Рустам КОРСОВЕЦКИЙ, Фото из личного архива Азамата Лысякова. (30 марта 2009)
Брежнев ездил осторожно, а Чаушеску любил погонять

Брежнев ездил осторожно, а Чаушеску любил погонять

В 1982 году Брежнев в последний раз отдыхал в Крыму.

На весь Союз таких подразделений было всего три. Одно работало на участке «аэропорт Внуково - Кремль», второе - на Кавказе (Пицунда), третье - в Крыму. Безопасность проезда первых лиц от аэропорта Симферополь до Мухалатки обеспечивал до середины 90-х фронтовик Азамат Лысяков. С 82-летним ветераном, который обкатывал крымские серпантины на служебном мотоцикле еще при Хрущеве задолго до секретного распоряжения, мы встретились в столице автономии.

В ДИВИЗИОН БРАЛИ ВЫСОКИХ КОММУНИСТОВ

- Желающих попасть в наше элитное офицерское подразделение было много, - рассказывает Азамат Лысяков. - Я подбирал ребят из пограничников, десантников. Все с высшим образованием, коммунисты. На дверном косяке кабинета была линейка. Ниже 175 сантиметров никого не брали. Хотя был невысокий парень - Гречкин. Чтобы как-то компенсировать этот «недостаток», он пользовался огромным жезлом - больше метра длиной. Из-за него мы чуть нагоняй от Хрущева не получили. Едем в аэропорт Никиту Сергеевича встречать, а посреди дороги опрокинувшийся грузовик лежит - все пшеницей усыпано. Оказалось, среди ночи Гречкин решил машину остановить, а водителю показалось, что это не вытянутая рука с жезлом, а шлагбаум, вот он и попытался увернуться. Тут его и занесло. Хорошо люди из поселка Молодежный помогли все быстренько убрать.

Первый крымский «Мерседес» для VIP-персон.

Первый крымский «Мерседес» для VIP-персон.

- Вы возили первых лиц - бывало, что их безопасности что-то угрожало?

- В середине 70-х в Симферополе неподалеку от университета на перекрестке Гончарова с криками: «Брежнев, остановись!» - под колеса бросилась женщина. Я хватаю ее - и в машину. А она мне: «Не бойся, у меня бомбы нет!».

Еще был случай - дамочка пыталась доплыть до Брежнева, чтобы выпросить жилье. Из прессы узнала, что генсек отдыхает в Крыму, и решила пробиться на аудиенцию со стороны моря. Ее задержали, но не наказали. Я отвез ее в аэропорт и, насколько помню, в Одессе ей таки дали долгожданную квартиру.

К охране первых лиц относились очень серьезно. В оцеплении вдоль трассы стояли тысячи людей. Кстати, мы первые в Советском Союзе додумались сфотографировать все перекрестки с вертолета. А потом я наглядно показывал подчиненным, где кому стоять. Этот опыт позже переняли и в других областях.

- Брежнева многие лихачом представляют - было такое?

- Неправда это. Ты вправо - и он вправо, ты 20 - и он 20. Не носился. Понимал, что мы отвечаем за его жизнь. И это не наша прихоть, а решение партии. Ездил он отлично! Машину ему привозили из Москвы. Однажды сам с огромным удовольствием довез немецкого канцлера ФРГ Вилли Брандта до госдачи. Мог и крепко ругнуться. Как-то вместе с Николаем Подгорным они выбрались на охоту. Ждем на Ливадийской развилке, а второй машины все нет. Тут Брежнев не выдержал, да как матюкнется: «Где этот мой ..?» Когда Подгорный приехал, они в выражениях не стеснялись. Мне даже пришлось отвернуться, сделав вид, что ничего не видел и не слышал.

Капитана Лысякова первые лица государства знали в лицо.

Капитана Лысякова первые лица государства знали в лицо.

С ЩЕРБИЦКИМ БЫЛО ТРУДНОВАТО

- А кто лихачил?

- Суслов ездил не больше 50 км/час - не любил быстро ездить. Он-то и самолетом в Крым никогда не прилетал.

Рваный темп держал Николае Чаушеску. С ним я ездить не любил: едем 50 км/час, как на ишаке. Аж глаза закрываются. Потом 100 даст, потом снова 50. Неприятный человек. Как-то было большое совещание на третьей даче. Брежнев вручил Чаушеску орден. После этого все - за стол, как говорится, неформальное общение. Время около девяти. Мы тоже решили перекусить. А тут команда - ехать. Почему он ни с кем не попрощался и решил рвануть? Кстати, если другие лидеры отдыхали сами и давали передышку сопровождению, то Чаушеску выставлял охрану у личного самолета Ил-18 - автоматчик на борту и генерал на табуретке под трапом.

- А Щербицкий чем запомнился?

- Трудновато с ним было. Несемся на скорости километров двести в передовой совхоз «Дружба народов». Грузовики, везущие капусту, завидев кавалькаду из черных машин - на обочину. Кто-то не вырулил и оказался в кювете. А Щербицкий мне командует: «Прекрати останавливать»! Да я тут при чем, ведь мы даже мигалок не включали. Просто водители в Крыму были приучены: чуть что - принимают вправо. Ведь высокие гости тут ездили очень часто.

РАДИ КОРОЛЯ ЭФИОПИИ ОТМЕНИЛИ ТАНЦЫ

- Как жены советских VIPов к вам относились?

- С большим уважением, не капризничали. Всегда говорили искреннее «спасибо» жены Косыгина, Громыко. Правда, была супруга одного члена Политбюро, которая выходила на перрон вокзала в окружении целой свиты и манерничала: гордо шествовала под зонтом до самой машины. Жена Яноша Кадара в знак благодарности подарила кофейные чашки под номером 0071. А у Цеденбала была русская жена. Она так вознеслась! Загордилась, вредной стала. А мужик ее мне коврики подарил.

Бывало, я подсовывал ребят начальству специально, чтобы те досрочно воинские звания получали. «Не старший лейтенант, а капитан», - порой прерывал доклад подчиненного министр МВД Щелоков.

Как-то раз по пути в Севастополь заехали в Бахчисарай. Министр захотел Ханский дворец посмотреть. А тут ливень стеной. Отдал ему свой плащ - думал, с полковничьими погонами вернет (смеется)! Напрасно…

Азамат Лысяков: - Вот такой свисток я подарил Гагарину.

Азамат Лысяков: - Вот такой свисток я подарил Гагарину.

- А иностранцы?

- Помнится, король Эфиопии прилетел в Севастополь. Остановился в гостинице около Артиллерийской бухты. А вечером напротив начались танцы. Он пожаловался на громкую музыку, пришлось идти к администратору. Что вы думаете - танцы отменили! Кстати, сопровождали короля такие шикарные стюардессы - одна лучше другой: шатенка, брюнетка, блондинка, мулатка… Вечером нас пригласили на ужин. Я как увидел их в вечерних платьях и золоте - даже испугался. А вообще с женщинами знакомиться я боялся. Ее бы потом проверяли от пяток до волос - почему это она захотела со мной встречаться. Ведь я знал, когда кто приедет и на каком самолете.

БЫЛ ЕЩЕ СЛУЧАЙ

КАК ВЕЗЛИ ТЕЛО ПАЛЬМИРО ТОЛЬЯТТИ

По трагическому стечению обстоятельств, лидер Компартии Италии умер в августе 1964 года от сердечного приступа в Артеке. Его тело вызвался везти в аэропорт сам Хрущев. Гроб погрузили в микроавтобус РАФ. А на капоте кто-то умудрился повесить его портрет с траурной ленточкой. Во время подъема на перевал двигатель закипел. Повалили клубы пара, машины встали. Никита Сергеевич потребовал переложить гроб к нему в открытый серый ЗИЛ-111 и всю дорогу держал его руками, чтобы тот не слетел.

КСТАТИ

«МИГАЛКИ НА ПАТРУЛЬНЫХ АВТОМОБИЛЯХ Я ПРИДУМАЛ!»

- У нас тогда «Волги» с 8-цилиндровыми двигателями стояли, - вспоминает ветеран. - Коробка - автомат. Воткнул рычаг - и пошла машина. Сзади дополнительный бак на 200 литров бензина. Мы их специально на заводе «Фиолент» заказали. Расход топлива на 100 километров составлял более 20 литров. Хотя проблем с 98-м бензином у нас никогда не было.

Как-то мой зам отправился в Москву за запчастями. Звонит: «Тут пришла какая-то аппаратура, но им она не нужна. Брать?» Так у нас очутились 10 ящиков с сиренами. Открываем, а там рупора круглые «Тесла» по 500 ватт каждый. В него как скажешь, так упасть можно. Но что с ним делать? Под капот не лезет. Давай на крышу. Приварили - отлично. Единственный недостаток - мигалка ослепляла идущую сзади машину. Заклеили фонарь с тыльной стороны - и нормально. Приехал офицер из Москвы, взял чертежи, сфотографировал. А позже смотрю по телевизору - во Владивостоке встречают президента США Форда. И мигалки - по нашему образцу.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт