Александр Мешков. (16 апреля 2010)

«Как я пытался повысить рождаемость в городе невест»

Меня с детства и до глубокой зрелости в различных формах волновал демографический вопрос. И вот на моих глазах происходит долгожданное чудо: человечество наконец-то избавляется от бесплодия! Нужно поучаствовать!

Александр Мешков не вдохновился в «кабинете тайной радости».

Александр Мешков не вдохновился в «кабинете тайной радости».

Расстояние - беременности не помеха

Новая прогрессивная методика размножения красиво называется «экстракорпоральное оплодотворение», сокращенно ЭКО. (Это в России и Украине она новая. А в Европе первые удачные опыты искусственного оплодотворения произвели в конце 70-х годов.) Суть ее проста. В организме женщины создается высокая концентрация гормонов. Когда женские яйцеклетки достигают высокой степени готовности к оплодотворению, их переносят в пробирку. Муж сидит наготове в специальной комнате. По команде врачей он собирает семя в пробирку. Врачи отбирают жизнеспособный сперматозоид и пересаживают его в подготовленную женскую яйцеклетку. После оплодотворения готовый эмбрион пересаживают обратно в матку женщины, где он благополучно и развивается. Казалось бы, давайте теперь, женщины, размножайтесь!

Но «длинное ухо» донесло мне, что в Ивановском центре здоровья семьи существуют проблемы с семенем! И тогда я, словно член МЧС, выехал для оказания помощи - нате, не жалко!

А такой ли уж город невест - Иваново?

О любви всё твержу тебе  заново,/Но, когда зря твердить  надоест,/ Так и знай: я уеду в Иваново,/ А Иваново - город невест.

Так с озорной угрозой заявлял своей несговорчивой подружке в песне «Ну чем мы не пара»  лирический герой Андрея Миронова. Приехав в Иваново, я не ощутил сильного демографического перекоса в сторону женщин. Не бродили по улицам в поисках меня толпы истосковавшихся по мужской ласке одиноких женщин. Некоторые, наоборот, шарахались от меня, словно догадывались о моей благородной  миссии.

Возле магазина «Вина на разлив» стояли три семяпроизводителя, потрепанных ураганом экономического кризиса, неспешно курили, размышляя о судьбе.

- Не знаете, где тут сперму сдают? - спросил я.

Мужики благодарно заржали на «шутку».

- Вон, иди, за угол сдай! - беззлобно посоветовал один.  

Отсмеявшись, мужики все-таки рассказали мне, как проехать к НИИ материнства и детства.

В поисках приемного пункта

Внушительные корпуса института вызывают уважительный трепет. Я обошел территории в поисках цистерн и других емкостей с генетическим материалом. Именно так я представлял себе это производство. Не нашел. Возле подъезда неспешно курила стайка молодых мам. Долго не мог набраться храбрости, чтобы задать простой человеческий вопрос.

- Где тут у вас сперму принимают? - наконец-то спросил я деловито, словно фермер, привезший молоко, двух проходящих мимо женщин-врачей.

- Вам надо в центр здоровья семьи на проспекте Ленина! Это наше подразделение!

- Банк спермы? - уточняю.

- Ну, там в общем… - был мне ответ.

По указанному адресу банка я не нашел. Зато нашел дверь с табличкой «Центр здоровья семьи». Внутри многолюдно, как на поп-концерте. В основном здесь молодые красивые девушки. Некоторые из них уже заметно беременны, другие - слегка, третьи - только-только собираются.

- Кому я могу сдать сперму? - спрашиваю мужчину-доктора.

- Это здесь, на первом этаже! - тоже шепотом, понимающе,  объяснил он. - Только переобуйтесь в бахилы.

Прохожу в указанный кабинет. Там девушка. Смущению моему нет конца. Как трудно, друзья, быть донором. И это только в моральном плане! От одной  мысли, насколько это может оказаться трудно в физическом плане, меня пробивает  озноб.

- Вы сперму принимаете? - смущенно спрашиваю я. Я уже целый день донор, а как я ненавижу эту профессию!

- Вам в 211-й кабинет. Вам на спермограмму?

- Нет! - отвечаю с достоинством. - Я для банка сдать хочу! Бескорыстно.

Кабинет тайной радости

Дергаю за ручку таинственного кабинета 211. На нем ничего не написано. Рядом, на стульях, сидят парень с девушкой.

- Там мужчина! - загадочно улыбаясь чему-то, предупреждает меня девушка. Понятное дело, это сугубо мужской кабинет. Не знаю, какую бы я повесил табличку на эту дверь: «Кабинет интимной разгрузки» - слишком прямолинейно. «Путь к себе» -  слишком  туманно, могут с магазином спутать. «Ты и ты», «Я и я» - слишком загадочно. Прошло около получаса, когда из кабинета тайной радости жизни, опустив голову, стремительно выскочил мужчина и убежал прочь, что-то сжимая в руках. Я вошел в кабинет и закрыл за собой двери на ключ. В коридоре раздался смех. Смешно им! Я оказался в небольшой светлице: кушетка, умывальник, стол. На столе прошлогодний журнал «Максим», потрепанный жизнью «Плейбой» и две непонятного происхождения черно-белые фотографии вскормленных биг-маком толстух, аккуратно, с крестьянской рачительностью обернутых в целлофан. Не одному еще поколению послужат! В общем, прошлый век. Заниматься таинством воспроизводства в такой обстановке показалось для меня кощунством, я даже пробовать не стал.  Не удивляюсь, что мой предшественник провел здесь наедине с нелюбимой печатной продукцией более получаса своей жизни. Много тут с потрепанным  «Максимом» насобираешь! Мне приятель, врач из Уэльса, рассказывал, что в Европе и Америке подобные интимные лаборатории оборудованы так, что оттуда уходить не хочется! Музыка, видео. Так бы  и работал, не покладая рук, на благо популяции!

Опоздал на 15 лет

За свою жизнь я заметил, что крупные начальники обычно бывают с животами, усами и в галстуке. Директор Ивановского НИИ материнства и детства, словно в пику традиции, оказалась симпатичной и совсем не похожей на главу солидного научного учреждения женщиной без усов, которую хотелось, склонив голову, просто пригласить на медленный танец. Но увы, корпоративная этика до сих пор не позволяет журналистам танцевать в кабинетах директоров НИИ. А насколько могла бы быть эффективнее наша работа! Звали ее просто, как первую учительницу, Анна Ивановна. И фамилия ее словно специально придумана под должность директора института материнства - Малышкина.

- Вы уже не сможете быть донором, - огорошила она меня пыльным мешком судьбы по голове. Это все равно что сказать космонавту, что в космос он больше не полетит.

- Правила у всех медицинских учреждений одни, - пояснила она. - Донором может быть мужчина до 40 лет, здоровый, имеющий одного-двух детей.

Я опоздал на каких-то 15 лет. Кто знает, может быть, именно на этом поприще меня и ждала всемирная слава, правительственные награды, почет, достаток, автограф-сессии, фото на обложке, творческие вечера в «Олимпийском»... 

А КАК У НАС


Если за рубежом донору спермы платят 60-100 долларов, у нас всего лишь 75-100 грн. за «дозу».

Если за рубежом донору спермы платят 60-100 долларов, у нас всего лишь 75-100 грн. за «дозу».

Как стать донором в Украине?

Елена Посканная.

По украинскому законодательству  возможно только анонимное донорство спермы. Персональные данные о доноре, которыми располагают специалисты клиники, являются предметом врачебной тайны. Возможность их передачи реципиентам и другим посторонним лицам полностью исключается. Пациентам, планирующим воспользоваться донорской спермой, предоставляется каталог, в котором содержится только описательный портрет донора: возраст, национальность, рост, вес, образование, цвет волос, глаз, форма лица, лба, носа, группа крови и знак зодиака.

Стать донором спермы в Украине может мужчина 18-35 лет ростом не ниже 160 см. Он обязательно должен быть женат и иметь хотя бы одного ребенка. Отсутствие генетических и инфекционных болезней (вроде герпеса, хламидиоза, ВИЧ и других) обязательно!

Если за рубежом донору платят 60-100 долларов, у нас всего лишь 75-100 грн. за «дозу». Особо не разбогатеешь - сдавать сперму можно не чаще одного раза в неделю. Зато медобследование бесплатное.

Самый большой украинский банк спермы работает на базе Харьковского центра репродукции человека. Также есть подобные банки в Киеве (Институт репродуктивной медицины) и в Ивано-Франковске (Прикарпатский центр репродуктивного здоровья человека).

В качестве бонуса можно рассматривать возможность воспользоваться собственной спермой для продолжения рода в случае какой-либо травмы, исключающей отцовство.

Донорская сперма используется в тех случаях, когда у мужчины полностью отсутствуют собственные сперматозоиды. Другая причина - серьезные болезни, которые могут передаться ребенку по наследству. Также услугами донора спермы пользуются одинокие дамы. 

КСТАТИ

Почему используют криоконсервацию?

Врачи во всем мире используют только криоконсервированную (замороженную) сперму доноров для предотвращения заражения женщины, т. к. при некоторых заболеваниях диагноз можно установить только через 6 месяцев. Поэтому полученный образец спермы хранится в жидком азоте 6 месяцев и используется после того, как донор пройдет повторное обследование.

Бывает, что яйцеклетка жены, проходящей лечение и подготовку к родам, достигла готовности, а муж уехал в командировку. А тут врачи взяли хранящуюся сперму мужа и оплодотворили жену!

А еще бывает, что у мужа в семенной жидкости маловато сперматозоидов или вообще ничего не получилось в нужный момент. Тогда он сдает сперму несколько раз и добивается оптимального результата, когда сперматозоиды будут высшей пробы со знаком качества.

Жизнь порой преподносит нам неприятные сюрпризы в виде болезней или даже смерти. А когда ты знаешь, что твоя здоровая сперма хранится в банке и может быть использована, то жить как-то спокойнее.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт