В. ПЕСКОВ. Фото автора. (24 апреля 2009)
Апрельский огонь

Апрельский огонь

Зрелище это величественное и пугающее. Перед сезоном дождей в саванне всё, что растёт, прокалённое солнцем, становится жёлтым, сухим. Случайный маленький огонёк вызывает пожар, который никто тут не тушит.

Первый раз огонь увидел я ночью - за горизонтом небо светилось, как отдалённая линия фронта, только взрывов не было слышно. Мы свернули палатку и отъехали в сторону, чтобы утром не оказаться на линии огня, и уже по чёрному пространству, покрытому сединой пепла, подъезжали к огню, змеёй извивавшемуся по равнине. В белом дыму сновали птицы (в том числе зимующие тут наши ласточки) - ловили поднятую огнём мошкару. Животные крупные тоже огня не боялись. Незаметно лежавший в кустарнике лев огонь перепрыгнул и улёгся на гревшем бока пепелище. Нередко тут видят дроф, аистов. Они степенно идут за огнём, подбирая всё, что в траве только что пряталось, а теперь превратилось в «жаркое».

В другом месте огонь не полз по степи, а летел, пожирая травы и сухой колючий кустарник. Тут добычу перед фронтом пожара ожидали крупные хищные птицы - хватали всё, что пыталось от бедствия убежать. По дороге, вдоль которой с обеих сторон катился огненный вал, ехать было опасно. Но мы проскочили, лицом чувствуя жар, как будто заглянули в огромную топку.

При пожарах в сухой саванне гибнет много животных - в первую очередь змеи, ящерицы, черепахи. Кое-что издавна пожары оставляли и людям. И потому охотники с луками намеренно поджигали саванну, направляя животных в нужную сторону или собирая добычу на ещё горячем пожарище. В наше время, приглядываясь к проблемам охраны природы, решили: с пожарами надо бороться. Но, как следует всё посчитав, пришли к выводу: вред от саванных пожаров меньше, чем польза. Без пожара степные травы, когда приходит сезон дождей, плохо растут - мешает «войлок» прошлогодней травы. А тощие пастбища сокращают численность животных намного больше огня. Пожары в этих местах за тысячи лет стали частью отлаженного механизма природы.

НО ОДНО ДЕЛО дикая степь, а другое - места заселённые, где ведётся хозяйство. Тут пожар на равнине - это сгоревший хлеб, в лесах - гибель деревьев и всего, что под ними тут обретается.

В последние годы разрушительным бедствием стали не только лесные пожары, но и пожары в безлесье, где горят прошлогодние травы, камыши, тростники, осока возле воды, а бывает, и постройки для летнего отдыха. Часто пожары начинаются с легкомысленного поджога - варварского желания «поглядеть на огонь». Сосчитать невозможно, сколько всякой живности мелкой и крупной погибает при этом - уходят из оголённого места кабаны, гибнут ранние выводки зайцев, гибнут гнёзда приводных и луговых птиц - уток, чибисов, куликов. На чёрном пепле не остановятся пролётные журавли, рыба, чувствительная к запахам, не идёт нереститься по речке с опалёнными берегами. Не услышите на пепелище апреля скрип коростелей летом, пение жаворонка. Печально видеть пейзаж, обезображенный прихотью какого-нибудь безмозглого шалопая.

В зоне лесостепей даже маленький огонёк на открытом пространстве может найти дорогу к ближайшей роще, лесной полосе, боровому массиву. И тогда размеры беды вырастают. На равнине куртинку огня можно затоптать, захлестать ветками. При лесном же пожаре надо бить в колокол - тратить много сил и средств, чтобы напасть укротить. И это всё от легкомысленного обращенья с огнём.

ОСОБОГО вниманья заслуживает распространившееся в последнее время бесконтрольное сжиганье на пашне стерни. В этом видят хозяйственную целесообразность. Да, стерню осенью сжигали и раньше, но тревогу это не вызывало. А что происходит сейчас? Проезжая по дорогам, часто видишь опалённые огнём лесные полосы - стоят с почерневшими стволами берёзы, от огня гибнут сосны, темнеет угольно-чёрный подлесок. Почти везде одинаковая картина. Стерню, «хозяйствуя», подожгли и покинули поле. Куда дойдёт огонь, какие беды могут случиться - всем наплевать. Между тем лесные полосы на наших равнинных местах - это труд многих людей во многие годы. Они защищают посевы от суховейных ветров, служат убежищем разным животным (лоси по лесным полосам дошли до Азовского моря, а кабаны с юга, по ним же, расселились в местах, где раньше их и не видели). Лесные полосы избавили дорожников от установки щитов, берегущих пути от снежных заносов. Лесные полосы украшают, облагораживают пейзаж. И вот на тебе - почти повсюду эти полоски лесов с обеих сторон объедены пламенем. Это результат нераденья, стерню подожгли - и с поля долой. Хозяйского глаза за огнём нет.

Как с этим бороться, сельским властям следует думать. Но заботы эти - не полёт к Марсу. Ранее деревенские люди умели сжигать стерню без вреда всему, что находится рядом с полями. «Люблю дымок спалённой жнивы», - писал поэт. «И дым отечества нам сладок и приятен». Сегодня к проникновенным этим словам приходится добавлять: не всякий дым нам радует сердце. Если чернеет не скошенный вовремя, а сожжённый весною луг, - какая радость от этого дыма? Если по глупости сжигают сухую опушку возле воды и река течёт раздетой - радовать это не может. И дым от жнивья, если огонь погубил лесную полосу в поле, пробуждает чувства тревожные.

загрузка...
загрузка...

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт