Свиной грипп - медицинская афера столетия?

Свиной грипп - медицинская афера столетия?

Известный эпидемиолог и глава подкомиссии ПАСЕ по здравоохранению Вольфганг Водарг призвал Совет Европы расследовать деятельность фармкомпаний, которые подозреваются в манипуляциях со свиным гриппом ради увеличения собственной прибыли. Ученый назвал пандемию «одним из самых громких медицинских скандалов столетия». Он убежден, что изготовители противогриппозных препаратов и вакцин оказали давление на ВОЗ.

- Семена страха были посеяны пять лет назад, когда все боялись дальнейшей мутации вируса птичьего гриппа, - цитирует слова Вольфганга Водарга NEWSru.com. Этот страх заставил власти разных стран создавать запасы противогриппозного лекарства «Тамифлю» и заключать контракты с фармацевтическими компаниями на производство десятков миллионов доз вакцины.

Однако количество людей, решившихся на вакцинацию от свиного гриппа, оказалось небольшим. В той же Великобритании привились лишь 3,8 млн. человек, а вакцины поставлено 12,5 млн. доз. Во Франции привились всего 5 млн. человек. И теперь там собираются отказаться от 50 млн. доз вакцины, а Германия отнекивается от 25 млн. доз. Также хотят вернуть производителям неиспользованные лекарства чиновники Испании, Нидерландов, Швейцарии, Бельгии.

Кстати, по подсчетам экономистов, на продажах вакцины от гриппа A/H1N1 благодаря правительственным заказам британская компания GlaxoSmithKline могла заработать дополнительные 3,5 млрд. долларов, а Sanofi и Novartis планировали получить 1 млрд. и 600 млн. долларов соответственно.

Полный текст интервью с Вольфгангом Водаргом:

Чем вызваны Ваши подозрения относительно влияния фармацевтических лабораторий на решения, принимаемые в период эпидемии гриппа?

Вольфганг Водарг. Мы столкнулись с несостоятельностью крупных национальных учреждений, в прямые обязанности которых входит предупреждение о различных опасностях и случаях внезапного распространения глобальной эпидемии. В апреле, когда пришло первое предупреждение из Мексики, я был удивлен тем, какие цифры предоставила Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) в качестве доказательства начала глобальной эпидемии. У меня тут же закрались подозрения на этот счет: это была буря в стакане воды. Число заболевших гриппом людей не достигло и тысячи, а речь уже шла об эпидемии века. Столь сильная тревога объяснялась якобы тем, что вирус был ранее неизвестен. Но одной из характеристик гриппа является то, что вирус принимает каждый раз новую форму, выбирая при этом в качестве жертвы, то животных, то людей. И на этот раз вирус был абсолютно не новым. Каждый год появляется новая модификация вируса гриппа. В реальности не было никакого обоснованного повода бить столь сильную тревогу. Это стало возможно лишь потому, что в мае ВОЗ переформулировала само понятие «глобальной эпидемии». Ранее необходимо было, чтобы болезнь не только разразилась в нескольких странах одновременно, но и наблюдались достаточно серьезные последствия в виде показателя уровня смертности, превышающего средний коэффициент. В новом понятии этот критерий был исключен, а акцент был сделан только на скорости распространения заболевания. Утверждали, что вирус опасен по той причине, что люди не выработали иммунитета к нему. Что было абсолютно неверным. Удалось установить, что у людей в возрасте старше 60 лет уже присутствовали антитела. Это означает, что они контактировали с аналогичными вирусами. Именно по этой причине практически не было зафиксировано случаев заболевания среди людей старше 60-и лет. Однако именно им посоветовали ввести вакцину как можно быстрее.

Одно из оснований моих подозрений – это желание, с которым так сильно забили тревогу. Но есть еще и другие интригующие факты. Например, рекомендация ВОЗ дважды ввести вакцину, чего ранее никогда не случалось. И этому не было никакого научного объяснения. Также рекомендовали использовать только определенные запатентованные вакцины. Не было никаких оснований на то, чтобы не добавлять специфические антивирусные частицы нового вируса H1N1 в обычные вакцины против сезонного гриппа, как это делают ежегодно. Этого не сделали лишь потому, что предпочли использование вакцин, разработанных крупными фармацевтическими лабораториями на случай развития глобальной эпидемии. При этом нисколько и не задумывались об опасности для жизни вакцинированных людей.

В чем же опасность?

Вольфганг Водарг. Ввиду коммерческой необходимости как можно быстрее наладить массовое производство этих препаратов, в некоторых вакцинах были использованы недостаточно протестированные добавки. Иными словами: было изъявлено абсолютное желание на использование этих новых продуктов, вместо того, чтобы применять вакцины, изготовленные традиционными методами, более простыми, надежными и менее дорогостоящими. Для этого не было никаких медицинских предпосылок, исключительно маркетинговые причины.

Каким образом можно оправдать эти действия?

Вольфганг Водарг. Для прояснения данной ситуации необходимо вернуться к событиям 2005 – 2006 года, а именно птичьему гриппу. В то время были официально разработаны новые международные проекты, согласно которым гарантировалась быстрая разработка вакцины в случае глобальной эпидемии. Это и послужило причиной переговоров между фармацевтическими фирмами и государствами. С одной стороны, лаборатории брали на себя обязательства по разработке препаратов в случае необходимости, а с другой, государства гарантировали им необходимое финансирование. В соответствии с этой странной сделкой, фармацевтическая индустрия не несла никакого экономического риска, принимая на себя обязательства по новым разработкам. В случае если разразится глобальная эпидемия, именно фармацевтические компании получат главный выигрыш.

Таким образом, Вы оспариваете официальные прогнозы, а также саму опасность свиного гриппа?

Вольфганг Водарг. Да, по той причине, что это самый что ни на есть обыкновенный грипп. Число смертельных случаев, вызванных этим вирусом, составляет лишь десятую часть от смертности при обычном сезонном гриппе. Такого рода колоссальная паника была развернута лишь потому, что это было на руку фармацевтическим фирмам. В случае объявления о глобальной эпидемии, они бы получили джек-пот.

Обвинения, которые Вы выдвигаете, достаточно серьезны. Как такое вообще возможно внутри ВОЗ?

Вольфганг Водарг. Группа людей в ВОЗ тесно сотрудничает с фармацевтической индустрией.

Следственная комиссия будет работать и в этом направлении?

Вольфганг Водарг. Мы хотим пролить свет на все то, что способствовало столь блестящему проведению данной операции. Нам необходимо знать: кто принимал решения, на основе каких научных данных, и каким образом фармацевтическая индустрия причастна здесь. В довершение всего мы должны выдвинуть требования правительствам Государств. Основная цель следственной комиссии состоит в том, чтобы в будущем не допустить такого рода ложную тревогу. Необходимо, чтобы люди могли спокойно доверять аналитическим данным национальных и международных государственных учреждений. На сегодняшний день они подорвали доверие к себе, так как миллионам людей ввели бесполезную вакцину, содержащую в себе опасные для здоровья вещества. Все это привело также к нецелевому расходованию бюджетных средств.

Располагаете ли Вы конкретными цифрами, подтверждающими данную бесхозяйственность?

Вольфганг Водарг. В Германии эта сумма составляет 700 миллионов евро. Достаточно сложно узнать точные цифры, так как сейчас уже поговаривают о перепродаже вакцины иностранным государствам, и фирмы в основном не идут на контакт во имя соблюдения принципа «коммерческой тайны», дабы не разглашать стоимость договоров, подписанных с государствами и возможные условия о возмещении ущерба.

Попытка фармацевтических лабораторий повлиять на решения национальных медицинских учреждений также станет предметом расследования, проводимого комиссией Совета Европы?

Вольфганг Водарг. Да, нас в основном интересуют такие учреждения, как Институт имени Роберта Коха в Германии и Институт Луи Пастера во Франции, которые обязаны предоставлять правительству «независимые сведения». В некоторых странах учреждения здравоохранения так и поступили. В Финляндии и Польше, например, заявили: «Нам это абсолютно не нужно».

На ваш взгляд, осуществление столь великолепной операции по всемирной дезинформации стало возможным лишь потому, что у фармацевтической индустрии были везде «свои люди», вплоть до правительств самых могущественных государств?

Вольфганг Водарг. Это очевидно в отношении министерств. Но я не нахожу никакого объяснения тому, как могли образованные специалисты, люди в корне знакомые с проблематикой гриппа, закрыть глаза на массовое производство такого рода препарата.

Так что же все-таки произошло?

Вольфганг Водарг. Не принимая во внимание прямую коррупцию, которая определенно существует, есть тысячи способов, при помощи которых испытательные лаборатории смогли воздействовать на принимаемые решения. Могу привести в пример доктора Клауса Штора, который в период эпидемии птичьего гриппа возглавлял Управление по эпидемиологии ВОЗ и разработал проекты на случай глобальной эпидемии, о которой я говорил выше. Со временем он вошел в руководящий состав швейцарской фармацевтической компании «Новартис». Схожие отношения существуют между фармацевтическими производителями «Глаксо», «Бакстер» и влиятельными членами ВОЗ. У этих фармацевтических гигантов есть «свои люди» даже в президентских аппаратах, которые и хлопочут о том, чтобы были приняты нужные политические решения. То есть такие, которые позволят им «выкачать» как можно больше денег из налогоплательщиков.

В случае положительного результата вашего расследования смогут ли граждане законно потребовать возмещения ущерба от фармацевтических компаний?

Вольфганг Водарг. Да, вы абсолютно правы, это одна из основополагающих целей нашего расследования. На самом деле государства могли бы оспорить эти контракты, заключенные в так скажем незаконных условиях. И в том случае, если причастность фармацевтических компаний будет доказана, то необходимо будет обязать их возмещать убытки. Но это всего лишь финансовая сторона, есть еще и человеческий фактор, люди, которым ввели вакцину, содержащую недостаточно протестированные элементы.

Какому же риску подвергли себя эти люди при вакцинации только из-за неведения?

Вольфганг Водарг. Повторяю: вакцины были разработаны на скорую руку, некоторые их элементы недостаточно протестированы. Но более серьезно то, что вакцина, выпущенная компанией «Новартис» была произведена в биореакторе на основе раковых клеток. Ранее эта техника не использовалась никогда.

Я конечно не специалист в этом вопросе, но как можно создать вакцину на основе больных клеток?

Вольфганг Водарг. В обычных условиях вакцинный вирус выращивается в куриных яйцах. В действительности его необходимо опробовать на живых клетках, так как вирусы и антивирусы размножаются только в этой среде. Но у этого процесса есть большие недостатки: он занимает много времени, требуется большое количество куриных яиц и он достаточно сложный в техническом плане. Другого рода замечательная техника - это культивирование вируса в живых клетках в биореакторах. Для этого необходимы такие клетки, которые быстро растут и делятся. Схожий процесс применяется при производстве йогурта в биореакторах. При этом клетка была настолько преобразована, что превратилась в раковую. Именно в этих клетках высокой производительности и выращивают вирус. Для создания вакцины необходимо заново извлечь вирус из клеток, в которые он был вживлен. Это возможно лишь тогда, когда остатки раковых клеток находятся в процессе приготовления. Тот же процесс происходит и при классическом способе получения вакцины, при помощи яиц. Заранее известно, что при классической вакцинации против гриппа побочные эффекты могут наблюдаться у людей, страдающих аллергией на яичный альбумин, содержащийся в белке. Не исключен тот момент, что протеины, остатки раковых клеток, присутствующих в изготовленной в биореакторе вакцине, могут привести к образованию опухоли у вакцинированных людей. Соблюдая все меры предосторожности, следовало до выпуска препарата на рынок, убедиться на 100 % в отсутствии такого рода побочных эффектов.

Конечно же, этого не сделали?

Вольфганг Водарг. Об этом действительно не позаботились. Европейское агентство по лекарственным средствам, учреждение подотчетное Европейскому комиссару по экономическим вопросам, расположенное в Лондоне, наделено полномочиями на выдачу лицензий на выпуск вакцин в Европе. Именно с разрешения данной организации и начался массовый выпуск препарата произведенного таким способом, который «не представлял значительной опасности». Многочисленные немецкие специалисты и независимое учреждение по лекарственным средствам дали иную оценку происходящему, они забили тревогу и выдвинули свои возражения. Я всерьез воспринял эти предупреждения и тщательным образом изучил материалы. Затем я выступил перед комиссией по здравоохранению Бундестага, членом которой являлся на тот момент, с тем, чтобы эта вакцина не была использована в Германии. Я сообщил, что не против данного способа производства вакцины. Но, для начала необходимо иметь стопроцентную гарантию ее безопасности. Таким образом, вакцина не была использована в Германии, и правительство расторгло контракт с компанией «Новартис».

Каково же название этой вакцины?

Вольфганг Водарг. Обта флю.

Это означает, что в других европейских странах, таких как Франция, данный продукт находится в свободной продаже?

Вольфганг Водарг. Да, Европейское агентство по лекарственным средствам дало свое разрешение, и соответственно вакцина может применяться повсюду в Евросоюзе.

Какая существует альтернатива во избежание новых схожих скандалов?

Вольфганг Водарг. Для этого необходимо, чтобы деятельность ВОЗ стала более «прозрачной», чтобы было ясно, кто принимает решения и какие отношения складываются внутри между членами данной организации. Необходимо также создать палату избранных, члены которой могли бы давать критические замечания и где каждый имел бы право голоса. Такое усиление контроля со стороны публики просто необходимо.

Таким образом, необходима совершенно другая система, способная иначе разрешить этот вопрос во благо граждан всей планеты?

Вольфганг Водарг. Можем ли мы и дальше доверять разработку и выпуск вакцин таким организациям, цель которых лишь собрать как можно больше денег? Или все-таки производство и выпуск вакцин это своего рода исключительная область деятельности, которую Государства должны взять под свой личный контроль? Именно по этой причине, на мой взгляд, необходимо отказаться от системы лицензирования. То есть от возможной монополизации производства вакцины в одних руках. Так как это означает, что мы жертвуем множеством человеческих жизней лишь во имя соблюдения этих монополистических прав. Вы правы, это требование стало для меня абсолютно очевидным.

humanite-porusski.com

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа водителем со своим грузовым автоисточникХейли МакФарланд