Ольга ШЕСТАКОВА («КП» - Минск»). (17 декабря 2009)
Машинку, на которой печатали договор о ликвидации СССР, продали как металлолом

Машинку, на которой печатали договор о ликвидации СССР, продали как металлолом

Легендарная машинка хранится в московской квартире писателя Николая Иванова.

8 декабря 1991 года руководители Белоруссии, России и Украины подписали в Беловежской пуще приговор советской империи. Кажется, о событиях тех дней рассказано все что можно. Но мы нашли истории, которые еще никогда нигде не звучали.

Исторические решения принимались в скромном интерьере: гостиница советского типа, гостевые домики, заснеженная пуща. Торжественную обстановку пришлось создавать подручными средствами. Рабочий кабинет для президентов оборудовали в бильярдной. Документы подписывали в вестибюле гостиницы, куда снесли столы. Даже об авторучках не подумали заранее. Леониду Кравчуку одолжил свое перо заместитель редактора белорусской газеты Валерий Дроздов. Он же, единственный, засек время подписания исторического договора: 14 часов 17 минут.

Главная проблема, которая возникла в этот день, - никак не могли найти человека, который смог бы быстро и без ошибок набрать тексты соглашений. Вокруг - сплошь чиновники и охранники, у которых с грамотностью не очень… И тогда директор Беловежской пущи Сергей Балюк вспомнил о своей секретарше.

Евгению Патейчук отправили печатать договор о создании СНГ, не дав даже расчесать волосы. Потому она весь день проходила в шапке.

Евгению Патейчук отправили печатать договор о создании СНГ, не дав даже расчесать волосы. Потому она весь день проходила в шапке.

- У меня выходной был, но директор прилетел и сказал только: «Собирайся!» - вспоминает Евгения Патейчук. - Даже расчесаться не успела - потому весь день в шапке и проходила. Заехали на работу, директор сказал: «Бери лучшую машинку и лучшую бумагу». Затем - в гостиницу. Я зашла, смотрю - все лица знакомые, из телевизора, Ельцин такой видный, в белой рубашке… А потом был конвейер: напечатали - перепечатали, напечатали - перепечатали… Все же спонтанно было.

- А вы сразу поняли, что за исторические документы печатаете?

- Ну конечно, я ж не маленький ребенок. Последнюю точку поставила! Потом еще шутили: смотри, арестуют тебя за развал Союза! - грустно улыбается Евгения Андреевна. - Эх, с каким удовольствием я бы сейчас напечатала документ о воссоединении Беларуси, России и Казахстана. На той же самой машинке.

- А где она сейчас, кстати?

- О… Это отдельная история.

РЕЛИКВИЮ СОБИРАЛИСЬ ВЫБРОСИТЬ

Сегодня уникальная машинка «Оптима» № 70220 находится у московского писателя Николая Федоровича Иванова.

- В 2001 году я был в командировке в Беловежской пуще. И, когда говорил с Евгенией Андреевной, спросил про машинку. Она рассказала, что это была «Оптима» синего цвета, которую она оставила в библиотеке хозяйства, когда уходила на пенсию… Я пошел в библиотеку, нашел машинку. Ее собирались списывать: не держала каретка, западали клавиши. И я купил ее по цене металлолома. Конечно, попросил товарную накладную и чек, чтобы было видно, что это машинка из Беловежской пущи. Документы и сейчас у меня.

- Дорого заплатили?

- Как металлолом она почти ничего не стоила. А как историческая реликвия - бесценна. Поэтому вопрос денег… Я тогда вытащил первую сумму из кармана: 86 тысяч 760 белорусских рублей. Получилось около 50 долларов в ценах 2001 года. Я оплатил их в «зайчиках» через кассу. Еще раз проверили, что машинка списана… Они не знали, что это за машинка.

- Не знали?

- Нет. Если бы знали, может, и не отдали бы.

- То есть это была хитрость с вашей стороны…

- Давайте реально поговорим. Никто не придавал значения этой машинке. Я уверен, что через неделю, месяц ее бы выбросили как ненужную вещь и никто не хватился бы! Вот у меня сейчас находится последнее знамя роты почетного караула СССР… Его тоже списали... Я его нашел, мне его отдали, потому что оно ничего для них не значило. Вещь на складе, которую надо через года два выкинуть.

- Кстати, в каком состоянии машинка?

- Работает! Я пригласил мастера, ее отремонтировали, даже лента осталась та же. Она даже может печатать.

- Купить у вас ее не пробовали?

- Я бы эту машинку отдал двум людям. Президентам России и Беларуси, когда они будут печатать договор о Союзном государстве. Не о таком, как сейчас, а о настоящем объединении. И я бы хотел, чтобы Евгения Андреевна его печатала… А так ко мне многие обращались. Даже японцы. Предлагали продать за любые деньги. Но никогда не соглашусь - это же последняя точка в истории СССР.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

кредитный специалист работа Днепропетровск