Павел КОЛЕСНИК («КП» - Донбасс»). Фото Константина БУНОВСКОГО и из личного архива Георгия Тунина. (7 мая 2010)
Построив подводный дом, акванавты жили на 11-метровой глубине

Построив подводный дом, акванавты жили на 11-метровой глубине

1966 год. Георгий Тунин с товарищем жил в стальном доме на глубине 11 метров.

Событие, произошедшее в августе 1966-го на крымском мысе Тарханкут, уникально не только своим вкладом в науку, но и тем, как этот вклад был сделан. Молодые ученые, инженеры, врачи, геологи, шахтеры и просто энтузиасты из Донбасса без всякой поддержки «сверху» смогли сделать то, на что не решались даже маститые светила науки. Они установили на морском дне первый в СССР подводный дом, в стальных стенах которого могли жить и работать люди. Мы встретились с одним из его создателей - Георгием Туниным.

Конструктор из «металлолома»

В середине 60-х в СССР начала просачиваться информация о подводных исследованиях Жака-Ива Кусто. В США и Франции вовсю разрабатывались экспериментальные подводные дома. На них не жалели миллионы долларов, ведь освоение морского дна сулило несметные богатства. А чтобы не тратить время на постоянные погружения в глубины морей и океанов, ученые задумали поселить  человека в подводный дом на нужной глубине…

Но перейти от теории к делу в СССР первыми смогли донецкие подводники из клуба «Ихтиандр».

- В январе 1966-го мы решили построить подводный дом, а в августе первый акванавт уже поселился на глубине! - вспоминает Георгий Тунин. Именно он сделал стальную коробку с тамбуром, которую позже назовут «Ихтиандр-66» и опустят на 11-метровую глубину.

Свое детище Тунин создавал на территории Донецкого института горной механики и технической кибернетики, где тогда работал. Директор института написал под чертежом: «Изготовить из металлолома». Но металл завезли хороший, 3-миллиметровую сталь, порезали и сварили корпус первого подводного дома.

Всего энтузиастов собралось более 100 человек, и каждый максимально использовал свои возможности. Сложную аппаратуру, к примеру, на время экспедиции заимствовали в своих институтах, больницах, клубах… Собирали с миру по нитке. Стальной дом, лодки, компрессоры, электростанции, кабели и шланги, медицинское оборудование и сотни других мелких предметов в двух вагонах отправили в Евпаторию, а оттуда - на пустынный берег Тарханкута. Следом из Донецка вылетели инженеры, техники, врачи, летчики, студенты, чтобы провести лето в постоянной работе, без элементарных удобств, без оплаты, сбросившись на проживание по 85 рублей с человека.


Первый в СССР подводный дом – белый стальной ящик с надписью «Ихтиандр-66».

Первый в СССР подводный дом – белый стальной ящик с надписью «Ихтиандр-66».

Компрессорный проспект и Эскулаповы выселки

- Тарханкут выбрали из-за уединенности места - там только степь, скалы и море, - объясняет Георгий Тунин.

Сотня поселенцев, среди которых было и немало девушек, разбили целый городок, натянув в  центре лагеря купол парашюта. От Парашютной площади шли две параллельные палаточные улицы - Холостяцкая и Семейная. (Кстати, переходы из первой во вторую случались довольно часто - молодежь увлекалась не только научными открытиями.) На Компрессорном проспекте работали технари, а на Эскулаповых выселках - медики…

Только вот прелести суровой романтики выдержали далеко не все. Людям приходилось выполнять самую разную работу: сегодня ты повар, завтра - портной или грузчик, а послезавтра ремонтируешь лодки, моторы или прокладываешь кабель.

«Прошла половина отпуска. А подводный дом еще не установлен. В лагере все больше недовольных. Далеко не каждый представлял, что это будет за отпуск», - описывал в своем дневнике участник экспедиции Юрий Киклевич.

Жизнь под водой

Работа шла медленно и тяжело. После того как дом оказался на воде, начался шторм - бетонные блоки, использовавшиеся как балласт, сорвало и разбросало по всей бухте. Трехдневный ливень как будто проверял людей на прочность: все промокло до нитки, газ в баллонах закончился, готовить пришлось в кастрюлях, нагревая их с помощью паяльных ламп. Как только ливень закончился, многие покинули лагерь, но оставшиеся смогли поднять со дна бухты балласт и продолжили работу...

23 августа белоснежный «Ихтиандр-66» наконец оказался на 11-метровой глубине и превратился в обитаемую подводную базу.

Донецкие энтузиасты разбили на Тарханкуте палаточный городок.

Донецкие энтузиасты разбили на Тарханкуте палаточный городок.

- Первым акванавтом стал руководитель нашего подводного клуба, а по профессии хирург, Александр Хаес, - продолжает Георгий Тунин. - Он сутки прожил в подводном доме, один! Мы погружались вместе. Я перепроверил освещение, связь, подачу воздуха и оставил его внизу…

Внутри дома были две койки, одна над другой, небольшой столик с телефоном, журнал, личные вещи, акваланги. А в тамбуре - так называемая «жидкая дверь», выход в море. В иллюминатор хорошо просматривалась отвесная скала, водоросли, рыбы…

Вскоре ТАСС сообщило на весь мир о первых акванавтах СССР.

Всего 6 дней прожили в «Ихтиандре-66» люди, сменяя друг друга. Продолжать эксперимент не было возможности - погода испортилась, да и отпуска подошли к концу. 

Остался только камень

Экспериментом заинтересовались не только журналисты, но и военные, крупные ученые, сотрудники конструкторских бюро, работавших на космос. Встречи и конференции проходили одна за другой, могущественные ведомства обещали поддержку, лучшие умы страны давали советы и помогали составить планы на будущее.

В следующем году появился трехсекционный «Ихтиандр-67», а затем - «Ихтиандр-68». За это время акванавты провели множество медицинских исследований, разработали автономную систему жизнеобеспечения «Чибис» (позже она применялась космонавтами), испытали подводную буровую установку и даже проверили на себе еду в тюбиках, созданную для длительных космических полетов.

- Правда, к 1970 году стало ясно, что программа с подводными домами себя исчерпала, к тому же за разработку некоторых идей браться нам запрещали, - признался Георгий Тунин. - У многих ребят появились семьи, и они уже не могли месяцами напролет торчать на площадке. Как-то все само собой затихло, но сейчас я оглядываюсь назад и понимаю - это было самое важное из того, что я сделал в жизни…

Сейчас об уникальном проекте напоминает только камень с памятной надписью, оставленный на Тарханкуте украинскими пионерами акванавтики. А на морском дне все еще лежат остатки первого в СССР подводного дома…

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала донецкого краеведа Евгения Коваля.

ТТХ

«Ихтиандр-66»

Подводный дом изготовлен из листовой 3-миллиметровой стали.

Объем помещения - 6 кубических метров.

Естественное освещение обеспечивали 4 иллюминатора из оргстекла диаметром 20 см.

Конструкция удерживалась на дне тросами, прикрепленными к балласту из 5 бетонных блоков общим весом 7,5 тонны.

Давление внутри было в 2 раза больше атмосферного и определялось уровнем воды во входном люке. Принудительная вентиляция позволяла акванавтам даже курить и эффективно освобождала помещение от вредных примесей. Санузел ничем не отличался от обычного, а пресную воду акванавтам подавали с поверхности.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт