Василий САДОВСКИЙ. Фото автора. (13 апреля 2010)
Александр Пресняков - живая легенда морской авиации

Александр Пресняков - живая легенда морской авиации

Комментарии: 6

Откровенно говоря, я как-то смутился, когда Александр Васильевич, отставной генерал-лейтенант, кстати, единственный в Феодосии Герой Советского Союза, сам предложил подбросить меня на «Таврии» к местному автовокзалу. Все-таки человеку под девяносто. «Не дрейфь», - подбодрил ветеран, усаживаясь за руль и затягиваясь папиросой. Мы «отчалили». Изредка, при переключении передач, инвалидный автомобиль немного дергался, но все же пересекли мы довольно оживленный центр приморского города без проблем.

А перед этим мы почти четыре часа беседовали в комнате генерала (он живет в квартире внучки. - Авт.), сплошь уставленной фотографиями, вымпелами и макетами боевых кораблей, самолетов.

Портрет вождя изменил жизнь

Авиация пленила Сашу в раннем детстве. Дело в том, что в их московской квартире снимал комнату давний товарищ старшего брата Алексей, слушатель Военно-воздушной академии имени Жуковского. Вечерами молодой «старлей» брал в руки гитару и хорошо пел. А еще интересно рассказывал о «Формани» (бипланы английского производства - авт.), на которых ему пришлось летать.

- Поэтому сначала, - признается Александр Пресняков, - беря с него пример, я сам понемногу стал бренчать на гитаре и подпевать, а со временем проникся уже и романтикой летного дела.

После семилетки Саша год учится на моториста в фабрично-заводском училище (ФЗУ) при знаменитом ЦАГИ (Центральном аэрогидродинамичном институте. - Авт.), одновременно посещая планерную школу. До выпуска остаются считаные дни, как вдруг...

- На первомайской демонстрации на Красной площади, - вспоминает  мой собеседник, - нам, фэзэушникам, поручили нести портреты вождей - Сталина, Молотова, Калинина, Ворошилова. Погода выдалась скверной - дождь, холодный, пронизывающий ветер. Мы ужасно промокли и замерзли. Маршрут колонны на Тверскую пролегал как раз мимо нашего дома. Я предложил ребятам на минутку заскочить ко мне домой - согреться горячим чаем и переодеться. А чтобы не тянуть портреты на длинных палках к подъезду, на улице соорудили из них такой козырек. Как только мы это сделали, неожиданно налетел ветер - и наши «вожди» на марлевой основе упали в лужу. Это был ужас. Сразу после майских праздников меня как организатора «провокации» исключили из комсомола. А еще через несколько дней начальник отдела кадров училища откровенно посоветовал вообще исчезнуть из Москвы.

Только вмешательство отца, который тогда работал в орготделе ЦК ВКП(б), помешало беде. Сашу быстро зачисляют мотористом в школу полярных летчиков в Николаеве. Будто бы пронесло. А через год смышленого моториста назначают уже техником учебного «В-2». Со временем мальчик преодолевает экзаменационный барьер и становится курсантом школы, которую через два года спешно реорганизуют в военно-морское авиационное училище.

В Европе запахло войной. В 1939 году отличникам обучения, в том числе и Преснякову, досрочно присваивают звание лейтенанта с дальнейшим направлением в строевые части. Новоиспеченный 19-летний пилот попадает на Балтийское море, в Ригу.

Войну встретил в небе

22 июня 1941 года Александр встретил в небе. Возвращаясь на своем самолете-лодке «МБР-2» - морском ближнем разведчике - с дежурства над Ботническим заливом. По дороге встретил немецкого коллегу на истребителе «Фоккер-Вульф». Оба, как ни в чем не бывало, поздравили друг друга обычным взмахом крыльев. И лишь после приземления Александра ошеломили официальным обращением Молотова к народу в связи с вероломным нападением на СССР фашистов.

Уже на следующий день Александр получил настоящую боевую задачу - в паре с лейтенантом Кудряшовым «пройтись» над шоссе в направлении Либавы (ныне Лиепаи), чтобы определить линию соприкосновения советских войск с немецкими. Но на шоссе было пусто. Вместе с тем разведчиков обстреляли с «эрликонов», многоствольних зенитных пулеметов, над селом Грабино. Этим самым враг себя и разо­блачил. В селе стояли его танки, автомашины и располагался штаб дивизии. Пресняков с Кудряшовым зашли на цель на бреющем, т. е. на высоте пятнадцати-двадцати метров, и метко скинули по шесть стокилограммовых бомб, хотя по всем инструкциям это нужно было делать на высоте не ниже шестисот метров.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

работа флористом ЛьвовтамCrystal Lowe