Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН, Фото авторов. (1 февраля 2008, 10:50)

Байкер Юра стал отшельником

Затворники, укрывшиеся от мира в подземном убежище в Пензенской области, в последние недели не сходят с телеэкранов и газетных полос. Сектанты, заблудшие души, отшельники, сумасшедшие... Как только не окрестили за это время ожидающих в сырости и полумраке конца света «избранных Богом».  «Их одурачили и одурманили», - говорят представители церкви. Одурачивший и одурманивший в охотку раздает интервью из Пензенской психбольницы, заверяя, что его последователи спустились под землю по своей воле. И они-де и есть истинные православные. Отшельничество действительно испокон веков было присуще больше христианству, нежели другим религиям. Однако оно подразумевало монашеское уединение в святых, далеких от цивилизации и труднодоступных местах. И никто из настоящих отшельников не тащил с собой детей и близких, не превращал свое затворничество в мировое шоу. Казалось бы, в нынешней России таких настоящих отшельников уже не осталось... Нашим корреспондентам удалось разыскать в глухих болотах Новгородчины современного отшельника, который молится не только о своем спасении.

Чудо на болотах

Неизвестно, о чем думали строители, поставившие на крохотном болотном островке  собор, слегка уступающий своими размерами столичному храму Христа Спасителя. Возможно, они хотели воплотить древнюю русскую мечту о призрачном граде Китеже, сокрытом в бездонном озере. Граде, в котором нет ни скорби, ни страданий, и является он лишь людям чистым душой. 

Впервые этот монастырь был упомянут в летописи от 1665 года, но точная дата его постройки затерялась в веках. По легендам, обитель основали соловецкие чудотворцы Зотий и Савватий, выбрав для праведной жизни один самых дремучих уголков Европы. Несмотря на безрадостный вид  пустошей и бездонных трясин, место это благодатное. На болотных островах оказались удивительно плодородные почвы и свой микроклимат, который позволял выращивать  даже виноград и арбузы. 

При монастыре открылись стекольный и кирпичный заводы, каретная мастерская, семинария и школа. И в 1898 году, на самом пике расцвета, купец Александр Мамонтов начал постройку пятиглавого храма Успения Пресвятой Богородицы. Благодаря болотам монастырь пережил самые злые антирелигиозные кампании и только в 1932 году был закрыт, но монахини продолжали ютиться в своих кельях. Вместе с монастырем начал хиреть Рдейский край. В 1972 году, во время аномальных морозов, болота промерзли до дна, и с островов начался исход. Бежали вместе с избами, утягивая разобранные срубы тракторами. Монастырь остался ждать нового возрождения.


 

Люди, поверившие в возрождение монастыря, принесли в алтарь иконы.
Люди, поверившие в возрождение монастыря, принесли в алтарь иконы.

Год назад московские туристы решили добраться до обители быстро и с комфортом - на горных велосипедах. Закончилось это вызовом новгородских спасателей. Через неделю подвиг велосипедистов повторила еще одна группа экстремалов. С их слов: «Спали в гамаках на болоте, костер не горел, снег с дождем, видимость - 200 метров. Монастырь не нашли». Журналисты «КП» учли ошибки предшественников. У нас с собой - спутниковый навигатор с координатами монастыря. И мы выдвигаемся к «граду Китежу», проваливаясь в болота так, что вода затекает даже в рыбацкие сапоги-бродни. Долгих пять часов идем в каком-то оцепенении. Купола обители то появляются, то вновь исчезают или, как мираж, двигаются вместе с нами - торф, прогретый жарким летом, еще не остыл и пока отдает тепло, рождая морок. Почти без сил выбираемся на монастырский остров. На ночь глядя к отшельнику решаем не ходить. Более того, нам кажется, что на полуострове никого нет. Неужели ушел человек, испугался  зимы? О том, что мы зря проделали такой тяжелый путь, думать не
хочется. Быстро темнеет, и вдруг в сотне метрах от нас в громадине храма затеплился огонек свечи, и чистый мужской голос начинает петь что-то духовное.    

«Тело легкое, мысли чистые»

Промозглое утро затягивает полуостров туманом. Котелок над костром из сырых дров неохотно побулькивает, когда к нашему «биваку» бесшумно подходит человек.

- Здравствуйте, православные, - протягивает намозоленную руку отшельник. - Меня зовут Юрий. Надо же, в такую-то пору и прям из Москвы приехали.

Потрепанная болоньевая куртка, потертые брюки, вязаная шапочка... Под рыжеватой бородой угадываются далеко не старческие черты лица. Светло-голубые глаза, взгляд тети Вали из детской передачи и тихая распевная речь.

- Приходите  в келью, чаю попьем, поговорим, - набрав ведро воды из озера,  Юрий  исчезает в тумане.

Какие грехи замаливает отшельник, он так и не захотел сказать...
Какие грехи замаливает отшельник, он так и не захотел сказать...

- Откуда он узнал, что мы из Москвы? - пялимся мы друг на друга. Значков с надписью «Москвич» у нас нет, приехали на машине с питерскими номерами... Да и стоит она в 15 километрах отсюда...

Протоптанная тропинка в храм петляет по остаткам фундаментов разрушенного монастыря - трапезные, кельи, школа... Когда-то здесь кипела жизнь. Сейчас о ней ничего не напоминает. Лишь купола церкви величественно нависают над полуостровом. А под ними - слегка сутулая фигурка отшельника, перетаскивающего тяжеленные поленья. Кто-то из рыбаков нарезал бензопилой здоровенные кряжи, помог расчистить парк. От помощи Юрий не отказывается, и этот день мы побыли монастырскими трудниками. Работали  до темноты, заготовив дров на пару месяцев вперед.

Останавливаемся передохнуть: 

- Так тихонько работали, не разговаривали, но каждый знает, что делает какое-то дело, - улыбается Юрий. - Когда рядом какая-то православная душа - легче.

Судя по этой фразе, одиночество для Юрия все-таки тяжкое испытание, причем не единственное. Есть еще два: у него строгий пост (мяса отшельник не ест), и в его келье нет кровати. Он не спит в храме, нельзя. По секрету сказал, что дремлет, засыпает над псалтырем сидя. Получается, что как бы и не спишь. 

- Тело легкое, мысли чистые, - так отшельник описывает свое состояние и ведет нас в келью - сушиться. 

Уголок с иконками, стеллажи с книгами, стол дубовый да печка «буржуйка» - вот и все убранство кельи, оборудованной в бывшей свечной. Когда-то здесь жила последняя насельница монастыря монашка Люба, которую местные звали Голубушкой. Однако в 43-м году прямо в этой келье ее на стене распяли партизаны - женщина по неведению навела на них фашистов.

- Говорят, потом вот из этой стены народ гвозди выковыривал, хранит их по домам как святыню, - вздыхает насельник Юрий. - Правда или нет, не знаю. Я же тут недавно.

Знамение в журнале

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН.
Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН.

Юрий приехал в Рдейский монастырь в июле. А в миру он увлекался мотоциклами. До сих пор вспоминает свою гордость  - раритетную «Яву» 1969 года выпуска.

- Когда я на ней катался, из машин выглядывали, кричали: «Продай!» - вспоминает, улыбаясь, Юрий. - А когда решил уйти из мира, я его просто подарил хорошему человеку. Одно из самых тяжелых решений...

Про Рдейский край он узнал случайно, прочитав в журнале «Мото» об экспедиции байкеров на самодельных «болотоходах».

- Когда речь шла уже о выборе какого-то монастыря, я вспомнил эту публикацию, и Бог направил меня сюда. Шел и надеялся, что здесь кто-то есть, понимал, что одному будет  тяжело. Тем более я только с мира пришел, до этого жил в семье. Я думал, если будет здесь хоть один насельник, то я здесь останусь. Пришел, и никого здесь нету (улыбается), а уйти отсюда не получилось...

- Дальше я как-то втянулся, - разливает в железные кружки кипяток Юрий. - Руки у меня откуда надо растут. Туристы подарили топор. Я его взял в руки и понял: это начало, как в старину, когда одним топором города ставились и храмы. Сразу же поднялся на крышу храма и вырубил весь лес, который там рос.

Юрий скупо рассказывает нам про первые недели жизни. Как пугала непривычная тишина и медвежьи следы на тропинке к озеру, как поедом ели комары. Как Бог посылал искушения в виде буйно православного мужика с тремя женами (!). Тоже хотел на острове поселиться, но Бог отвел... Как приезжали сатанисты, но сделать никаких пакостей не смогли, подавленные величием  места. А потом Юрий получил что-то вроде благословения от последней насельницы  - монахини-мученицы...

- Тут же были только стены, куча мусора, костры раньше жгли. Все закопченное было, рисунки непотребные. Я стал все это стирать, разгребать. Стал вести службу. И как-то пел в храме, а пою я громко, и вижу - зайчик. Пропрыгал мимо меня в алтарь, потом в келью Голубушки, побыл там долго и выскочил вон... И я понял, что лучшего места для жилья мне не найти. Мне мужики местные говорили, ты тут пока временно сделай, ползимы потерпи, а по зимнику завезем материалы, сруб сделаем тебе. Вот я потихоньку и обосновался. Полы застелил. Потом решил полочку сделать. Была уже такая духовная потребность, хоть книги почитать. Хорошо получилось, можно жить. Окно поставил, дверь... Главное - свет есть, свечечка есть. Сиди тихонечко, читай. Когда надо - помолился. Так и живем, тихонечко, хорошо.

С трудом мы вытягиваем из собеседника подробности его жизни в миру. То, что он не бездельник, мы поняли, едва увидев гигантский огород, который Юрий поднял, как в старину, руками и лопатой. Оказалось, он был учителем в колледже, готовил электриков и работал электриком. Оставил родственникам возделанную землю на своей ферме, да и на острове сразу же посадил зимний чеснок и начал мастерить ульи.


 

Знаменитый иконостас из венецианского мрамора. Большинство фрагментов уцелело, они сложены в подвалах храма. По мнению специалистов все можно восстановить и отреставрировать.
Знаменитый иконостас из венецианского мрамора. Большинство фрагментов уцелело, они сложены в подвалах храма. По мнению специалистов все можно восстановить и отреставрировать.

Зарево над куполами

- Какие были первые впечатления?

- Больно было. Храм очень сильно разрушили кладоискатели - золото везде искали. Даже крышу сняли... Еще лет пятнадцать назад на стенах держались фрески. Но кто-то приезжал с ружьями, стреляли прямо по ликам святых. Погост монастырский весь перекопали. Пару лет назад двое таких кладоискателей в километре отсюда в рыбацком вагончике сгорели. Сейчас все поменялось. Много людей хороших приходят, у всех болят души. А кому не надо сюда попасть, тот сильно помучается. Светлые люди быстро доходят, а у кого что-то плохое на уме - и по 12 часов добираются, и вообще назад поворачивают. И в последние годы, удивительно, вредить в храме перестали. А местные люди простые. Я ну никак не думал, что такая поддержка будет. Досочками помогли, пленкой крышу укрыть помогли. Рамы привезли. Они хотят, чтобы при храме кто-то жил. Раньше много раз люди думали, что делать с Рдейским монастырем. И каждый раз отступались. Теперь появился смысл в возрождении храма. Место-то удивительное, сюда люди тянутся.

- Удивляться часто приходится?

- Честно говоря, времени на это нет, у меня свои правила, которые я каждый день соблюдаю. Псалтырь читаю, работаю много, территорию облагораживаю, молюсь. Не за себя, за возрождение духовности православной. А так народ многое рассказывает. Вот книжку мне подарила про монастырь удивительная женщина. Она пыталась прийти сюда года три назад. Шли две сестры с пятилетним ребенком. Заблудились страшно, поняла, что не выйти. Начали молиться, и вдруг к ним вышли два ягодника. Они и показали дорогу. Вышли на берег озера только под вечер. Смеркается. Устали страшно, еле двигаются, а монастырь все не видят, а это же единственное сухое место здесь, где можно остановиться на ночлег. Отчаялись они и в самом своем отчаянии увидели зарево над лесом. И на его фоне - купола. Я узнал потом от местных, что это непонятное зарево над храмом многие видели. А наутро, на Преображение, проснулись они с сестрой от звона колоколов. А здесь до ближайшей церкви-то километров 30 минимум. Мне кажется, монастырь здесь до сих пор живет какой-
то особенной жизнью. Не пустой монастырь. Надо было раньше сюда мне приехать.

- Зачем все-таки вы ушли от мира?

- Душа тянулась. Тут совсем другая жизнь, спасаешься. Мне лучше здесь, хотя и в миру я много времени уделял церкви. Раз тянуло, значит, надо было идти.  Раньше надо было уходить, меньше греха бы сделал...

На следующее утро собираемся обратно - в мир. Два дня, пока мы были в монастыре, стояла оттепель. Про обратный путь и думать не хочется, может, и заночевать в пути придется. 

- Быстро дойдете, долетите с Божией помощью, - сказал нам на прощание Юрий. - Я за вас помолюсь. Еще и летом с детишками приедете...

Морозов не было, но болото замерзло. Мы знаем, так не бывает, но до деревни мы долетели за три с половиной часа. Как тут не поверить в Божие провидение?

Москва - Новгородская область - Москва.

Комментарий церкви

Владыка МАРК, зам. председателя отдела внешнецерковных связей РПЦ:

- Церковь считает подвижничество хорошим делом. И, если мы возьмем жития святых, там будет очень много таких примеров. Подвижники, ставшие святыми, уходили в леса и проводили там время в уединенных подвигах. И сейчас есть такие люди. Они не рекламируют себя, наоборот, скрываются от мирской жизни в отличие от сектантов, которые пытаются сделать из своего затворничества рекламную кампанию.

Важно благословение на свой подвиг. Это подвиг непростой, он требует мудрости и душевной закалки. Отшельничество сейчас - редкое явление. Причина его - быть с Богом наедине, уйти от мирской суеты и соблазнов. Освободиться от второстепенного, чтобы обратиться к главному, к духовному преображению своей души и душ тех, кто окружает.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт