Маргарита ЧИМИРИС, Фото с сайта «Молодежной лиги защиты животных». (29 октября 2009)
В Бородянском приюте для собак снова массово уничтожают животных?

В Бородянском приюте для собак снова массово уничтожают животных?

Комментарии: 8
Снимок сделан 19 августа. Волонтеры уверены, что этих собак давно усыпили. Ведь они мешали начать ремонт.

Полгода назад корреспонденты «Комсомолки» побывали в скандально известном приюте для собак в Бородянке. С одной стороны, порадовались: он уже не был тем концлагерем для псов, в который долгое время не могли проникнуть ни журналисты, ни волонтеры. С другой - уже тогда в приюте остро стоял вопрос нехватки денег, и жизнь многих собак снова была под угрозой. А потом в приют вдруг снова перестали пускать всех посторонних. Дирекция уверяет, что в здании идет ремонт. Но у волонтеров иная точка зрения.

ПОИГРАЛИ - И ХВАТИТ

С активистами общественной организации «Молодежная лига защиты животных» мы встретились у входа в приемную директора приюта Ольги Дроздовой. По их словам, Ольга Юрьевна уже два месяца держит глухую оборону.

- Мы пытаемся выяснить, что происходит в приюте, - наперебой рассказывают девушки. - Тщетно. Встречаться с нами не хотят, на письма отвечают отписками. И что самое страшное - нас не пускают к собакам!

В тот день активисты таки смогли услышать пару фраз от директора. Но из-за накаленных до предела эмоций разговор не получился. Как только Ольга Дроздова вышла из кабинета, волонтеры бросились к ней с фотографиями собак, которые жили в самом неухоженном месте приюта - старом летнем вольере.

- Мы хотим увидеть каждую собаку! Почему вы не разрешаете нам прийти и делать свою работу?

Директор  была краткой:

- Там идет ремонт. Когда он закончится, вы снова сможете посещать приют.

Любителям животных ничего не оставалось, как уйти. А через пару недель волонтеры  получили ультимативное письмо. Но уже не из приюта, а из горадминистрации. В письме, подписанном заммэра Ирэной Кильчицкой, зоозащитников обвинили в том, что они мешают работе приюта. А с провокаторами городские власти работать не хотят. Сотрудничество, которое было между приютом и волонтерами до этого, чиновники окрестили «играми в демократию». Как говорится, поиграли - и хватит.

«МЫ УСКОРИЛИ ИХ СМЕРТЬ»

Раньше волонтеры приезжали в Бородянку с кормом, поводками и ошейниками, чтобы выгулять животных. Нескольких, самых активных из них, приняли на работу. В частности, Аня Горынина стала заместителем директора. Но потом ее вынудили уволиться.

- С самого начала мы заставляли сотрудников приюта ухаживать за животными, - говорит Аня. - Были им как кость в горле, хотя тоже делали грязную работу. В приюте было одно очень жуткое место - старый летник. К собакам, которые скопились там и едва  не загрызали друг друга за еду, никто, кроме нас, не подходил. В мае меня попросили уйти с работы. Но от коллег я знала, что дела плохи: животные были истощены до предела. Поэтому каждого пса мы сняли на фото и видео. После чего потребовали от дирекции решить эту проблему.

- Как они отреагировали?

- Уже на следующий день приют закрыли на ремонт. Повесили табличку и запретили вход посторонним. Нам объяснили, что этот летник будут сносить. Но куда дирекция переселила полудиких собак? Вряд ли в вольеры к породистым, ухоженным псам, от которых отказались хозяева. К тому же таких вольеров там всего 126 (в каждом могут жить не более 3 псов), и они забиты. Вывод напрашивается сам: собак, за которых никто не спросит, попросту усыпили. А своей настойчивостью мы ускорили их смерть.

ПРИБЫЛЬНЫЙ БИЗНЕС?

Приют в Бородянке - бюджетная организация, и она должна выполнять принятую еще в 2007 году программу по регулированию количества животных  в столице гуманными методами. На это из бюджета запланировали выделить 86 миллионов гривен. Но зоозащитники подозревают, что эти средства давно осели в чьих-то карманах. А приют превратился в прибыльную организацию, которая наживается на собаках.

- Программа выполняется неправильно, - говорит Анна Горынина. - Мы предлагали провести централизованную стерилизацию: пересчитать всех бездомных псов, обследовать, после чего больных усыпить, а здоровых стерилизовать. Если в течение года простерилизовать 15 тысяч животных, то их популяция  уменьшится до допустимых пределов через 3-4 года.

- А что происходит сейчас?

- Собак отлавливают по жалобам от людей. Стерилизовать их должны в приюте. Но везти псов в Бородянку дорого, да и не поместятся они там, проще убить сразу. Тем более что приют может на этом заработать: за отлов и стерилизацию одной собаки выплачивается из бюджета около 300 гривен. Экономят и на усыплении. Со времен прежней дирекции там остался дитилин (запрещенный препарат для эвтаназии, после которого собака умирает в мучениях). Так почему бы его не использовать? Мы думаем, что приют наживается даже на трупах собак: сжечь всех в маленьком крематории дирекция не может и, вероятно, отправляет на Сквирский или Барышевский заводы по утилизации, которые делают мясокостную муку. За голову одной собаки они платят 3 гривны 70 копеек. Да что там говорить! Это далеко не все нарушения, которые происходят в приюте.

В ТЕМУ

«Надо менять отношение людей к животным»

Самое печальное, что, втягиваясь в конфликт друг с другом, приют и волонтеры совсем забыли о решении главной проблемы - снижении количества бездомных собак в столице. А их за последние годы меньше не стало.

Получается, что  программа, которую пытаются реализовать в городе, неэффективна? При этом приют - это всегда тюрьма для животных, и денег на нее у государства нет и никогда не будет. Что же делать?

- Надо менять и отношение украинцев к животным, и законодательство, - говорит директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко. - Люди должны стерилизовать домашних животных, а не выбрасывать их потомство на улицу. Также необходимо убрать из города свалки, на которых бездомным собакам всегда есть чем поживиться.

- А отстрел псов не принесет результата?

- Нет. У животных срабатывает инстинкт самосохранения. Чувствуя опасность, они рожают больше щенков, причем в основном «девочек».

Кроме того, если убить всех  собак в одном районе города, туда обязательно придут животные с других территорий.

КСТАТИ

Получить комментарий у заммэра Ирэны Кильчицкой по поводу конфликта с волонтерами вчера нам не удалось. Поэтому позицию мэрии мы опубликуем на следующей неделе, после визита в приют, который пообещала организовать его дирекция. 

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«Волонтеры хотят власти и денег»

На интервью директор приюта Ольга Дроздова и зоопсихолог Сергей Клочко согласились легко. Но в организации поездки корреспондента «КП» в приют отказали, ссылаясь на ремонт.

- Собак со старого летника мы не убивали, - говорит Ольга Юрьевна. - Их отселили в другие вольеры. А непригодный вольер снесли, что должно было обрадовать волонтеров. А в итоге случился конфликт. И это при том, что волонтеры не помогали нам деньгами. Хотя знали: у нас проблемы с финансированием, и в этом году денег хватило только на зарплаты сотрудникам. Между тем в Европе именно волонтерские организации содержат подобные приюты.

- А куда пошли средства, выделенные на реализацию программы по регулированию количества бездомных животных?

- Из этих денег мы получили лишь небольшую часть. И за текущий год простерилизовали 1247 животных.

- Мы не живем, а выживаем, - добавляет Сергей Клочко. - Я выпрашиваю у фармацевтов просроченные шприцы, перчатки, покупаю ветпрепараты по оптовым ценам. А волонтеры хотят только управлять, а не принимать активное участие в жизни собак.

- Но именно они гуляли с собаками, которые жили в старых вольерах и были необщительными и агрессивными?

- Это неправда. Они предпочитали заниматься породистыми собаками. И даже  пристраивали их в семьи за деньги, которые клали себе в карман, а не в казну приюта. Мы не знали об этом, пока к нам не позвонила женщина, жалуясь, что купленная в приюте собака едва не покусала ребенка. Мы проверили книгу ухода-прихода животных и выяснили, что эту собаку волонтеры якобы отвезли в ветклинику, но на самом деле продали. О какой гуманности можно говорить?

- Есть информация, что животных усыпляют дитилином, а трупы могут сдавать на утильзаводы, где производят мясокостную муку...

- Возможно, это было при прошлом руководстве, но сейчас дитилина у нас нет, - говорит Ольга Дроздова. - Трупы  мы сжигаем в нашем крематории.

-  Будете ли вы и дальше сотрудничать с волонтерами?

- С теми, кто обвиняет нас в таких грехах, вряд ли. Но когда закончится ремонт, мы с радостью будем пускать туда желающих.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт