Алина ШПАК («КП» - Запорожье) (5 февраля 2010, 15:50)

Пострадавшего от взрыва снарядов подростка собираются посадить за решетку

«…а потом нас вдруг что-то ударило, кинуло на землю»

Село Стульнево Черниговского района Запорожской области – место тихое и живописное. За исключением одного момента: слишком уж часто местные жители находят в его окрестностях боеприпасы времен Великой Отечественной. 

18 августа 2009 года стульневцы вспоминают с горечью. В этот день шестеро подростков отправились купаться на затопленный карьер за селом. Домой вернулись не все (подробности читайте в «КП» за 20 августа 2009 года).

- На карьере среди груды камней валялись снаряды, - вспоминала одна из пострадавших 16-летняя Настя Стулень, сидя на больничной койке тремя днями позже. – Мальчишки там копошились, а потом нас вдруг что-то ударило, кинуло на землю.

Самый младший из детей, 14-летний Рома Губанов, умер от полученных травм на следующий день. Сестер Настю и Люду и Максима Швеца прооперировали в Запорожской детской облбольнице. Еще одного мальчишку, Антона Барабаша, медики побоялись транспортировать в область сразу – несколько дней Антона еще лечили в Черниговке.

Сегодня дети чувствуют себя неплохо, разве что беспокоят осколки, оставшиеся в теле – врачи вытащить их все не смогли.

- У Максима еще один осколок под печенью и один в животе, - вздыхает бабушка подростка Лариса Клименко.

Максим Швец ждет повестки в суд.

Максим Швец ждет повестки в суд.

Вину повесят только на подростка?

Однако сегодня это далеко не самые большие проблемы Максима. И если раньше все более чем скромные доходы сельской семьи уходили на врачей, то теперь добавилась еще и строка «услуги адвоката». Местный райотдел милиции завел на парня уголовное дело по статье 119 Уголовного кодекса – убийство по неосторожности. 18 лет Максиму исполнилось через девять дней после трагедии, как раз накануне поминок его погибшего друга Ромы Губанова.

- Ребята и сам Максим - жертвы его же действий, - говорит старший следователь Черниговского райотдела милиции Олег Кикоть. – Так что парню придется отвечать перед законом. Кстати, после трагедии мы с эмчеэсниками несколько раз прочесывали карьер и уничтожили все найденные боеприпасы.

Уже через пару недель дело Максима Швеца милиция передаст в суд. В то же время на вопрос о том, почему вину взвалили только на 18-летнего подростка и почему снаряды долгие годы открыто лежали среди камней у карьера, прокуратура отвечать не спешит.

- Досудебное дело еще идет, а это значит, что какие-либо выводы делать слишком рано, в том числе и о судьбе Швеца, - рассказал нашим корреспондентам прокурор Черниговского района Игорь Деркач. – Сейчас мы следим за работой милиции и никаких нарушений в этом деле пока не зафиксировали. Только после того, как все детали и обстоятельства по делу будут известны, можно будет говорить о судьбе Максима либо же сельсовета.

Председатель сельсовета о трагедии говорит сдержанно и с явным сочувствием – еще бы, в Стульнево друг друга знают все, село небольшое.

- Если кто-то где-то находит боеприпасы, то сразу сообщает нам и мы вызываем специалистов. Но о снарядах в карьере я ничего не знала.

Хотя родители пострадавших ребят говорят прямо противоположное. По словам мамы пострадавших Насти и Люды, снаряды в окрестностях карьера уже давно перестали удивлять. То и дело на них натыкаются местные жители. 

Фото Ирины Макушинской

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт