В. ПЕСКОВ. Фото автора. (28 мая 2010)
Красавчик из Колорадо

Красавчик из Колорадо

Величина - с ноготь мизинца. Однако никто жучком не любуется, повсюду его клянут.

Городской человек жука, скорее всего, не видел. А жители деревень и сел России и Украины этого иностранца знают уже лет тридцать. Почти на любом картофельном огороде летом вы увидите собирателей этих жучков. Бросают их в банки с керосином, чтобы вечером сжечь. Если эту изнурительную войну с полосатым жуком не вести, на картофельных грядках ничего не останется.

РОДИНА жука - северная часть Мексики и небольшая зона юго-западных штатов Америки. Веками жил этот милый полосатый листоед в зарослях разнотравья, питаясь исключительно дикими пасленовыми растениями (паслен, картофель, томаты). Вреда от него не было. В травяных джунглях обитало много врагов жучка, не дававших ему чрезмерно размножиться. Энтомологи при всей приметности мексиканского старожила не сразу его заметили. Описан он был в 1824 году как заурядный жук-листоед. Но уже в 1859 году он заставил о себе говорить. И стал известен миру под названием «жук колорадский». Почему колорадский? Потому что в 1859 году в штате Колорадо от этого листоеда на больших площадях погибли посадки картофеля. На жука направили микроскопы ученые, занялись подсчетами экономисты, агрономы почувствовали в нарядном жучке опаснейшего врага.

ЧТО ЖЕ произошло? Произошло то, что и должно было произойти в результате человеческой деятельности на Земле. Жук оказался на массивах монокультуры - еды сколько хочешь, а врагов никаких, жуй аппетитные листья и размножайся!

Как бороться с напастью, никто не знал. И пока к беде примерялись, жук начал свое наступление на Америку. Он неплохо летает и благодаря попутным ветрам, двигаясь на восток, довольно быстро оккупировал территорию Соединенных Штатов и в 1874 году (всего лишь через пятнадцать лет при массовой численности!) вышел к Атлантическому побережью.

Стенания фермеров эта живая частица Большой Природы не могла слышать. Как все живое, жучок имел право на жизнь, и не его вина, что человек, сам того не желая, создал ему исключительно благоприятные условия. Европа, получая известия из Америки, понятное дело, обеспокоилась. Во всех портах учредили строгие карантины, запретили ввозить картошку из Нового Света. Но легко ли было не проглядеть нелегальное вторжение маленького жучка? Отдельные его экземпляры находили в грузах леса, пшеницы, яблок. Уже в 70-х годах прошлого века обнаруживали небольшие очажки жучка на картофеле в огородах. В этих местах все сжигалось и вытаптывалось, но ясно было: оборона далеко не надежна. Роковой плацдарм жучком был захвачен во Франции, вблизи Бордо. Считают, что жучка завезли кораблями в 1918 году, а обнаружили лишь в 22-м, когда он уже властвовал на территории в сотни квадратных километров. Этот огонь «затоптать» уже не удалось, хотя были приняты все возможные меры.

И началось шествие жука по Европе. Распространялся он, как и в Америке, со скоростью пятьдесят - семьдесят километров в год, но в особо благоприятных условиях (жара и бури) жук одолевал в год иногда почти двести километров. Портовые карантины были уже бессмысленны. Сегодня, кажется, только Англия по-прежнему держит против жука оборону. Но успех в ней, скорее всего, определяют не карантинные строгости, а прохладный туманный климат, не очень любимый жуками-южанами.

Покоряя Европу, к границам Советского Союза приблизился жук после войны и сразу в нескольких местах - в Прибалтике и у Львова. Никакого кордона поставить ему было, разумеется, невозможно, и он победно двигался по картофельной Белоруссии и пшеничной Украине. В 1968 году, приехав в отпуск к родителям под Воронеж, увидел я мать, отца и сестер в огороде - они собирали в банки зловредного пожирателя картофельной ботвы. Тем же самым были заняты и соседи. В то лето я впервые жука увидел, хотя слышал о нем уже много.

Через три года с попутными ветрами жук достиг Волги, в 80-м году он был уже за Уралом.

На памяти людей ни одно животное не расселялось так быстро, не расширяло ареал обитания до таких громадных размеров (в сотни раз по сравнению с изначальным местом существования!).

ЧТО СОБОЙ представляет полосатый покоритель пространств, эта головная боль полеводов и огородников? Все природой ему дано для полнокровной жизни - есть у жучка голова с мозгом, периферийная нервная система, кровеносные сосуды, дыхательные трахеи, мускулы, есть у него глаза, чувствительные (особенно к запаху картофельной ботвы) усики, шесть ножек, крылья, спрятанные под нарядной броней. Словом, жучок как жучок. На зиму он, подобно медведю, накопив жира, зарывается в землю спать. Он приноравливается к обстановке: там, где зимы холодные, опускается глубоко, почти до метра. От спячки его пробуждает тепло. Выбравшись на поверхность, жук восстанавливает силы, питаясь тем, что остается от картофельного урожая с осени, и в мае он уже молодец молодцом - спешит на свидание к самочке, имеющей столь же привлекательную, как у жениха, одежку.

За лето посев одной особи составляет в среднем три с половиной сотни яичек, «рекордистки» же мечут в три раза больше.

Под крышей прогретой солнцем ботвы через несколько дней из яиц вылупляются личинки. Растут личинки быстро, линяя три раза через каждые десять дней.

Взрослая личинка, зарывшись в землю, превращается в куколку и ненадолго замирает. Из нее через некоторое время появляется жук.

Задерживаться на месте жукам нет резона, надо осваивать новые пространства! Начав перелеты, за сутки жук может одолеть один километр. Но помогает ветер жукам! «Под парусами» они пролетают за сутки более ста километров.

Бывают годы особо благоприятные для жуков (как правило, с жарким летом). В 1874 году, когда жуки, одолев Америку, «уперлись» в Атлантический океан, нью-йоркские пляжи были покрыты миллионами этих созданий. Их было так много, что паровозы буксовали на месте, раздавливая насекомых, сидевших на рельсах.

Сейчас житье-бытье колорадских красавцев изучено. (Более тысячи серьезных научных работ! Такой чести среди насекомых удостоились разве что пчелы.)

ЗАМЕЧЕНО, любая биологическая напасть сначала повергает всех в шок. Но проходит лет двадцать - и к бедствию привыкают, набираются опыта с ним бороться. На наших глазах так было с варроатозом (пчелиным клещом), так было с рыбкой ротаном, неосмотрительно завезенной с Амура. Так стало и с колорадским жуком. Он по-прежнему вредоносен, но без картошки нас все-таки не оставил. Накоплен опыт борьбы с жуком, да и сама Природа понемногу начинает давать укорот иноземцу - кое-кому пришлись по вкусу яички жуков, нашелся грибок-паразит, подрывающий силы, казалось, неукротимого листоеда.

Что же касается всякой оперативной борьбы, то она сегодня ведется с жуком повсеместно, начиная от Испании и кончая сибирскими огородами. Изнурительной, но все-таки действенной войной со зловредным картофелеедом является механическая сборка жуков. Но так спасти урожай можно лишь на шести приусадебных сотках. Большой огород, тем более поле, таким способом не отстоишь. Но накоплен уже немалый агротехнический опыт борьбы с жуком, успешно применяются биологические и химические средства. Бороться надо не только с красавцем жуком, но главным образом с прожорливым его расплодом. Это тот самый случай, о котором кто-то сказал остроумно: «Не так страшен черт, как его малютки!»

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

Job.ukr.net