиции. Забрали живым, здоровым, молодым. Наутро вынесли труп юноши...

12 июня по вызову харьковских милиционеров в райотдел на допрос прибыл 29-летний мужчина. Вскоре вызванная в райотдел «скорая» констатировала смерть молодого человека…

15 июня в одном из райуправлений столичной милиции в помещении для задержанных покончил жизнь самоубийством 25-летний парень…

Это лишь просочившиеся в прессу факты. В первом случае милиция оправдывает свои действия, дескать, Игорь Индыло был подвыпившим. Во втором - милицейские комментаторы позволяют себе додумывать: видишь ли, «не исключено, что смерть наступила от передозировки». Им так показалось… Третий - якобы хранил наркотики. Но даже если бы молодые люди были в стельку пьяны или кололись с утра до вечера - разве это расстрельные статьи?!

Смерть человека - необратимое событие, факт, не требующий доказательств. Любые объяснения нелепы, если люди зашли в государственный правоохранительный орган своими ногами, а вынесли их оттуда ногами вперед. И пусть говорят, будто случившееся - единичные случаи. Смерть - не оптовый товар! Она всегда индивидуальна. И всегда - космическая трагедия.

…Почти месяц незаконно прессовали в криворожской тюрьме жизнерадостных молодых людей Володю Сергеева и его коллег-охранников. Незаконность содержания под стражей установили суды, дважды освобождая ребят из-под ареста. Автор же утверждает: все это время парням грозила смертельная опасность. Названные выше случаи - тому подтверждение. А еще подтверждением служит то, что следователи добивались, дабы задержанные дали ложные показания и признались в преступлениях, которых не совершали.


 

В милицию Сергеев пришел бороться за справедливость.

В милицию Сергеев пришел бороться за справедливость.

Не сломаться под напором государственной карательной машины - мужество. Однажды Владимир уже дал пощечину, казалось бы, самой гуманной и неподкупной отечественной системе - просто уволился из МВД, не приняв милицейские правила игры. Сегодня он на свободе - и это вторая пощечина. Не он обгадил «честь мундира» - сами обгадились. И затаились. Но будет завтра…

Кредо журналиста - быть адвокатом. Следствие продолжается, потому наш рассказ преследует вполне определенную цель - сделать процесс гласным. Чтобы потом не говорить о необратимых последствиях.

Знакомимся с Владимиром Сергеевым. Ему 27 лет, живет в Днепропетровске.

КТО ПОХИТИЛ БУХГАЛТЕРА?

Подробную хронику незаконного ареста в Кривом Роге охранников бухгалтера Южного горно-обогатительного комбината «Комсомолка» опубликовала в пятничной «толстушке». Также с ней можно ознакомиться на странице в Интернете по адресу: http://lg.kp.ua/daily/180610/232118/. Для тех, кто не знаком с нашумевшей историей, вкратце перескажем основные события.

30 апреля сомнительным путем была уволена бухгалтер ЮГОКа Нина Козловская. Проработав на комбинате почти 10 лет, она знала немало коммерческих тайн. Оценив ситуацию, женщина поняла, что существует реальная опасность ее жизни, и заключила договор с охранной фирмой об охране ее и членов семьи.

8 мая местная милиция задержала Нину Козловскую с охранниками в кафе. Начались долгоиграющие ночные допросы. Свидетелей не было, но появилось странное заявление Козловской о том, что якобы ранее трое неизвестных похитили ее и отвезли в неизвестное место. Следователям это и надо! Тут уж они придумали, будто эти неизвестные и есть охранники Козловской. На таком основании формализуется их задержание, которое фактически состоялось сутками ранее - без никаких на то причин.

В ходе опознания и очных ставок Козловская узнает своих охранников и заявляет, что никаких насильственных действий ни против нее, ни против членов ее семьи те не совершали. Наоборот, они защищали ее от возможных посяганий. Также Нина Ивановна отказывается от сделанного ранее заявления. С этой минуты обвинение и арест охранников уже официально основываются исключительно на болезненных фантазиях следователей, прокуратуры Кривого Рога и судьи Центрально-городского района, согласившихся со следственными выдумками.

28 мая Апелляционный суд Днепропетровской области отказывается принимать выдумки следствия в качестве доказательной базы для содержания охранников под арестом и заменяет им арест на подписку о невыезде. На следующий день, уже с помощью областных следователей, милиция повторно задерживает охранников, подменив одну статью Уголовного кодекса на другую, в основе которой лежит все то же похищение человека. В протоколе допроса задержанного лица, подозреваемого в совершении преступления, областной следователь подполковник милиции Геннадий Руденко собственноручно подчеркивает единственное основание для задержания (перечень таких оснований ограничен Уголовно-процессуальным кодексом): «…когда очевидцы, в том числе потерпевшие, прямо указывают на данное лицо, что именно оно совершило преступление». При этом милиционера Руденко не волнует, что ни очевидцы (а таковые никогда в следственных документах не упоминались), ни пострадавшая (таковая в деле одна - Нина Козловская) не указывали ни на Егора Богомолова, ни на Владимира Сергеева, ни на их коллег как на лиц, совершивших преступления.

Не вяжется со здравым смыслом и то, что письменно «установил» начальник следственного отдела следственного управления областного Главка МВД подполковник милиции Геннадий Солдатенко: «Проверкой заявления Козловской Н. И. установлено, что в период с 30.04.2010 года по 08.05.2010 года (далее перечисляются фамилии якобы причастных к преступлению) по предварительному сговору в неустановленном месте под угрозой применения к Козловской Н. И. (слово неразборчиво) не опасного для жизни и здоровья, а также психологического давления требовали передачи прав на имущество, принадлежащее ОАО «ЮГОК»… Конец цитаты.

Оценим ситуацию с упорным желанием следователей видеть охранников Козловской исключительно в тюрьме. Если одним словом - бред! А суровым языком закона - следователи всех уровней при задержании и аресте охранников элементарно проигнорировали события по делу. Попросту говоря, лихо пошли на фальсификацию и подлог. Нет соответствующего заявления потерпевшей Козловской, на которое ссылается следователь Руденко. Не было и не могло быть проверки заявления Козловской о применении к ней насилия со стороны Богомолова, Сергеева и других фигурантов дела. Если таковые заявление и материалы проверки существуют - предъявите! Не только журналистам, но и Днепропетровскому апелляционному суду, который по этому делу заседал дважды, и Центрально-городскому райсуду Кривого Рога.


 

С домашними любимцами.

С домашними любимцами.

Что же на самом деле произошло 8 мая в горняцком городе?

Рассказывает реальный свидетель и участник всех событий охранник Нины Козловской Владимир Сергеев. Его свидетельство особенно ценно, потому что раньше Владимир служил в милиции и сам был следователем. Он оценивает события профессионально.

- 8 мая мы сопровождали Нину Ивановну с семьей на дачу. Ехали в их машине. Ее муж Геннадий - за рулем, Нина Ивановна, ее дочь Ирина, Егор Богомолов и я - пассажиры. По дороге у Геннадия зазвонил телефон - какой-то старый приятель настойчиво приглашал заехать в кафе «Чай, кава», мол, он уже там и ждет. Нина Ивановна, точно почувствовав неладное, была против. Но Геннадий успокоил, дескать, по рюмке коньячка выпьем и разбежимся. Он еще спросил у дочки, взяла ли та водительское удостоверение. Получив отрицательный ответ, посокрушался - придется чаем ограничиться.

Если честно, об этом разговоре я бы и не вспомнил, - продолжает Владимир, - думал, с дачи сразу поедем домой. Слышу, Геннадий ведет машину и приговаривает: «Где же эта «Чай, кава» подевалась?» Зарулили на парковку. Вышел Егор, осмотрелся - вроде спокойно. За ним следом - Нина Ивановна, ее муж, Ира, и я замыкаю. Пока они заходили в кафе, я задержался возле машины. Даже подумал, может, подстраховать снаружи? Приоткрыл дверь, а там уже месиво из человеческих тел. Крики: «Вали его!»… Кто-то поворачивает ко мне лицо и орет: «Этого тоже держи!» Несколько человек рванули ко мне.

Вижу, своими силами не справиться, поэтому принимаю решение вызвать на подмогу милицию. Забежал в какой-то двор, пролетел мостик, парк, забежал в подъезд, звоню в одну квартиру, в другую. Наконец, открывают бабушка с внучкой. Выдыхаю: за мной гонятся бандиты, можно от вас связаться с милицией? Спрашиваю адрес, набираю «102» и сообщаю: «Нападение на охраняемый объект».

Минуты через 3-4 во двор влетает милицейский «уазик». Выхожу навстречу. Окружают человек 8. Благодарю, что так быстро подъехали, и показываю в сторону кафе - мол, там напали на людей. В ответ: «Не твой ли друг в машине сидит?» - «О, мой!»…  Тут и меня в машину заталкивают.

Потом была имитация следствия, фальшивые и бездоказательные обвинения. Нам сказали, будто Нина Ивановна назвала нас как своих похитителей. Я был в шоке, потому что профессионально понимал серьезность обвинения, от которого сложно будет отбиться. Одно мучило: с чего бы это Нина Ивановна стала неправду говорить? Но вспомнил о милицейских методах ведения допросов с пристрастием и понял: возможно все.

Слава богу, на очной ставке Козловская нас признала и заявила, что никакие мы не похитители. Это следователи очень хотели, чтобы она нас обвинила. Им ведь надо было нас посадить, вот и искали повод. Сначала шили хулиганство, потом обвинили в похищении человека, вымогательстве чуть ли ни всего имущества горно-обогатительного комбината. Надо было еще составить протокол, будто это мы с Егором стреляли в президента Кеннеди, и тогда - полный фарш!

В камере у Владимира было время обдумать случившееся. И он понял: их задержание не было случайным. Это спланированная милицейская провокация. А приятель, заманивший в кафе супруга Нины Ивановны, оказался элементарной ментовской «подсадной уткой». Стало ясно, почему в кафе абсолютно «случайно» оказались начальник милиции Кривого Рога Шматов и спецназовцы. И почему именно Егора с ходу свалили с ног, именно Владимира посадил в УАЗик подъехавший по его же вызову наряд милиции, именно Нину Ивановну с семьей препроводили в милицию. Заметьте, никого другого в кафе или на улице не задерживали. Провокация была четко продумана и спланирована.

Наверное, уместно задать простой, но принципиальный вопрос: «Кто же похитил Нину Козловскую и ее охранников?» Ответ, увы, один: это сделала милиция, которую задержанные приняли за бандитов. Потому что действовали те цинично и жестоко, путем провокации и обмана заманив пострадавших в заранее определенное место (а в нашем понимании пострадавшие - не только Нина Ивановна, но и ее охранники), по предварительному сговору, организованной группой, с применением физического насилия похитили людей.

Господа силовики, не подскажете, по ком часть 2-я статьи 146 Уголовного кодекса плачет? По охранникам?..

«ЧЕСТЬ МУНДИРА» УЖЕ ЗАЛЯПАНА

Еще о фальсификации фактов. В протоколе повторного задержания охранников, подписанном следователем Руденко, значатся 2 легитимных мотива к данной мере пресечения: «Предупреждение возможности скрыться от следствия и суда, обеспечение исполнения приговора; лишение возможности помешать установлению истины в уголовном деле». Принимаем к сведению.

Итак, была ли у охранников возможность скрыться от суда и следствия? Была и есть! Потому что, по версии следствия, похищение Козловской состоялось 6 мая. Реально милиция ограничила свободу передвижения Козловской и охранников вечером 8 мая. За двое суток вся эта якобы преступная компания могла бы дважды вокруг земного шара облететь. Но они как бы специально ждали, пока на них напали спецназовцы. С 24 часов 8 июня, когда закончились процессуальные сроки предъявления обвинения задержанным, закон автоматически отменил все примененные к ним меры пресечения. В том числе подписку о невыезде. То есть сегодня все подозреваемые могут спокойно брать билеты и ехать хоть на край света. Тем не менее все охранники находятся по указанным ими домашним адресам и ждут завершения расследования уголовных дел. Это относительно первого мотива задержания. Лопнул он как мыльный пузырь!

- Судьба подарила счастье по имени Оксана. Очень ее люблю, - рассказал Володя.

- Судьба подарила счастье по имени Оксана. Очень ее люблю, - рассказал Володя.

Теперь о мотивации в связи с тем, будто бы кто-то мог помешать установлению истины в уголовном деле. Мог! И действительно, следствию постоянно мешают в установлении истины. Только делают это… следователи и криворожский прокурор. Одни выдумывают факты, приобщают к делу недостоверные документы, ссылаются на непроведенные проверки, отрицают действительные заявления потерпевшей, то есть занимаются подлогом. Другие освящают прокурорскими подписями следственную нечистоплотность. На наш взгляд, и те и другие совершают должностные преступления.

Может, мы чего-то важного не знаем? Например, кто заказчик правового беспредела, коль пред ним и областная милиция, и прокуратура Кривого Рога - «на цырлах»? Завязать цепочку? Кто такой властный переехал из Кривого Рога командовать Днепропетровщиной? Еще намекнуть, или сами догадаетесь? Вопросы неудобные, но отвечать надо!

Пора рубить этот узел! А разрубить можно двумя способами. Доказать, что потерпевшая и подозреваемые врут, что суды приняли ошибочные решения - и исправить такие решения, наказав и подозреваемых, и потерпевших, и суды. Или согласиться, что должностные преступления совершили следователи в сговоре с прокурором. За это также предусмотрена уголовная ответственность.

Ситуация непростая. Но «честь мундира» уже заляпана. Отмыть ее можно лишь справедливым решением.

Силовикам не нравится, что средства массовой информации якобы лезут не в свое дело, а людям не нравится милицейско-прокурорский беспредел. С чем бороться будем? Сегодня мы прочитали вслух лишь несколько документов, но следствие позаботилось, чтобы в деле были тома официальных бумаг. Мы готовы продолжать читать вслух…

«ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ БОЛЬШЕ»

Разговаривая с Владимиром Сергеевым, автор пытался составить психологический портрет парня. Попросту говоря, понять: способен тот врать или нет?

Володя рано стал сиротой. По словам юноши, недоверие к людям поселилось в его душе рано. Было ему 9 лет, когда пьяный товарищ, повздорив, убил отца ножом в сердце. При жизни отец называл будущего убийцу лучшим другом. Такое не укладывалось в голове мальчишки, и он замкнулся. Книжками отгородился от жестокого мира взрослых. Любимая - о Незнайке. Он и сегодня ее помнит.

- Очень любил маму. Духовно близки с ней были, - вспоминает Владимир. - Она была творческим человеком, работала худруком в заводском клубе. Ставила спектакли к новогодним праздникам, в которых я выступал маленьким артистом под названием «Новый год». Мама писала сценарии, стихи, песни, играла на пианино. И… так быстро ушла. Неизлечимая болезнь съела буквально за месяц. В 16 лет я остался один. Поддерживали двоюродная сестра, тетя, но… Это - не мама, не папа…

Тогда я вообще разуверился в жизни.

Но время шло, надо было определяться. Володя всегда помнил слова отца и мамы о том, что сильный должен защищать слабых. А он рос сильным, занимался боксом, другими видами спорта. Это и сыграло определяющую роль, когда юноша решил поступать в Харьковскую национальную юридическую академию, окончив которую, попал в Днепропетровск следователем в райотдел МВД. В душе пела романтика, хотелось подвигов, хотелось ловить преступников. Но… Пришлось заниматься иным. Он-то, наивный, считал, будто следователь - фигура самостоятельная, но оказалось, очень даже подневольная. Начальники выполняли спущенный «сверху» план раскрываемости преступлений. Например, поступило задание на наркоманов - милиционеры находили спящих на улицах пьяных, подбрасывали им наркотики, приглашали понятых и задерживали «с поличным»… Это было противно. Надо было или подчиняться правилам такой игры, или увольняться. Выбрал второе. Непростое, согласитесь, решение. Большинство предпочитало носить погоны.

Как говорится, за что боролся - на то и напоролся. Только теперь в роли пострадавшего оказался сам. А по другую сторону стола сидели следователи. Которые из штанов выскакивали, пытаясь корчить порядочность. Сергеев отлично понимал: те играют не в свою игру. Но принять их правила отказался давно…

Однажды прочел в газете объявление: охранная фирма набирает сотрудников. Подумал: а почему бы нет? Он всегда хотел быть защитником. С тех пор уже несколько лет работает охранником. Сам не подличает и коллег уважает. У них одинаковое понятие о чести и справедливости.

Неожиданно в его жизнь вошла Оксана.

- Судьба подарила счастье, - смущается собеседник, рассказывая о любимой девушке. - Очень, конечно, люблю ее. Уже 5 лет вместе. Оберегаю как могу. Когда сидел в тюрьме - это было первое в нашей жизни расставание. Раньше даже из командировок по нескольку раз в день созванивались. А тут отрезали. Все эти дни она приезжала в Кривой Рог. Я в камере чувствовал - она рядом.

- Вы женаты? - задаю нетактичный вопрос.

- Пока нет. Просто Оксана хочет, чтобы по-человечески было. Чтобы в платье, обязательно в белом. Повенчаемся в церкви. У меня с финансами не слишком густо. Живу у бабушки. Но бабушка - это бабушка, какие у нее возможности? Тетя еще помогает, но у нее своя семья. Однажды Оксана сказала: «Неужели я не заслужила, чтобы хоть раз в жизни надеть белое платье?»… Это резануло по сердцу. С тех пор каждый месяц откладываю деньги. Когда-нибудь дособираем и сыграем нормальную свадьбу, - уверен Володя.

«ТЫ ВИНОВАТ УЖ ТЕМ, ЧТО ХОЧЕТСЯ МНЕ КУШАТЬ»…

Слушаю незамысловатый рассказ Владимира о том, почему он ушел из милиции, и многое становится понятным. Сегодняшние преследователи Сергеева ненавидят его за… собственную трусость. Не могут простить собственной продажности, исполнения следствия «под козырек». Они обречены жить в параллельных мирах, где никогда не пересекутся общие мерки чести, справедливости, порядочности.

А еще не прощают бывшему коллеге, что тот отлично видит все милицейские хитрости. Они сочувствуют, дескать, ты оказался не в то время, не в том месте и не с теми людьми. Они даже пытаются вызвать у Сергеева жалость, сообщая: хоть и знаем, что ты тут случайно, но не посадить не можем - мол, судьба у нас такая тяжелая…

Смотрю на Владимира, а он искренне переживает за подлецов. И даже, как человек верующий, волнуется: как те перед Высшим судом предстанут? Кстати, сам каждый раз, когда выпускали из застенков, обязательно ходил с Оксаной в церковь. Благодарил Бога, что выдержал выпавшие на его долю испытания. Что совесть не испоганил.

…Наверное, надо действительно быть мужественным, справедливым и благородным, чтобы тюрьма ТАК провожала. Казалось бы, эпизод. Но очень знаковый. Когда Володя вышел из ворот тюрьмы и сел в поджидавшую его машину, то неожиданно выскочил, точно забыл очень важное, и отчаянно засвистел. В ответ из зарешеченного окна на 5-м этаже замелькали белые платочки.

- Эх, ребята, - вздохнул Владимир. - То, что человек в тюрьму попал, вовсе не значит, будто он плохой или в чем-то виновен. Со мной один парень сидел. У него явное убийство по неосторожности. А вменяют 115-ю - преднамеренное убийство. Наверное, у следователей план по преднамеренным был не выполнен… Я был откровенен и честен с ребятами, они отвечали тем же. Нас камера сдружила. Они попросили: как выйдешь - маякни, свистни, а мы помашем платочками… Никогда не думал, что человеческую честь и порядочность встречу в тюрьме…

Володя еще о чем-то рассказывал, но я думал о своем. Почему-то в мозгу рефреном стучала строка: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»… Удивительные уроки преподает жизнь.

Прислушиваюсь, Володя - кто бы мог подумать! - рассказывает, что в тюрьме часто вспоминал книжку из детства:

- …Наверное, читали книги о Незнайке? «Незнайка в Солнечном городе» - там счастливо живут малыши в своем сказочном мире. И «Незнайка на Луне» - когда тот попадает совсем в иную среду, где всем командуют деньги, где власть Толстяка… Они ж на Луну без денег прилетели. И Толстяк придумал вместо денег волшебный порошок - соль. Ведь на Луне не знали, что такое соль, и еду ели невкусную. Толстяк быстро разбогател, стал олигархом. А Незнайка не сразу все понял. Потому и в каталажке, и с клопами побывал…

А вы думали, он в тюрьме Уголовный кодекс читал?.. Сергеев нормальный человек!

* * *

Когда в прошлый раз рассказывал о Егоре Богомолове, заметил: после тюрьмы Егору приходится снова учиться улыбаться. Сергеев постарше и повидал больше. Наверное, потому СИЗО не отучил улыбаться. Говорю об этом Володе.

- …У меня поседевшие глаза, - чуть помолчав, отвечает он.

Взглянул собеседнику в лицо - и будто седину в глазах увидел… Парню всего 27 от роду.

Удивительно, но каждый из узников ЮГОКа заслуживает отдельного рассказа. В следующий раз продолжим.

Читайте также:
 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт