Записал Рустам КОРСОВЕЦКИЙ («КП» - Крым»). Фото автора и из личного архива Язвинского. (14 декабря 2009)
Академик Станислав Язвинский: «О том, что я спас сына Сталина, узнал только после войны»

Академик Станислав Язвинский: «О том, что я спас сына Сталина, узнал только после войны»

Комментарии: 113

С доктором технических наук, академиком Язвинским мы встретились у него дома, в крымском городке Алупка. В свои 86 Станислав Гаврилович выглядит отлично. Ежедневно делает зарядку, занимается на специальном тренажере. А еще Язвинский пишет книги, и собеседник  великолепный! Мы только успевали записывать истории, которые он нам рассказывал, попивая чаек... 

«ЗА ТО СПАСЕНИЕ НАЗНАЧИЛ МЕНЯ СВОИМ АДЪЮТАНТОМ»

- Мне, выпускнику Балашовского летного училища, на войне и полетать не дали! В одном из первых боев под Харьковом мой штурмовик Ил-2 был сбит, а мне пришлось переквалифицироваться в сапера. Именно на минном поле летом 1944-го судьба свела с сыном Сталина.


Было это под Минском во время операции «Багратион». Как-то «мессер» прижал легонький По-2 на нейтральную, но сплошь заминированную полосу. И приземлившиеся среди мин летчики не могли выбраться. А немцы знали, что на этом фанерном самолете днем летают только высокие чины, и за его перехват Гитлер давал Железный крест!


Вчетвером мы поползли к самолету, вытащили из него двоих летчиков и передали их командованию. Вечером меня вызывают в штаб дивизии. Захожу в землянку, а там офицеров - полным-полно. Из-за стола поднимается один из тех спасенных летчиков, наливает в стакан коньяка и протягивает мне: «Спасибо, старшина! Спас ты нас, давай выпьем!» Я вежливо отказался (не употреблял). Тогда он на клочке бумаги написал номер телефона, протянул и говорит: «После войны позвони. Я тебе тоже помогу»...

После Победы, когда я служил секретарем Военной коллегии (трибунал находился на Арбате), мимо нашего здания частенько проезжал в Кунцево на свою дачу Сталин. Как-то раз, идя на обед, вижу - из Боровицких ворот выезжает машина. Через лобовое стекло заметил, что впереди сидит генерал-лейтенант. Проскочив мимо меня, машина внезапно останавливается. Оттуда вылетают два полковника в авиационной форме, берут меня под белы ручки и - в салон. Я было за пистолет, но они так зажали с двух сторон, что не пошевелиться.


Генерал, не оборачиваясь, спрашивает:

- Сапер?

- Никак нет! Судебный секретарь.

- По планкам и колодкам вижу - воевал.

- Ну, воевал...

- Сапером служил? С минного поля двух летчиков спасал?

- Было дело, двоих мудаков пришлось вытаскивать. Как они не подорвались, ума не приложу.

- Так вот одним из них был я.

Это был сын Сталина - Василий, который в то время командовал ВВС Московского военного округа. После этой встречи он назначил меня своим адъютантом.

Так Язвинский вернулся в авиацию...

САМОЛЕТ, СБРОСИВШИЙ АТОМНУЮ БОМБУ НА ХИРОСИМУ, ОТБУКСИРОВАЛИ В МОСКВУ

- Как-то раз бомбивший Японию американский бомбардировщик В-29 совершил вынужденную посадку на Дальнем Востоке, - припомнил Язвинский еще одну историю времен Второй мировой. - Экипаж эвакуировался, а наши спецподразделения провели секретную операцию и «отбуксировали» самолет формальных союзников в Москву.


Василий Сталин (на фото слева), самолет которого был вынужден приземлиться на минное поле, уцелел благодаря саперу Язвинскому.

Василий Сталин (на фото слева), самолет которого был вынужден приземлиться на минное поле, уцелел благодаря саперу Язвинскому.

Поглазеть на «летающую сверхкрепость» (кстати, ту самую машину, что сбросила атомную бомбу на Хиросиму и Нагасаки!) пришло все Политбюро во главе со Сталиным. Обойдя машину, Иосиф Виссарионович говорит: «Скопировать!»

- Да мы лучше сделаем, - возражает Туполев.

- Копировать! - не оборачиваясь, повторяет Сталин.

- Но у нас ведь лучшее конструкторское бюро, - оправдывается ученый инженер.

- Копировать! А если у вас, товарищ Туполев, плохо со слухом, то я вам выпишу наушники!


Американский B-29, бомбивший Хиросиму, совершил вынужденную посадку на Дальнем Востоке и был реквизирован летчиками СССР.

Американский B-29, бомбивший Хиросиму, совершил вынужденную посадку на Дальнем Востоке и был реквизирован летчиками СССР.

Вот так американский В-29 оказался прообразом советского Ту-4...

Вскоре фронтовик стал учеником Военной академии Жуковского, где тоже отличился.


- В домашних условиях я собрал бомбу, которая за счет кумулятивной струи пробивала полуметровую броню,  - хвалится Язвинский. - Моя дипломная работа впечатлила не только экзаменационную комиссию и ученый совет академии - разработкой заинтересовались и другие органы. А главком ракетных войск Митрофан Неделин забрал меня с должности инженера бомбардировочного полка в ОКБ-1. Так я стал подчиненным Сергея Королева. Кстати, когда подошел к нему четким строевым шагом и по-военному представился, он заметил: «Не старайтесь! Я ведь - рядовой, необученный…»


Юрий Гагарин и Станислава Язвинский. Снимок на память. 1962 год.

Юрий Гагарин и Станислава Язвинский. Снимок на память. 1962 год.

ПЕРВЫМ ОДЕЛ ГАГАРИНА В СКАФАНДР

- Весной 1960 года, когда я работал в конструкторском бюро над проектом по программе «Восток», нам сообщили: мол, сегодня приедут космонавты, будут подробно знакомиться с устройством корабля, - продолжает свой рассказ ветеран. - Надевая белые халаты, молодые старлеи в форме ВВС игриво подталкивали друг друга, шутили и смеялись над своим непривычным видом.

После рассказа о системе ориентации, за которую я отвечал, предложил им надеть скафандр и сесть в кабину.

- Вот вы, товарищ старший лейтенант, - обратился почему-то к Гагарину, - желаете залезть в одежду космонавта?


Он поднял брови, потом начал нервно расстегивать и застегивать пуговицы на халате и, не сказав ни слова, кивнул головой.

- Снимайте свое военное обмундирование - будем одеваться в доспехи рыцарей космоса, - говорю ему.

Все зашумели и начали подшучивать над товарищем. Гагарин спешил. Шнурок на левом ботинке никак не развязывался, и он потянул его так, что тот лопнул. Сбросив обувь, старший лейтенант выпрямился и потянулся к скафандру.

- Нет, сначала ноги, - остановил я его и помог облачиться в скафандр.

Пока усаживал Юру в кресло, остальные пододвинули стремянки и расположились вокруг люка.

- Ну, будь гидом в этой - как ты сказал? - космической регате, - шутливо обратился Гагарин.

Пока я рассказывал, Гагарин заерзал в кресле: «Однако тепло же здесь».


- Можно снять костюм, - советую ему. - Дальше будет жарче, ведь скафандр не подключен к системе кондиционирования и регенерации. Для этого нужно включить питание на корабле, но тогда почти все системы будут под напряжением.

- Нет, что ты, - перебил меня Юрий. - Надо привыкать. Продолжай.

Спустя полчаса мы вытащили Гагарина из кабины совершенно мокрого. Но его лицо сияло от удовольствия:

- Ну и попарил ты меня, Слава. Век не забуду!

Позднее, после исторического полета, Гагарин подарил мне свой портрет с надписью: «…первому парильщику в кабине «Востока», с нашим почтением…» - подписи первых космонавтов.


СПРАВКА «КП»

Станислав Гаврилович родился ЯЗВИНСКИЙ 4 сентября 1923 года в городе Старые Дороги Минской области в семье лесника.

Испытатель космических систем, ветеран космонавтики России, лауреат медали им. С.П. Королева, доктор технических наук, академик.

КСТАТИ

На Байконуре потерял легкое

В октябре 1960 года на Байконуре во время испытания новой ракеты Р-16 произошел взрыв. Погибло 170 человек во главе с маршалом артиллерии Неделиным.

- Мы с коллегой сразу после доклада маршала побежали в туалет по малой нужде. Но в сколоченной из досок уборной было занято, и мы зашли, как говорится, за угол. Только расстегнул ширинку, как померкло солнце. Рвануло так, что пламя ракеты вмиг спалило дощатый домик. Помню, что я таки добежал до машины, но легкое в том огне потерял. Тетраоксид азота тучей накрыл всю площадку...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт