Фото автора и Олега РУКАВИЦЫНА. (24 марта 2010)

Парижский бал: Золушки приехали ловить олигархов, а олигархи не пришли Комментарии: 6

Я читаю список приглашенных: Ален Делон, Никита Михалков, князь Николай Романов, герцогиня Рикса фон Ольденбург, леди Ненси Шопар ни много ни мало. Ну не знаю. Делон уже старенький, Михалков «Утомленных солнцем-2» снимает… Может, и не приедут. Но я-то уж точно ожидаюсь, будьте покойны. Хотя это пока еще никому не известно.

Знает только писатель Елена Жоли, которая пригласила «Комсомолку» в гости, на Le bal de Paris - «Парижский бал».

«Без принца не возвращайся!» - напутствовало меня чуткое руководство.

...Подхватив чемоданчик, набитый десятью кило шелков, я вывалилась из самолета в аэропорту Шарль де Голль, на волшебной земле Рабле и Мольера, где даже собаки понимают по-французски...

УРОКИ BON TEMPS

Поселили меня в настоящем французском студио - однокомнатной квартирке в доме XVII века недалеко от Сорбонны. Винтовая лесенка, кухонка, туалетик. Здесь я буду ночевать. Но теперь уж пора на бал!

Со спецодеждой полный порядок: подруги насовали мне пять превосходных платьев. Башмачки я сама купила в бутике за 450 евро. На полразмера больше, чем надо. Чтобы потерять один на лестнице по заданию редакции. И чтобы какой-нибудь досужий принц подобрал. Но главное для меня не костюм. Главное - взять себя в руки. Я призываю на память благородных предков. Тоже и прабабки имеются, и прадедки в эполетах. Один прадедушка, например, жил в Париже, учился в Сорбонне и по балам разгуливал - и ничего. Вернулся целехонек. А мне как-то боязно. Какая из меня светская дама?! Ведь светская дама, она не то что я. Не сутулится, не корчит рожи, не чешет физиономию, не жалуется на лишний вес. А я все это делаю! Как бы на балу не сорваться…

Входим под гулкие своды дворца на площади Согласия. В одной половине - отель, в другой - автомобильный клуб Франции. Тут у нас и бал. Внутри похоже на Дом культуры железнодорожников. Кожаный диван, дубовый паркет, благородный дух старины.

Мадам Шопар (справа) не пропускает ни одной модной вечеринки!

Мадам Шопар (справа) не пропускает ни одной модной вечеринки!

- Вам на третий этаж, мадам, - говорит гардеробщик. Гардеробщики любезны, как в платной поликлинике. Зато лифт не работает - как в бесплатной. Декольтированная братия метет подолами лестницу. Особенно в толпе заметна одна дама. На ней не видно ни стразов, ни блесток, ни пестрых аксессуаров. Только скромная розовая лента довершает ее аристократический облик.   

- Рикса фон Ольденбург, герцогиня Ольденбургская, - шелестит толпа.

Правнучка всей Европы. Пращуры - сплошь герцоги с королями, и Романовы, конечно, там. Династические крови с XII века соединялись, перемешивались, крепчали. И вот получилась Рикса: моя макушка кончается на уровне выреза ее платья. Стало быть, росту в ней около двух метров. А спутник у нее - такой красавец во фраке, что пером не описать. Я бы помолчала о нем пару абзацев, если бы было лишнее место в газете. 

СВЕТСКИЕ И СОВЕТСКИЕ...

Если поглядеть на бал с высоты табуретки, по части принцев тут напряженка, как на любой модной сходке. Живописная толпа женщин с мелкими вкраплениями фраков и смокингов. Я пристально улыбаюсь каждому кавалеру, который выглядит более-менее свободным.

В деле Золушки главное - туфли!

В деле Золушки главное - туфли!

Я присела под широким стендом «Две жизни Грейс Келли». Автор - Елена Жоли. Из бальной залы выходит леди Нэнси Шопар, вдова владельца ювелирной империи. Леди под сто лет, но выглядит она не старше 80. Вот как умеют сохраняться в светском обществе! Старушка широко улыбается и, видимо, приняв меня за автора, выдает искрометный каламбурчик:

- Mme Joly, vous etes tres jolie! (Мадам Жоли, вы красотка!)

Фамилия Жоли звучит по-французски точно так же, как «красивая».

- Сожалею, я не Жоли…

- Но я же вижу, что красотка, - настаивает мадам Шопар.

- А как вам бал?

- Великолепно! Я, знаете, люблю выходить… Здесь можно встретить людей самой высокой пробы, атмосфера бодрит.

Мадам Шопар повезло: ужинать ее посадили за стол с Риксой Ольденбургской и какими-то элегантными господами. На сцене награждали русских кинематографистов.

Половину нашего столика занимают производители фильма «Ласковый май». Они выиграли главный приз «Парижского бала» - стеклянную дубину на подставке. Но на их лицах задумчивая строгость. Хотя и фуа-гра свежее, и вилки чистые, и скатерка без дырок.

- Какие-то странные господа, - удивляются мои соседки по столику, русские жены французских бизнесменов, - вина не предложат… Даже водички не нальют!

- Ага, девочки, - отвечаю я, - а от кого вы в Париж сбежали, забыли уже?

Поодаль расположился Настоящий Российский Олигарх. Он снял весь стол на десять персон и сидит за ним вчетвером: с двумя девушками и шоуменом Андреем Фоминым. Шутка ли сказать: три тысячи евро плачено! Сидят убористо и угрюмо, как в метро. Как зовут олигарха и кто он - большой секрет. Но точно из России.

Русских гостей, как бы они ни шифровались, по-прежнему легко опознать в чужом краю - по суровым лицам, будто вместо фуа-гра их накормили морковной котлетой и напоили пектусином вместо сотэрна.

Пойду-ка лучше повращаюсь среди аристократов. Да вот хоть среди Риксы Ольденбургской!  Французский свой проветрю заодно. Герцогиня улыбчива и дружелюбна. Ей меня представила мадам  Жоли. Это так принято в высшем свете - самой к герцогам подкатывать не годится. Моветон.

- Ваше высочество?

- Ха-ха-ха!

- Ха-ха-ха, - согласилась автор этих строк. 

- Ко мне так не обращаются - «ваше высочество», - пояснила мадам фон Ольденбург, - мне больше нравится как-нибудь типа «мадам графиня».

Вот такая скромная. «Мадам графиня». А сама герцогиня, между прочим. Пока я мысленно переводила слова на русский, воцарилась пауза. В светском обществе так не принято: раз уж открыл рот - тарахти, не тормози! Герцогиня первая догадалась, что французский, мягко говоря, не мой родной язык, и пришла на помощь:  

- Моя прабабушка была русская, она по-русски говорила, а я вот нет, к сожалению. Но в следующем году съезжу на родину предков, в Москву, наверно.

- Радость-то какая! - польстила я. - Сколько предков у вас - не сосчитать.

- Сосчитать могу. Они для меня все как живые. Это мое и настоящее, и будущее…

НЕ РОДИСЬ ГРАФИНЕЙ, А РОДИСЬ КРАСИВОЙ

Прости, дорогая редакция. С туфлей на принцев ходить - устарелый приемчик. Тут действует более тонкий механизм. Отпрыски фамилий бродят аккуратными стадами и постепенно перемещаются в бальную залу. Уронить им под ноги туфлю за 450 евро - нет уж, извините. Даже если я им дымовую шашку уроню - затопчут, не заметят, потому как изрядно во хмелю. Кризис, наверно, добрался и до «Баль де Пари». Никто об этом не говорит, но закусок меньше, чем в прошлом году, утверждают бальные аборигены. Зато шампанского - хоть залейся.

Явно потомки выпивают вместе не впервой. Они все перезнакомились на балах Капетингов, которые устраивает для юного нобилитета Жак-Анри Оклер. Странное название - Капетинги - от названия французской королевской династии.

- Это они у вас так дружно спелись? - обращаюсь к мсье Оклеру.

- Очевидно! Я создал ассоциацию для членов благородных семейств. У них у всех прадедушки и прабабки - короли и королевы Франции. Каждый год собираю исторические конференции, балы. Гости со всего мира наезжают. Но все в тесном кругу, по-семейному, только самые сливки.

На иных балах пассажиропоток - по шесть тысяч человек. А на балах Капетингов - всего по 200 - 300. Хотя сбрехал маленько мсье Оклер насчет фейс-контроля. Только что я познакомилась с юной Верочкой. Она работает гувернанткой в семье одного парижского адвоката. На бал пришла помогать организаторам. Папа - потомственный рабочий. С королями у нее родства не наблюдается в пределах минувшей тысячи лет. Но красивая, не вопрос. Изящная, осанка инфанты, глаза - бериллы. При виде Верочки мсье Оклер окрылился: «Дайте мне ваш электронный адрес, вы должны быть у меня на балу!»

Зала для танцев поделена надвое. На одной половине - собственно танцы, на другой - наливают. Но не всем, а только тем, у кого есть лотерейные билетики. Я билетиков не купила и стою всухомятку.

Королевские правнуки  пляшут душа в душу, лишь изредка изящно пихая друг друга то локтем, то каблуком. Что характерно: не извиняются. Кавалеров немного, но уж они знают толк в танцах! Хлопец с аксельбантом вон как ловко рок-н-ролл отплясывает! Швыряет свою крепкую, ладную партнершу по всему танцполу. Чтобы не схлопотать партнершей в ухо, наблюдаю в сторонке.

ИТОГО

Значительная часть танцующих - дорогие россиянки. Что ищут они в стране далекой? Понятно что. Вообще витали слухи, мол, прибудут представители крупного бизнеса. Олигархи всякие. Но не прибыли. Сэкономили, видать, на входных билетах. Вместо крупных - множество мелких торговцев товарами класса люкс. В основном недвижимостью. И в основном дамы.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

робота гувернантку в ХарьковеЕлена Санаева